Category: фантастика

Category was added automatically. Read all entries about "фантастика".

Парфюмер за работой

Сборники в 2012 году

Совершенно, друзья мои, забыл я вам рассказать. В этом году, помимо авторского сборника «Вдоль по лезвию слов» (на бумаге и в цифровом виде), мои рассказы появились ещё в нескольких изданиях – антологиях, сборниках, альманахах. Пять из них заслуживают небольшой рекламы.

Темпориум

Темпориум. М.: Снежный ком М, 2012. Составитель: Эрик Брегис.
Хороший сборник вполне себе интересных рассказов про игры со временем. Причём Эрик, когда задавал тему, сказал: никаких машин времени, никаких попаданцев, никаких хроноям и хронодыр, в общем, запретил все штампы. Поэтому суммарно получилось интересно. Как в любом сборнике, есть отличные рассказы, есть – ужасные, причём каждый читатель посчитает отличными или ужасными разные произведения. Книга издана очень хорошо, на дорогой белой бумаге, с внутренними иллюстрациями Юлии Меньшиковой, которая прекрасно проиллюстрировала мой «Сад Иеронима Босха».
Мой рассказ в сборнике называется «Господин Одиночество», это одна из новелл неопубликованного романа «Легенды неизвестной Америки», история о человеке, который имел со временем довольно странные отношения. Из близких по духу произведений вспоминается «Эмма и сфинкс» Марины и Сергея Дяченко.

Беспощадная толерантность

Беспощадная толерантность. М.: Эксмо, 2012. Составитель: Сергей Чекмаев.
Сборник на злободневную тему. Причём злободневную со всех сторон: в одних странах запрещают слова «мать», «отец» или устраивают отдельные туалеты для голубых, а в других людей расстреливают за их сексуальную ориентацию. В общем, перегибы со всех сторон. Сборник вышел довольно однообразным с несколькими рассказами, резко выстреливающими на общем фоне – Каганов, Дивов, Калугин (который Егор), и я, ваш скромный слуга. В книге есть хорошие и плохие вещи – но в целом тема нетривиальна, и уже поэтому антология стоит прочтения.
Мой рассказ в сборнике называется «Теория невербальной евгеники». Он сильно отличается от всех остальных рассказов сборника хотя бы тем, что понятие толерантности в нём понимается очень странным образом. Мне очень льстит, что многие представители других ориентаций, с криками обругавшие сборник, более или менее положительно высказались о «Теории», потому что я не люблю перегибы со всех сторон и равно направил свой удар по всем фронтам.

Настоящая фантастика-2012

Настоящая фантастика-2012. М.: Эксмо, 2012. Составители: Глеб Гусаков, Игорь Минаков.
Традиционный ежегодный сборник научной фантастики, больше даже сказать нечего. Я научную фантастику очень не люблю и написал туда рассказ исключительно по причине желания что-нибудь где-нибудь напечатать. Рассказ получился на удивление неплохим. Называется он «Один мой друг», и в его появлении виновата Дана Сидерос, которая написала прекрасное стихотворение, давшее мне идею рассказа. Гм... Не знаю, что ещё добавить.

Мастер своего дела

Мастер своего дела . М.: Фантаверсум, 2012. Составитель: Александр Петров.
Не пугайтесь обложки, правда. Если сборник составлял Саша Петров, значит, там внутри точно что-то хорошее; можете даже в электронном виде купить, чтобы не отвлекаться на картинку. Тема сборника была задана заранее на конкурсе фантастического рассказа и звучала именно так: мастер своего дела. Получился толстенький симпатичный тематический сборник.
Мой рассказ в сборнике называется «Сцена для Джона Доу». Это старый рассказ, он был некогда озвучен в подкасте «Модели для сборки», но для «Мастера» рассказ прошёл дополнительную литредактуру и стал совсем приличным. Хорошим? Не знаю, он довольно обычный, входит в число моих рассказов, которые я редко где-либо рекламирую. Нормальный.

Яблони на Марсе

Яблони на Марсе. М.: Фантаверсум, 2012. Составитель: Александра Давыдова.
Будем честны: сборник мне не понравился. В определённой мере потому что я не люблю НФ и космическую НФ в особенности. Очень часто она превращается в попсу, где «фантастика ради фантастики». Я, исповедующий принцип «фантастика – это приём, который, в общем, не очень и нужен, но если уж без него не обойтись…», написал в сборник грустный рассказ о космическом Санкт-Петербурге, городе, который я очень люблю. Сборник делался в рекордные сроки, буквально две недели было на всё про всё, и для подобной скорости он вполне ничего. Но разве что ничего.

Парфюмер бросает платок

"Популярная механика": приём рассказов продолжается

Спешу напомнить, что "Популярная механика" продолжает принимать научно-фантастические рассказы для публикации. Подробнее: http://nostradamvs.livejournal.com/363083.html. Крайний срок приёма – 15 мая 2012 года.

Статистика на сегодняшний день такова:
- прислано 98 рассказов от 70 авторов;
- на первом же этапе отвергнуто 83 рассказа, из них 6 - по техническим причинам (несоответствие правилам);
- 15 рассказов прорвались через меня; из них 3 отвергнуто главным и научным редакторами, а 7 всё ещё на рассмотрении;
- к публикации принято 5 рассказов, что не так и плохо, как раз нужные 12 к осени наберём.

Пора активизироваться :)
Парфюмер бросает платок

Набор текстов для публикации НФ-рассказов в журнале «Популярная механика»

Друзья!

В 2010-2011 годах журнал «Популярная механика» опубликовал цикл из 12 научно-фантастических рассказов известных российских (и не только) писателей. Мы решили возобновить практику публикации НФ. Новый цикл из 12 рассказов будет запущен в сентябре 2012 года (конец света нам нипочём), но на несколько других условиях: теперь мы рассматриваем «самотёк».

ТЕХНИЧЕСКИЕ ТРЕБОВАНИЯ
1. Рассказ должен быть научно-фантастическим. Фэнтези, магический реализм, хоррор не рассматриваются, разве что вы сумеете гармонично вплести их в НФ-повествование.
2. Объём не более 25 000 знаков по подсчёту программы Word (с пробелами!). Превышающие данный объём тексты не будут рассматриваться ни при каких условиях.
3. Рассказ написан специально для «Популярной механики» и нигде более никогда не «светился». По каждому рассказу будет проведен тщательный сёрфинг, любой рассказ, который где-либо упоминался, публиковался либо выкладывался, рассматриваться не будет. В принципе, если был некогда написан в стол и никому ранее не показывался, подобный вариант тоже подходит.

Collapse )

Наш сайт: http://www.popmech.ru/



Не ленитесь, пожалуйста, распространять информацию. Чем шире, тем лучше.
Женщина в розах

Монолог охотника за привидениями

Милая Джейн, я пишу из пустого дома: мрачно и грустно, течёт с потолка вода. Мы не знакомы, конечно, мы не знакомы, впрочем, знакомы мы не были никогда. Ты умерла до меня лет за двести где-то или чуть меньше – мне сложно считать года, ты умерла – я уверен – погожим летом, праздничным вечером выбравшись в никуда; ты попросила себе приготовить ванну, ты приказала служанке идти домой, это решение было слепым, спонтанным, необратимым, как тень за твоей спиной. Узкий флакон, отдающий миндальным мылом, стрелки часов, убегающие вперёд. Пей, моя девочка, бренная жизнь уныла, лей эту сладость в едва приоткрытый рот, капай на пальцы, глотай через силу, с хрипом, бейся в истерике, брызгай на пол водой, бойся шагов наверху, подчиняйся скрипам, будь ослепительной, сильной и молодой. Будь молодой, оставайся такой в альбомах, радуйся лету, и осени, и весне. Милая Джейн, я пишу из пустого дома, где лишь твоя фотография на стене.

Милая Джейн, я приехал к тебе с ловушкой, с кучей приборов и датчиков в рюкзаке, в каждой из комнат расставил глаза и уши, видеокамера в таймере на руке, тонкие ниточки, масляные пороги, чуткие сенсоры, точно как на войне. Волка, как знаешь, наверное, кормят ноги; призраки кормят подонков, подобных мне. Милая Джейн, я же знаю: ты здесь, я чую. Дай мне отмашку, позволь мне тебя найти. Мог бы и силой, конечно, но не хочу я, мало ли что там проявится впереди. Был особняк, а теперь – только левый флигель, стол и бумага, изорванный мой блокнот, где номера, города, имена и ники, а на последней странице – наброски нот. Да, я пишу иногда, в музыкальной школе раньше учился, но бросил почти в конце. Школа казалась тюрьмой. Что ж, теперь на воле. Воля сполна отпечаталась на лице. Годы и бары, уже не боишься спиться, меряешь время в проверенных адресах. Главное в нашей профессии – не влюбиться в жертву, почившую пару веков назад.

Милая Джейн, я уже отключил сигналы, выбросил камеры, записи скопом стёр. Что ещё нужно, скажи, неужели мало? Может, из сенсоров мне развести костёр? Я расслабляюсь, сожми мои пальцы, леди, нежно води по бумаге моей рукой! – Джейн, изначально всё шло не к моей победе, и вот, пожалуйста, кто я теперь такой… Суть ведь не в том, что тобой я пробит навылет, в дом твой пробравшись, как будто коварный тать – просто со мной не хотят говорить живые, даже когда очень хочется поболтать. Мёртвым – неважно, они же сказать не могут, могут ли слышать – пожалуй, ещё вопрос. Верю, что да. И поэтому не умолкну. Слушай меня. Я давно говорю всерьёз. То есть пишу, потому что так много проще, можно подумать, во фразы сложить слова. Милая Джейн, извини за неровный почерк, так научили, а сам я не виноват. Время идёт. Я умру – и такое будет. Верю, надеюсь и знаю, что ты там есть. Всё, мне пора. Я опять возвращаюсь к людям. Нужно проверить ещё два десятка мест.

Милый Симон, я пишу тебе, сидя в ванной, прямо на стенке рукой вывожу слова. Ты мне приснился: красивый, но очень странный, ты мне писал, что два века как я мертва. Я оставляю тебе это фото, милый, дагерротип – к сожалению, лучше нет, – и ухожу: для того, чтобы можно было встретить тебя через двести грядущих лет.

Парфюмер за работой

lllytnik: перевод "Фэнтези"

Опять пытаюсь переводить - седьмое пополнение тэга. Получилось средне: очень сложно было соблюсти авторский размер, но это удалось, хотя из-за этого текст отошёл от оригинала дальше, чем я планировал. Всё равно он не достиг уровня моих лучших переводов: "Елена" и "Мультяшки".

Дана Сидерос. "Фэнтези"

We are up before dawn, we slip our cloaks on, our uniform sparkles quite as a dragon slough, then we make our way to the Westland, the burning stone is the pavement for us, and for each – an insipid pone and a bottle of water, and sword. That is all, enough. So we’re going uphill over stormy impetuous stream, while a poisonous smoke from the gorges causes eyes to smart, nature’s growing cold, we are ready to strike the beam, but a purpose to hunt a dragon in spite of dim and of awful conditions heats up every frozen heart.

Six of us are the brigands, born natural gibbet guys, three of us are the burglars: the jail is home, sweet home, three of us are heart-broken – it’s nothing to miss: no ties. As for me, I’m so scared, my smile is curved and wry, cause I’m thirteenth, pathfinder and guide, such a little bom. But nobody knows what is dragon and how he looks, I heard he may change his appearance, color, size, he can turn into human or bird, into bush or brook, so at times he forget what he is – but he doesn’t rook, it’s a fact that he lives like in fog, non-transparent ice.

Every morning we find his traces in our camp, our sentries forget what they’re doing during night, our flag is misfortune plus victory; we are tramps, our slumber is troubled, flea-bags are torn and damp and the wayside stones never saw such a wight.

So I make a campfire, cause I’m ready to work a lot, I can make a fire while raining: it is my lore. In my dreams I’m a blaze-depot, I’m a flamepot, I awake with a scream and I drink like a sordid sot.

And my flight was high, and my claws were sharp and hot,
And my scaly fell nagged: “What are you waiting for?”


Оригинал здесь, дублирую:

Мы встаем до света, накидываем плащи из искристой драконьей кожи, берем мешки и идем на запад, пока раскаленный щит поднимается над землёй, и ледок трещит под ногами, и тонко пищит москит. Мы ползем среди гор вдоль маленьких бурных рек, ядовитый дым из расщелин нам ест глаза, с каждым днем холодает, браге нас не согреть. Мы идем добывать дракона, возможно, треть или даже две трети из наc не придут назад.
По шести из нас плачут виселица и кол, трое - мрази рангом поменьше, их ждут в тюрьме, у троих - разбиты сердца: всем идти легко. Только мне так страшно, что целый день в горле ком. Я тринадцатый -- проводник, знаток этих мест. Мы не знаем толком, каков из себя дракон. Я слыхал, он, как только хочет, меняет вид: может стать человеком, птицей, кустом, рекой, он и сам иногда забывает, кто он такой, и годами живет в тумане, как будто спит.
Мы находим с утра на стоянке его следы, часовые не помнят ночи, но все дрожат, мы идем под флагом победы в узде беды. Вдалеке то и дело виден багровый дым, придорожные камни трещат, отпуская жар.
Я вожусь с костром, я могу развести костер из любой древесины и под любым дождем. Мне сегодня снилось: огонь из меня растет; я подскакивал с криком, пил воду и щеки тер.

И полет был высок, и коготь мой был остер, и сухая шкура шипела "Чего ты ждешь?"


(c)lllytnik
Парфюмер за работой

ПОСЛАНИЯ К ПОТОМКАМ или капсулы времени

Почему-то мне кажется, что если бы этот пост написал Артемий Лебедев, Леонид Каганов или Сергей Лукьяненко, тут уже было бы 2000 комментариев и туча новых френдов. Но приходится обходиться собой любимым.

Есть такое дело: дело послания к потомкам. Или к внеземным цивилизациям. В общем, к тем, кто настолько от нас далеко, что мы ничего о них не знаем и вряд ли узнаем до тех пор, пока они сами не появятся.
Есть разные способы: закапсулировать в камне, или в стали, или мумифицировать, или отправить что-либо в космос. Технологии сохранения вещей и информации «на века» существовали ещё очень-очень давно, в древнем Шумере, который древнее Египта на 3000 лет. И сейчас технологии эти, в целом, не утеряны. Хотя пирамида Хеопса всех перестоит. Но я не об этом.
Зато вот с содержанием посланий потомкам возникли проблемы. Например, в тех же египетских пирамидах, в шумерских табличках и иже с ними пиктограммами и иероглифами зашифровывались обряды и ритуалы, всякие интересные для современного археолога вещи. Терракотовые гвардии в могильниках там и так далее. Информация. Да, они не рассчитывали на потомков: но у них как-то само по себе получалось отправить нам то, что нам интересно.
Это была присказка. Теперь – сказка.

Их технического интереса я решил проанализировать те послания, которые в наше время отправляются «на вырост». То есть – к инопланетянам в далёкий космос, или капсулируются под различными архитектурными сооружениями для будущих поколений. И я пришёл в ужас. У меня создалось чёткое ощущение, что наши потомки или представители других цивилизаций, которые когда-нибудь найдут наши послания, не поймут вообще ничего или – в крайнем случае – будут просто считать нас полными идиотами. Потому что эти воззвания и послания никакой информации не несут в себе вообще. Ни-как-кой. Только какой-то кошманый бред, непонятный даже мне, простому человеку, обыденному современнику. Ужас-ужас.
Теперь по полочкам.

Collapse )

Collapse )

Потомки! Это послание к Вам от Тима Скоренко, великого и ужасного.

P.S. Слушайте Мишу!
Парфюмер за работой

Гарри Поттеру посвящается

Если б выбирал себе супругу я,
Много бы критериев учёл:
Бёдра чтоб ништяк и грудь упругая,
Чтоб всегда подставила плечо,

Чтоб сама умела зарабатывать,
Чтобы одевалась – хоть куда,
Чтоб была в постели акробаткою,
Чтобы на столе всегда еда.

      Но в перечислении заботливом
      Главное я чуть не упустил:
      Чтобы не любила Гарри Поттера,
      Хоть бы сдох он, мать его ети.

Впрочем, не всегда я столь придирчивый,
Иногда, про принципы забыв,
Вижу симпатичнейшее личико
И бросаюсь в омуты судьбы.

      Бог с ней: пусть с трудами и заботами,
      Справлюсь: все проблемы по плечу,
      Лишь бы не читала Гарри Поттера,
      Лишь бы не смотрела эту чушь.

Правда, иногда неймётся жутко мне,
И тогда на внешность мне плевать,
Сыплю прибаутками и шутками,
Только б затянуть кого в кровать.

      Чёрт с ней: пусть немытая и потная,
      Пусть в её устах – сплошная брань,
      Лишь бы не любила Гарри Поттера,
      Лишь бы не читала эту дрянь.

Но, конечно, есть и исключения:
Может, так в итоге я влюблюсь,
Что готов за всё ей дать прощение,
Что готов за всё поставить плюс.

      Только просыпаться б вместе поутру:
      Вместе танцевать на проводах...
      Я готов простить ей Гарри Поттера.
      Но вот “Футураму” – НИ-КОГ-ДА!

Парфюмер в тюрьме

ПИСЬМО ДЖЕЙН

Не так давно я написал письмо. Не совсем письмо, конечно, а просто о том, каким оно могло бы стать. И подумал: если у Вас нет адресата; если адресат есть, но почему-то письмо не получается, не пишется, не раскладывается на слова и фразы, нужно "расписаться". Потренироваться, что ли. Придумать себе несуществующего адресата - с реальным прототипом - и написать ему письмо. Я так и сделал. И получилось Collapse )

У Джейн, кажется, нет Интернета.