Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

Парфюмер за работой

Подробный разбор "Начала" Кристофера Нолана. Часть 2: сюжет, кульминация, развязка

После моего поста «как я смотрю и анализирую кино» с подробным разбором фильма «Охранник» мне предложили аналогичным образом разобрать несколько известных фильмов, в частности – «Начало» Нолана и «Убийца» (Sicario) Вильнёва.

Внимание! Обзор разбит на 2 части из-за ограничения максимальных размеров ЖЖ-поста. Это 2-я часть, сюжет, кульминация и развязка. Части выложены одновременно, читать их стоит последовательно.

К первой части: экспозиция и завязка

Перед нами «Начало» (Inception, США-Великобритания, 2010) Кристофера Нолана по его же собственному оригинальному сценарию. Длительность – 148 минут.



Глава 3. Сюжет: миссия

Третья часть фильма начинается на 56-й минуте, и это, собственно, экшн, сама миссия. Обратите внимание на длительность экспозиции (20 минут) и завязки (36 минут), темп фильма относительно неспешный.



21 эпизод

Назначение: показать начало миссии, вход в первый слой сна

Описание сцены: Появляется Сайто, который говорит, что Морис Фишер умер в Лос-Анджелесе. Роберт должен лететь к нему.

Они в аэропорту. В диалоге между Сайто и Коббом нам напоминают, что Кобб не имеет права въезжать в США, а они летят именно туда. То есть Сайто должен позвонить «кому следует» ещё с борта самолёта, чтобы у Кобба не было проблем по прилёту. Они садятся в первый класс самолёта. За Фишером садится Кобб, за ним – Имс. Кобб ворует у Фишера паспорт, изучает. Возвращает, типа тот обронил, и под этим предлогом с ним знакомится. Они выпивают воды за упокой Мориса Фишера – это снотворное. Воры извлекают оборудование, подключаются, входят в первой слой сна (смотрит сон Юсуф, это нам подчеркнут в следующем эпизоде, когда спросят у Юсуфа, не много ли он выпил шампанского, намекая, что на улице дождь). В сон их вводит стюардесса.

Пояснение к сцене: чисто техническая сцена, которая должна была произойти без сбоев. Так и было.



22 эпизод: провальная сцена, собирающая почти все сценарные ошибки фильма

Collapse )

Всё. Вот так я думаю, когда смотрю каждый фильм. Посценно. Анализируя все детали. Так можно разбирать и хорошие фильмы, и плохие.

«Начало» могло бы быть отличным фильмом, если бы не крайне слабая сценарная связка в начале экшна. Поэтому я никак не мог поставить этому фильму больше, чем 5/10.

Следующий фильм в очереди на разбор – «Сикарио».
Парфюмер за работой

Неизвестные гоночные мотоциклы 2010-х

Я уже рассказывал о не слишком широко известных мотоциклах, выступавших в Чемпионате мира по кольцевым мотогонкам в 1990-е и 2000-е. Теперь пришла пора рассказать и о 2000-х.

К началу 2010-х в MotoGP сложилась дурацкая ситуация, в чём-то сходная с нынешней «Формулой-1». Из-за жёстко зарегулированного регламента и дороговизны количество марок в чемпионате резко снизилось – впервые в истории стартовали мотоциклы только четырёх производителей, Yamaha, Honda, Suzuki и Ducati. В тоже время в младшем 250-кубовом классе произошла революция – он сменился на Moto2, изменились технические правила, и в чемпионат пришло множество новых команд. Надо было что-то делать.

И тогда в 2012-м Федерация мотоспорта разродилась прекрасным нововведением – так называемым Claiming Rule Teams (CRT), «правилом новых команд». Любому новому производителю или команде, пришедшей в MotoGP, делалось множество послаблений – они могли использовать по 18 двигателей на сезон (то есть менять их хоть в каждой гонке) против 12 у лидеров, могли иметь больший бензобак (у остальных он ограничен 21 литрами, для новичков – 24 литра), и главное, FIM предоставила финансирование на покупку клиентских двигателей не дороже €15,000, то есть оплачивала более 50% стоимости двигателя. В результате в 2012 году заявку подало, помимо предыдущих, аж 16 (!) новых команд.

К сожалению, никто из новых производителей не продержался в классе до 2016 года – последние были выдавлены конкуренцией в 2015-м. Некоторые существуют и поныне, но используют клиентские мотоциклы лидеров по общим правилам. Но таким образом с 2012 по 2015 в MotoGP существовал целый ряд мелких производителей, которые скоро окончательно станут достоянием истории, то есть «малоизвестными мотоциклами 2010-х».

2012-2013. Suter. Швейцарец Эскиль Сутер основал свою компанию Suter Racing Technology (SRT) в 1996 году и с тех пор строил гоночные мотоциклы для самых разных серий, в том числе для Superbike. В 2010-м его мотоциклы пришли в Чемпионат по кольцевым мотогонкам, в младший класс Moto2, и сразу попали в число лидеров. Suter выиграли 34 Гран-При, а в 2012-м Марк Маркес выиграл на Suter чемпионат. Но в MotoGP всё было дороже, сложнее и менее успешно. С изменением правил команда представила свой первый и единственный мотоцикл высшего класса – Suter-BMW MMX1. На нём Колин Эдвардс добился лучшего результата – 11-го места в ГП Сан-Марино, также его использовали другие команды (Ioda и S&B), а в 2013-м Данило Петруччи на Ioda-Suter стал в чемпионате 17-м. В общем, высший класс оказался швейцарцам не по зубам.



2012. Ioda. Свой мотоцикл Ioda TR003 с двигателем Aprilia представила и итальянская команда IodaRacing Project. На этой машине Данило Петруччи начал сезон 2012 года, даже финишировал 11-м в Нидерландах, но в середине года команда решила, что дешевле и надёжнее покупать готовые Suter. Петруччи занял 19-е место в чемпионате, а мотоциклы Ioda больше никогда не появлялись в высшем классе MotoGP.



2012-2015. ART. Хотя компания Aprilia была достаточно крупной и могла себе позволить принимать участие в MotoGP по общим правилам, успехи её были в прошлом весьма сомнительны, пять подиумов (третьих мест) в конце девяностых, и не более того – при том, что в младших классах, 125 и 250 «кубиков», мотоциклы компании выиграли суммарно 293 гонки и 19 чемпионатов! Новые правила не позволяли выступать в гонках с собственным, не клиентским двигателем, и потому Aprilia «породила» команду-дочку ART (Aprilia Racing Technology), номинально строившую собственную раму и использовавшую клиентский мотор Aprilia. Надежд на эту команду было много – по сути, это была «замаскированная» заводская команда крупного производителя мотоциклов. И да, действительно, ART стали лучшими из команд по правилам Claiming Rule Teams. Пилоты Алейкс Эспаргаро и Ранди ди Пюнье несколько раз в последующие годы финишировали на 8-х местах в гонках, а лучшим местом в чемпионате стало 11-е Эспаргаро в 2013-м. Но в итоге Aprilia всё-таки выставила «основную» команду, и программа ART была свёрнута. На снимке – мотоцикл ART GP12.



2012-2013. APR. Маленькая американская фирма Attack Performance выставила свой мотоцикл APR с двигателем Kawasaki на два Гран-При 2012 года, и в США пилот Стив Рэпп даже финишировал 14-м, набрав очки и закончив чемпионат 26-м. Но количество интервью, розданных перед дебютом, явно превышало реальные возможности команды – и APR канул в Лету ещё до конца сезона 2013 года. То есть фирма-то осталась, но из MotoGP ушла.



2012. BCL. А это уже канадская попытка, мотоцикл BCL GP212 с двигателем Suzuki. Точнее, не совсем канадская – машина была построена совместно с канадцами американской командой GPTech. Пилот Эрон Йейтс стартовал на этом мотоцикле на Гран-При США, финишировал 16-м и очков не набрал – попытка не удалась.



2012. BQR. Пожалуй, вот эта марка мотоциклов отметилась наибольшей путаницей в плане смен названия и использования чужих рам. Она называлась BQR и выступала в младших классах, но в 2012-м была продана испанскому строительному гиганту Avintia – судя по всему, мотогонки стали просто побочным хобби её владельцев. Команда Avintia Blusens в сезоне 2012 года выставляла в MotoGP аж три разных мотоцикла – BQR-Kawasaki с рамой собственной конструкции, BQR-FTR-Kawasaki с рамой марки FTR (Fabrication Techniques Racing) и Inmotec-Kawasaki. На снимке – Йонни Эрнандес на BQR-Kawasaki. Лучшим местом в гонке стало 9-е как раз Эрнандеса в ГП США, а в чемпионате – его же 17-е.



2012. Inmotec. Одно-единственное Гран-При в Валенсии Avintia Blusens попыталась провести на испанском мотоцикле, построенном небольшой фирмой Inmotec. Пилот Клаудио Корти в гонке благополучно сошёл, после чего участие этого бренда в MotoGP было признано нецелесообразным. На снимке – Inmotec-Kawasaki.



2012-2013. FTR. Британская компания Fabrication Techniques Racing была основана Стивом Боунсом в середине 1990-х и с переменным успехом строила шасси для различных мотогоночных серий. В 2009-м она дебютировала и в Чемпионате мира – сперва в младшем классе Moto2. Вообще, выступления в младших классах в 2010-2012 годах шли относительно успешно – 9 побед, 24 подиума, бронза Маверика Виньялеса в чемпионате Moto3 2012 года. Но попытка перейти в MotoGP оказалась не слишком удачной. В Валенсии’2012 Мишель Пирро на FTR MGP12 (на снимке) c двигателем Honda умудрился финишировать 5-м – это стало лучшим результатом в гонке из всех команд «новых правил». Годом позже Колин Эдвардс на FTR Kawasaki закончил сезон 14-м. Также команда строила рамы для ряда клиентов, но затем свернула MotoGP-программу.



2013-2014. PBM. Команда Пола Бёрда Paul Bird Motorsport в основном специализировалась на местных чемпионатах класса Superbike, но в 2013-м решила попробовать свои силы в MotoGP, представив мотоцикл PBM-Aprilia 01. Лучшим местом пилота стало 11-е в Голландии’2014 (пилот Брок Паркс), в чемпионате – его же 23-я позиция, после чего Пол Бёрд решил не тратить деньги впустую.



2014. Avintia. В 2014-2015 годах команда Avintia сделал последнюю попытку поработать в MotoGP с собственным мотоциклом – уже под брендом команды. Но мотоцикл Avintia GP14 тоже оказался не слишком удачным: лучшим местом в гонке стало 12-е Майка ди Мельо на ГП США, он же занял самое высокое 25-е для команды место в чемпионате 2014. Уже к концу года команда купила клиентские Ducati, и пилот Эктор Барбера финишировал пятым в Австралии. Стало понятно, что строит свой мотоцикл просто не имеет смысла.



2014-2015. Forward. Наконец, последней малой командой, строившей собственные мотоциклы для MotoGP в 2010-х, стала швейцарская Forward Racing. До того она использовала рамы Suter и FTR, а в 2014-м сконструировала собственную машину Forward-Yamaha. Поразительным образом на Гран-При Арагона’2014 Алейкс Эспаргаро финишировал на Forward вторым (!), и вообще блестяще провёл сезон, регулярно финишируя в очках и закончив год седьмым. Но уже в следующем году результаты упали хотя Лорис Баз приехал 4-м в Сан-Марино), и в 2016-м команда осталась только в классе Moto2, и то с клиентским мотоциклом Kalex.



В 2016-м в классе MotoGP остались только крупные игроки, как было и за пять лет до того, – Ducati, Yamaha, Honda, Aprilia, Suzuki, плюс к ним присоединилась, проведя пробную гонку в Валенсии, KTM. Очередная эпоха мелких конструкторов канула в Лету.
Парфюмер выливает духи

Неизвестные гоночные мотоциклы 2000-х

Как и ранее, лидерами мотогонок Гран-При 2000-х годах были Yamaha, Suzuki, Honda, Ducati. Но, конечно, многие менее заметные мотоциклетные компании и команды пытались выставить свои машины в высшем классе мотогонок. Обычно у них ничего не получалось, кроме довольно интересных мотоциклов.

О некоторых малоизвестных марках – TSR, BSL, – выступавших в 2000-е, можно почитать в предыдущем материале о малоизвестных мотоциклах 1990-х. Просто они появились в 90-х, а в 2000-х завершили своё существование. Так что в этом материале – только о «новичках».

2001-2005. Proton. Сотрудничество команды трёхкратного чемпиона мира Кенни Робертса и малайзийской программы по участие в мотогонках продолжилось. До того плодом их совместного творчества был мотоцикл Modenas KR V3 (Modenas – крупнейшая мотоциклетная компания Малайзии), с 2001-го года марка сменилась, и на свет появился Proton. По сути, команда осталась той же самой, просто поменялся титульный спонсор и поставщик запчастей. На снимке – мотоцикл Proton KR5, стартовавший в 2003-2005 годах. Никаких заметных успехов команда Proton не добилась – лучшим результатом в гонке стало 6-е (несколько раз), а в чемпионате – 12-е Нобуацу Аоки (2002).



2001. Sabre. Команда Sabre стартовала в 250-кубовом классе с 1999-го, а в начале 2000-х решила попробовать свои силы и в старшем, 500-кубовом. Был представлен мотоцикл Sabre V4 (на снимке) с двигателем Yamaha YZR500, но единственный пилот команды Йохан Стигефельт никаких успехов не добился – он стартовал в 15 из 16 Гран-При сезона, финишировал максимум на 13-м месте, и занял 22-е место в чемпионате. Потом деньги кончились, и команда была вынуждена покинуть высший класс.



2001. Pulse. Наряду с Sabre, другим частным дебютантом года стала команда Pulse и одноименный мотоцикл. Основал её британец Дэйв Стюарт, ранее управлявший командой BSL, о которой мы рассказывали в предыдущем материале. Он купил мотоцикл MuZ 500 с двигателем Swissauto (об этой неудачной попытке тоже было в первой статье), инженеры его немного доработали, назвали Pulse 500 (на снимке) – и выпустили на трассу. В Италии пилот Марк Уиллис финишировал 13-м, заняв 25-е место в чемпионате, но в целом команда не смогла даже завершить сезон из-за отсутствия средств.



2003-2005. Moriwaki. Не очень удачную попытку закрепиться в классе MotoGP чемпионата мира сделала японская компания Moriwaki. Впоследствии, в 2010-11 годах она удачно вернётся в класс Moto2 – пилот Тони Элиас выиграет несколько гонок и станет на Moriwaki чемпионом мир, но это будет потом. А в начале 2000-х команда иногда выставляла один мотоцикл в одной из гонок, так и не проведя ни одного полного сезона. Лучшим результатом в гонке стало 11-е Оливье Жака на Гран-При Японии’2004, он же занял в том чемпионате лучшее для команды 24-е место. На снимке Moriwaki-Honda RC211V (да, для высшего класса компания использовала клиентские моторы).



2005. Blata. В 2005-м команда World Championship Motorsports (WCM) разорвала сотрудничество с конструктором мотоциклов Harris, работавшим в чемпионате с 1980-х, и следующую свою машину построила совместно с чешской компанией Blata. Проблема была в том, что Blata специализировалась на скутерах и мини-байках, не имея опыта в создании больших и тем более гоночных мотоциклов класса MotoGP. Итогом работы стал Blata WCM V6, на котором пилот Франко Баттаини даже сумел финишировать 11-м в Японии, а в чемпионате занял 22-е место. Чехи были недовольны результатами команды и разорвали сотрудничество.



2006-2007. KR. В 2006-м Кенни Робертс решил, наконец, не сотрудничать ни с какими малайзийцами, а построить гоночный мотоцикл класса MotoGP собственными силами. Необъяснимым образом KR211V с клиентским мотором Honda оказался самым удачным мотоциклом команды. В первом же его сезоне Кенни Робертс-младший дважды финишировал на подиуме – 3-м, а в чемпионате занял итоговую 6-ю строку, то есть поднялся для маленькой частной команды невообразимо высоко. Уже следующая модель KR212V была менее удачной, а затем команда прекратила участие в гонках высшего уровня. На снимке – KR211V.



2006-2007. Ilmor. Компания Ilmor в первую очередь известна своими автогоночными двигателями – они имели огромный успех в США (Indycar), а сотрудничество с Mercedes-Benz и Mclaren принесли Ilmor чемпионские титулы в «Формуле-1» 1998 и 1999 годов, а также Кубок конструкторов 1998 года. По принципу «мы умеем строить крутые двигатели, неужели не справимся с мотоциклетной рамой?» Ilmor пришёл в MotoGP – но оказалось, что не всё так просто. Был представлен мотоцикл Ilmor X3, но весь пафос завершился ничем. Старт в трёх Гран-При (2 в 2006-м и 1 в 2007-м) показал полную неконкурентоспособность машины – два 15-х места и суммарно 22-е Гэри Маккоя в чемпионате 2006-го. Ilmor отказался от проекта – и не зря. Годом позже новые двигатели Ilmor сенсационно выиграли чемпионат мира по водной «Формуле-1». На снимке – Ilmor X3.



Также в чемпионатах 2000-х годов продолжали выступать мотоциклы TSR, BSL, Harris, Modenas и Paton, о которых шла речь в первом материале.
Парфюмер за работой

Неизвестные гоночные мотоциклы 1990-х

Абсолютными лидерами мотогонок Гран-При в 1990-х годах были, конечно, гиганты. В гонках побеждали Yamaha, Suzuki, Honda, Cagiva. Но, помимо них, были и довольно интересные попытки малых производителей и даже кастомных частных мотоциклов. О них мы и поговорим.

1990-1992, 1994-1999. Paton. Итальянская компания Paton существует с 1958 года и достаточно известна в мотоциклетном мире. Но мало кто помнит, что с конца 1950-х до начала 1990-х Paton выставляли свои мотоциклы в MotoGP. В 1976-1970 годах их пилоты даже финишировали на подиумах, но к девяностым былая гоночная слава канула в Лету, и последние попытки Paton принять участие в Чемпионате мира были сомнительны. Правда, заметим, что в других мотогонках компания успешно выступает до сих пор, в частности, в 2017 году она возвращается в легендарную гонку ТТ на острове Мэн с новым мотоциклом Paton S1. А на снимке – модель Paton V115 500, стартовавшая в Гран При с 1986 по 1992 год. Лучшим результатом в гонке для Paton 1990-х стало 15-место (трижды), а лучшим местом в чемпионате – 25-е пилота Тошиюки Аракаки в 1996 году.



1990, 1992-1993, 1995. Librenti. В 1990-м мотоцикл собственной конструкции впервые выставил в MotoGP итальянский инженер Джанкарло Либренти. Более всего поражало, что крошечная частная компания не просто построила свою машину, но и оснастила её собственным 4-цилиндровым двигателем, а не купила клиентский Honda или Suzuki. Команда существовала до 1992 года, но в 1993-м 56-летний Либренти умер, и его инициатива не получила продолжения, хотя пилот Марко Папа ещё несколько раз выходил на старт на Librenti, уже имея мотоцикл в собственности. Лучшее место мотоцикла на финише гонки – 14-е, пилот Андреас Люте, 1990 год; в чемпионате Люте занял 25-е место. А на снимке – Марко Папа и мотоцикл Librenti 500 1992 года.



1990. Chevallier. Французский пилот и инженер Ален Шевалье начал строить гоночные мотоциклы в 1970-х годах, а в 1984-м впервые выставил свою машину с клиентским мотором Honda в высшем, 500-кубовом классе. В восьмидесятых дела шли успешно, пилоты иногда сражались в первой половине пелатона, а однажды Дидье де Радиге даже поднялся на подиум, став вторым. Но былые успехи подзабылись, и 1990-й стал последним годом участия команды в высшем дивизионе Чемпионата мира. Её единственный пилот Рашель Никотт занял 32-е место, лучшим финишем для него стало 13-е место. На снимке – Chevallier-Honda 500.



1991. Norton. Одна из старейших британских мотоциклетных компаний Norton была основана в 1898 году и принимала участие в 500-кубовых мотогонках с самого первого чемпионата мира, прошедшего в 1949 году. Она был одним из лидеров, её пилоты одержали 21 победу, 129 раз стояли на подиуме, а Джефф Дьюк в 1951 году принёс команде чемпионский титул. Но к 1990-м марка много раз меняла хозяев, возвращалась и уходила, и дни славы остались позади. В 1991-м произошло очередное «точечное» возвращение. Рон Хэслем стартовал в ГП Великобритании, финишировал 12-м и закончил чемпион 26-м. На снимке – мотоцикл Norton NSR 588 Рона Хэслема.



1991. Roton. В том же году конструктор Брайан Крайтон представил свой мотоцикл Roton CR700P на базе Norton – но с удивительным ротативным двигателем. На деле первую такую машину он спроектировал ещё в 1986-м, но лишь в девяносто первом она приняла участие в официальной гонке Чемпионата, а не в локальном соревновании. Британский пилот Стив Спрей финишировал на мотоцикле 15-м в единственном проведенном Гран-При и занял 31-е место в чемпионате. Больше в высшем классе Roton не стартовал, хотя в местных гонках занимал призовые места и даже выигрывал.



1992-1997. ROC. В 1992-м появилось сразу два конструктора, построившие достаточно успешные машины с клиентскими моторами Yamaha – французский ROC и британский Harris. Мотоциклы ROC конструкции Сержа Россе стартовали в высшем классе с 1992 по 1997 годы, причём достаточно прилично. В 1993-м британский пилот Найл Маккензи на ROC-Yamaha финишировал в ГП Великобритании третьим, поднявшись на подиум (надо заметить, благодаря сходу большинства лидеров) и закончил чемпионат на 9-м месте. ROC успешно поставлял свои машины множеству частных пилотов, например, в 1993-м на этих машинах стартовало 20 (!) гонщиков. На снимке – как раз ROC-Yamaha 500 Маккензи.



1992-1996. Harris. Компания Harris как гоночная команда и производитель мотоциклетных комплектующих была образована братьями Лестером и Стивом Харрисами ещё в 1972 году, а в 1980-х представила свой первый мотоцикл 500-кубового класса под клиентский мотор Suzuki (на этой машине Барри Шин даже финишировал на 3-м месте в ГП ЮАР’1984). В 1992-м произошла вторая «инкарнация» Harris, уже с клиентскими моторами Yamaha. Лучшим результатом стало 6-е место Терри Римера в ГП Великобритании’1992, а лучшим местом в чемпионате – 14-е Джона Рейнольдса в 1994-м. У команды было приличное количество частных клиентов, покупавших «Харрисы» для своих стартов. Впоследствии команда пыталась ещё раз вернуться в чемпионат под названием Harris WCM. На снимке – Harris-Yamaha YZR500.



1992. VRP. Инициатива итальянского инженера Карло Вероны, построенная на базе Paton с двигателем Suzuki. Мотоцикл оказался неудачным и провёл всего несколько гонок, а на большее у команды не хватило денег. Стартовал на VRP 500 GP (на снимке) пилот Андреас Люте, очков не набрал и выше 19-го места в гонке не поднимался (а в большей части гонок банально не прошёл квалификацию).



1996-1997. Elf. Команда, выступающая под логотипом французского нефтяного бренда Elf, существовала ещё с середины 1980-х, но лишь в середине 90-х она представил мотоцикл собственной разработки, оснащённый 500-кубовым двигателем Swissauto. Для разработки была нанята команда профессионалов из уже упомянутой выше компании ROC, главным конструктором был Серж Россе. Мотоцикл на снимке получил название Elf 500 ROC. Лучшим его результатом в гонке стало 6-е место Юргена Фухса на ГП Бразилии 1997 года, в том году Хуан-Батиста Борджиа занял 17-е место в чемпионате, что стало лучшим достижением команды. После этого команда была продана другим владельцам.



1998-1999. MuZ. Новые владельцы сменили имя Elf на MuZ, потому что они представляли мотоциклетный завод Motorradwerk Zschopau, выпускающий мотоциклы под маркой MZ. В прошлом MZ были вполне успешны в мотогонках младших классов – 250, 125 «кубиков», но в 500-ке это была первая попытка. Мотоцикл MuZ 500 (на снимке) был дальнейшим развитием Elf 500 ROC, только с двигателем Weber, и добился примерно таких же успехов: в сезоне 1999 года пилоты Лука Кадалора и Юрген ван дер Горберг дважды финишировали 8-ми, а в чемпионате ван дер Горберг стал 16-м, вот и всё. Команда была ликвидирована по окончании 1999-го.



1997-2000. Modenas. Плод сотрудничества крупной малайзийской мотоциклетной компании Modenas и экс-пилота, трёхкратного чемпиона мира Кенни Робертса. Робертс уже имел свою команду, на мотоциклах, принадлежащих которой, Уэйн Рейни выиграл три чемпионских титула, и теперь хотел собственную машину (пилотом должен был стать его сын Кенни-младший), и деньги плюс технические возможности малайзийцев пришлись кстати. На свет появился мотоцикл Modenas KR V3, который стартовал в гонках с 1997 по 2000 год, и лишь затем уступил место новому поколению (а заодно и новому названию). Лучшим результатом в гонке стало 6-е Кенни Робертса-младшего на ГП Германии 1998 года, в чемпионате – его же 13-е в 1998-м. На снимке пилот Жан-Мишель Байль на ГП Франции’1999.



1999-2000. TSR. Производитель комплектующих Technical Sports Racing (Япония) выставлял байки разных марок в разных классах мотогонок с 1993 года, а в 1999-м представил первую собственную машину TSR-Honda AC50M с клиентским двигателем. На снимке пилот Харучика Аоки справа под номером 26. В том году он сумел финишировать 6-м в Германии, а в общем зачёте чемпионата занял 15-е место.



1999-2000. BSL. Последним малоизвестным конструктором мотоциклов, стартовавших в 500-кубовом классе ЧМ в 1990-х, стала команда Buckley Systems новозеландца Билла Бакли. Его мотоцикл BSL 500 V3 стартовал в сезоне 1999 года (в 2000-м тоже пытался, но квалификацию ни разу не прошёл), пилот Марк Уиллис добился максимум 18-го места в ГП Испании и очков не набрал.



Также в чемпионате пытались выйти на старт ещё несколько команд с мотоциклами собственной конструкции – но даже не проходили квалификацию. На ГП Сан-Марино и ГП Италии 1991 года пытался пробиться в основной пелатон венесуэльский пилот Ларри Вакондио на мотоцикле Domina P22, но остался за рамками стартовой решётки. На ГП Чехословакии того же года пытался пробиться через сито квалификации чилиец Винченцо Каскино на мотоцикле Vogt с двигателем Honda, но его попытка тоже не удалась.
Парфюмер за работой

Транспортные лекции: анонс, реклама

Привет, друзья!

В этом посте я постараюсь более или менее подробно рассказать о двух новых технических лекциях в моём «пуле». Раньше в базовом наборе было всего три лекции – «Как стать изобретателем?», «Научно-технические прорывы XXI века» и «История русской изобретательской мысли». А теперь я немного расширил набор и добавил к ним ещё две темы:
- «Транспорт будущего»;
- «Нестандартный подход к транспорту».


Анонс первой звучит так.

«Транспорт будущего». Элон Маск предлагает построить сверхзвуковой поезд. Компания Rinspeed работает над беспилотными такси, функционирующими по «принципу роя». Корабли переходят на турбопаруса. Гигантские дирижабли снова входят в моду. Солнечные самолёты и автобусы на биотопливе — уже реальность. Транспорт совершенствуется каждый день — привычные автомобили, автобусы и метрополитен когда-либо изменятся до неузнаваемости. Что сегодня происходит с транспортом? Как и с какими скоростями мы будем передвигаться лет через 30–40? Лекция построена на диалоге с аудиторией. Слушателям предлагается как раскритиковать новые транспортные концепции, так и придумать собственные. Длительность лекции — 1 час 30 минут (возможно удлинение до 2 часов). Аудитория — от 16 лет до бесконечности.

Приведу характерный пример из лекции – собственно, концептуальный городской транспорт Rinspeed microMAX. Я видел премьеру этой машины на Женевском автосалоне 2013 года, и она мне действительно очень понравилась. Это система городского транспорта для небольших населённых пунктов до 100 000 жителей.



Работает она следующим образом (текст я частично взял из собственной статьи о городском транспорте, опубликованной в «Популярной механике»). Например, вам нужно на работу. Вместо ожидания общественного транспорта вы открываете на смартфоне приложение и указываете свое местоположение. Через пару минут к вам подъедет смешная микролитражка. Возможно, в ней уже будут пассажиры, которым по дороге.



Все многочисленные Rinspeed MicroMAX соединены в облачную сеть по технологии urbanSWARM, разработанной компанией Harman Innovation. Интеллектуальная система осведомлена о состоянии дорог в любой точке, где работают другие члены «роя», рассчитывает оптимальные маршруты и скорости передвижения, избегая пробок, аварий, ремонтов дороги. Если приходит сигнал о новом запросе от потенциального пассажира, программа выбирает ближайшую машину с удобным маршрутом и корректирует его, чтобы подхватить клиента. По сути, это продвинутый вариант «карпула», совместного использования автомобиля для путешествий. В идеальном мире водители Rinspeed MicroMAX – те же пассажиры, меняющиеся за рулём. Либо машина работает вообще без водителя.

Помимо того, я написал множество статей на современные транспортные темы для «Популярной механики» (про революционный вертолёт Sikorsky S-97 Raider, машины со сверхнизким расходом топлива, полицейскую технику будущего и так далее) и даже немножко для «Мира фантастики» (например, про атомные автомобили).


Анонс второй звучит так.

«Нестандартный подход». Мы все знаем, как выглядит самолёт и вертолёт, автомобиль и мотоцикл, парусное или дизельное судно, поезд и дирижабль. Но в истории техники существовали безумные концепции — и, более того, они появляются ежедневно. Махолёты с подвижными крыльями, суда, способные плавать и в горизонтальном, и в вертикальном, автомобили с орбитальными безосевыми колёсами, монорельсовые гиропоезда — чего только не придумывал и не придумывает человек. Самые неожиданные схемы и системы транспорта — в этой лекции. Лекция построена на диалоге с аудиторией. Слушателям предлагается как раскритиковать необычные транспортные концепции, так и придумать собственные. Длительность лекции — 1 час 30 минут (возможно удлинение до 2 часов). Аудитория — от 16 лет до бесконечности.

О некоторых удивительных конструкциях я писал большие посты в своём живом журнале. Например:
- история о поезде с «многоэтажной» системой колёс конструкции Уильяма Холмана;
- история об автомобилях с авиационными пропеллерами Марселя Лейя и других изобретателей;
- история о гирокаре графа Шиловского и не только;
- история о мультипланах Горацио Филлипса;
- история об «аэропоезде» Жана Бертена.

А уж в «Популярной механике» я написал, наверное, несколько десятков статей про необычные транспортные средства. Про гироглайдеры, монокоптеры, арочные крылья, крылья-вентиляторы, цикложиры, унимото, круглые броненосцы Попова, шнекоходы и так далее.

Также приведу характерный пример из лекции. 14 января 1910 года французские инженеры Альфонс Папен и Дидье Руилли представили перед Французской академией наук проект летательного аппарата, формой и принципом действия напоминавшего крылатку белого клена (текст я частично взял из собственной статьи о городском транспорте, опубликованной в «Популярной механике»). Например, вам нужно на работу. Вместо ожидания общественного транспорта вы должны открыть на смартфоне приложение и указать свое местоположение. Через пару минут к вам подъедет смешная микролитражка. Возможно, в ней уже будут пассажиры, которым по дороге.



Вертолёт имел одну огромную полую лопасть длиной 17 м и по конфигурации был практически один в один скопирован с кленовой крылатки. Лопасть располагалась с одной стороны от кабины пилота, с другой она уравновешивалась силовым агрегатом, 9-цилиндровым ротативным двигателем Rhone мощностью 80 л. с. — для того времени очень немало. Двигател «выдавал» 1200 об/мин и вращал вентилятор, нагнетавший внутрь лопасти воздух. Из выгнутого конца лопасти струя выходила со скоростью порядка 100 м/с, приводя весь аппарат во вращение. Пилот «Куколки» располагался в центре масс между крылом и вентилятором — это позволяло стабилизировать его положение. Направление полета задавалось воздушной струей: часть нагнетаемого воздуха отводилась в поворотный воздухопровод, соединенный с рулем.

Естественно, монокоптер Папена и Руилли так и не взлетел. Но в наше время разработки в этом направлении ведутся довольно активно – в частности, проектируются маленькие дроны-монокоптеры, пригодные для задач видеонаблюдения.



Собственно, всё. В течение ближайших двух недель постараюсь сделать подробные анонсы и пояснения ко всем моим лекциям, чтобы было на что ссылаться при составлении портфолио. Вчера, например, был большой пост, посвящённый лекции про кинетическое искусство.
Парфюмер бросает платок

Что это такое?

А давайте я вам загадку загадаю. Пару раз уже загадывал, почему бы и не ещё разок.

Что это такое и для чего служит? В качестве подсказки: прямо сейчас я нахожусь на ГП Валенсии по кольцевым мотогонкам.



Комментарии скринятся, ответ завтра.

ОТВЕТ

Почти догадался leon_85. Это трансмиттер, который устанавливается на гоночный мотоцикл. Каждый трансмиттер работает на своей уникальной частоте. По ним ведётся хронометраж гонки (а не телеметрия) - когда мотоцикл проносится над датчиками, те ловят сигнал и определяют, в какой момент какой мотоцикл где находится.
Парфюмер выливает духи

Три состояния вещества


(с) Ольга Живикина

У меня есть несколько типовых состояний души. То есть настолько знакомых, что я знаю: вот сейчас, сейчас пришло оно. Привет, старый друг. У некоторых из них есть привычные названия, иные – безымянны. Обычно они отражаются в качестве статусов vkontakte, там это удобно. Иногда не отражаются. Иногда я забываю их поменять.

Например, у меня есть состояние «Лёд под ногами майора». Когда оно приходит, я сижу на скамейке в Минске, на трамвайной остановке «Чернышевского», напротив дома №36 по улице Якуба Коласа, и в плеере два раза подряд выпадает одна и та же песня Летова, и вдруг я понимаю, что трамваи не ходят, и нужно идти пешком, но я никуда и никогда не хочу оттуда уходить, хотя уже поздно и темно. Это ещё не тьма, это преддверие тьмы.

Ещё бывает состояние «На самом деле шута не существует». Когда оно приходит, я стою в своём московском подъезде, уткнувшись лбом в почтовые ящики на первом этаже, и я не хочу подниматься домой, на второй, потому что в этом нет никакого смысла, и вообще нет никакого смысла ни в чём, и я стою, и стою, и как не хочу идти наверх. Это уже тьма, и меня надо из неё доставать, но это могут сделать всего несколько человек во всём мире, кажется, трое, хотя я иногда путаюсь.

Недавно ещё одно знакомое с давних пор состояние обрело имя и облик – оно называется «Жарить яичницу на асфальте». Когда оно приходит, я иду по Староваганьковскому переулку к Воздвиженке, и светит солнце, оно уже довольно низкое, но яркое, и вокруг необыкновенная для Москвы тишина и чистота, будто это какой-то другой мир, и я улыбаюсь, потому что мне спокойно. Это противоположность тьмы, я хочу в это состояние навсегда.

Остальные ещё обретут свои имена.
Парфюмер за работой

11 июня 2013: Маллай

Продолжаем ехать по Шотландии, осталось всего три дня, правда, очень насыщенных. 11 июня утром мы выехали из Уига и добрались до главного города острова Скай – Портри. Там мы в течение 10 минут пересели на другой автобус и поехали в деревню Армадейл, откуда идёт паром в деревню Маллай – уже не на Скае, а на «материке». Маллай – это крошечный населённый пунктик, которому очень сильно повезло с паромом. Благодаря парому в начале XX века в Маллай провели железнодорожную ветку.
В 1984 году по этой ветке пустили реконструированный паровоз «Якобит», который прибавил Маллаю туристической привлекательности. А потом Гленфиннанский виадук, находящийся посередине дороги между Маллаем и Фортом-Уильямом, снялся в саге о Гарри Поттере – и вот тут-то Маллай начал толстеть. Там адские цены в ресторанах, как в Париже и Лондоне прямо.
Прогуляемся по Маллаю.



Collapse )

Оглавление путешественных заметок с фотографиями и можно посмотреть в оглавлении моего Живого Журнала.
Парфюмер выливает духи

Туалетный лайфхак

По пути из Женевы в Москву в самолёте я обнаружил интереснейшую штуку. Все, видимо, представляют себе самолётные туалеты. Такие маленькие кабинки, которые закрываются рычажком изнутри. Но замочной скважины снаружи в них нет - мне всегда было интересно, как бортпроводники (подобно железной дороге) открывают и закрывают туалеты снаружи в начале и конце полёта.



Как оказалось, очень просто. Внешний рычажок находится под табличкой "Lavatory", достаточно приподнять её ногтем. Не знаю, в какой ситуации может пригодиться подобный лайфхак, но вдруг разгильдяй-стюард забудет открыть туалет, а вам невмоготу.



Только не злоупотребляйте, пожалуйста :)
Парфюмер бросает платок

Улицы Амстердама

К весьма интересному посту varlamov.ru о том, какой могла бы быть Москва.

Однажды в топе ЖЖ я наткнулся на вполне грамотный пост, предлагающий расширять сферу применения велосипедов как транспорта. К нему набралось 20 страниц злобных тупых комментариев, сводящихся к тому, что «я чё, зря тачку купил, как лох, на велике ездить?» (этот же аргумент приводится относительно общественного транспорта). Чисто быдлятная психология, право слово; в Европе даже очень обеспеченному человеку не проблема ездить куда-то на трамвае. Контраргументы были разные, и почти все – абсурдные. Самым глупым был аргумент «не хочу дышать газами». Человек, приводящий это в качестве аргумента, мне кажется, просто глуп. Ведь ездя на машине, он эти самые газы и производит. Меньше машин – меньше газов, всё просто.

Суть в том, что в 1960-х годах самым (или одним из самых) грязным, загазованным и набитым городом материковой Европы был вовсе даже не Париж. Им был Амстердам. Великий лондонский смог 1952 года постепенно приближался и к Амстердаму. И там произошла так называемая «революция снизу». Люди стали пересаживаться на велосипеды и требовать от властей организации велодорожек, велодвижения и так далее. Я гулял по Амстердаму три дня. От центра удалялся довольно прилично. Город не маленький, 2,5 миллиона человек с учётом пригородов. И я не видел в Европе города чище. Города, где легче дышится. Где тише и уютнее. Давайте посмотрим, как амстердамцы сумели победить:
- пробки (причём на корню!);
- загазованность;
- шум.
То есть наши любимые проблемы. Для усугубления которых в Москве делается всё, что можно: газоны асфальтируют под новые парковки, дорогие расширяют за счёт зелёных насаждений, а пешеходу отводят роль протискивающихся между грязных машин. Замечу, что я намеренно не называю улицы на снимках, хотя все названия знаю. Пусть будут абстрактными, просто как пример городской архитектуры.

Вот характерная амстердамская улица – там таких достаточно много. Одна полоса для автомобилей, велодорожки в обе стороны, с одной стороны широченный тротуар, с другой – чуть поуже. В Москве сюда бы впихнули четыре полосы для автомобилей, две туда и две сюда, да ещё бы и парковку всобачили.



Ещё более прекрасный вариант. Широченный проспект в центре, аналог Тверской. Трамвайные пути, велодорожки (люди справа по ним идут, нарушая), тротуары. Машинам сюда нельзя.



Collapse )

Многие скажут: у нас же холодно! По сравнению с Амстердамом – в целом, да. Но дело в том, что в Копенгагене тоже не жара. На той же параллели, что и Москва, находится. А там – примерно так же. Просто в первую очередь от снега чистят велодорожки. Во вторую – тротуары. А водители… ну ладно, и им почистим.
Я считаю, что нужно сделать платным въезд внутрь Садового кольца как минимум. И сузить на две полосы все улицы Москвы. Что Тверскую, что Кутузовский. А то вы видели, что за ужас натворили на шоссе Энтузиастов? Срубили к фигам тополиную аллею, и убили зелёную зону, чтобы ещё расширить улицу. Но пока её расширяют, увеличивая пропускную способность на 30%, поток растёт на 45% - это же известный факт.
Поэтому единственный способ борьбы – это сужение улиц, вынуждающее минимизировать пользование автомобилями и перейти на общественный транспорт (с которым у нас, кстати, тоже не фонтан).

P.S. Мысли в дополнение. Помимо развития общественного транспорта, создания выделенных под него полос, увеличения трамвайных сетей и создания сети велодорожек, а также введения платы за въезд в центр, существует целый ряд хорошо известных способов борьбы с загрязнением и машинами, широко применяемых в разных городах мира, в том числе в таких огромных как Москва. Например, стоимость парковки в Нью-Йорке такова, что офисный планктон ездит на метро - на парковках можно разориться. И да: в Париже - при его размерах! - как и в Амстердаме, повсюду строят велодорожку за велодорожкой.

P.P.S. Для тех, кто в танке. Почти у всех голландцев ЕСТЬ машины, и машины - нужны. Которые они используют раз в неделю съездить на дачу или за покупками. У нас же люди ездят на машине даже на 500 метров почту забрать. Сужение улиц - это борьба с излишним использование автотранспорта, а не с его использованием как таковым.

P.P.P.S. Разумная дискуссия между dyk_de_bosch и p0stum.