?

Log in

No account? Create an account

Парфюмерная мастерская.

Я делаю добро из зла, потому что его больше не из чего сделать.

Entries by category: россия

Нужна вписка в Питере с 25 на 26 июня
Парфюмер в тюрьме
nostradamvs
Друзья из Питера! Я чуть не забыл.

Нужна вписка на ночь с 25-го на 26 июня, то есть с субботы на воскресенье. Для меня. Желательно в черте Санкт-Петербурга, а не где-нибудь в Гатчине (при всей моей любви к этому городу).

Найдётся?

Цыганские мавзолеи клана Оглы в Новосибирске
Парфюмер за работой
nostradamvs
Шёл я по Заельцовскому кладбищу Новосибирска на могилу Янки и обратил внимание на огромную могилу, напоминающую мавзолей.



Думал, какого-то местного оригинала похоронили. Но всё оказалось значительно интереснее. Потому что на кладбище подобных могил штук, наверное, сорок, а если взять другие кладбища Сибири, то вся сотня наберётся.

Потому что это могилы цыганского клана Оглы, одного из крупнейших в той части России и известного своим участием в нарковойнах 90-х.



На заходном снимке – Михаил Дудэевич Оглы (1965-2002), 37 лет. Его убили в июне 2002 года в уличной разборке. Интересно, что эту могилу после захоронения ограбили – в мавзолее была целая комната – бар с вином и дорогим коньяком, столы, стойка с телевизором, видиком и музцентров, в стеклянном гробу – покойник с «Ролексом», золотой цепью, кольцом с брилллиантом ($15000 по слухам), в руках – 100 000 рублей и $3500 наличными.

Под катом всё о цыганских мавзолеях ОглыCollapse )

Вот такие вот Оглы. Кому интересно ещё – вот вам пост про могилы Оглы в другом городе, другого автора. А вот про конкретный новосибирский клан.

Оглавление путешественных заметок с фотографиями и можно посмотреть в оглавлении моего Живого Журнала.


Минск: городская среда, или Советский город может быть красивым
Парфюмер за работой
nostradamvs
Всё-таки Беларусь – это, слава богу, в большей мере Европа, чем ну вы понимаете. Я неделю сидел в Минске в начале сентября и сделаю в ближайшее время большой отчёт о нём, как будто не прожил там большую часть жизни, а просто наведался как турист. Это вообще было интересно – пройтись по родному городу и посмотреть на него глазами приезжего.

А пока я хочу рассказать вам, что научились делать белорусы и что никогда, как мне кажется, не научатся делать в России. В Минске научились делать красивые фонари, убрали – как в Европе – провода с множества улиц (и процесс продолжается), нигде не используют убогую серую краску, красят водосточные трубы в цвет зданий, а газовые прячут во дворах (напомню, что в Москве жёлтые газовые трубы торчат снаружи всех исторических зданий). В общем, красота.

И это не Париж, который я приводил как пример прекрасной организации городской среды. Это доказательство того, что если не врать и не воровать, красивым и удобным можно сделать любой постсоветский город. Да, тут много недоработок – но я вижу прогресс, а это многого стоит.

Итак, под катом – красивые минские фонари, трубы и подворотни.



Минск. Городская средаCollapse )

Постараюсь написать отчёт о Минске. Снимков набралось на четыре части, даром что погода была всю неделю так себе. Но да ладно.

Оглавление путешественных заметок с фотографиями и можно посмотреть в оглавлении моего Живого Журнала.

Парижские фонари
Парфюмер за работой
nostradamvs
В прошлый свой приезд в Париж я писал про парижские двери. Другим важнейшим элементом городской среды, определяющим внешний вид города, являются фонари. На этот счёт, как и на счёт дверей, Москва ужасна. Все красивые довоенные фонари благополучно заменили на уродливую серую гадость, обвитую проводами со всех сторон. На одном фонарном столбе в Москве может висеть до 50 (я однажды насчитал 64, но это мегарекорд) чёрт-ти каких кабелей и проводов, которые во всём цивилизованном мире давно убраны под землю. На всю Москву есть едва ли десяток мест с хорошими фонарями – в основном это парки. На улицах же либо жуткие серые столбы, либо подвешенные на проводах по центру исторической улицы лампы.

Но мы поговорим о Париже. Это город божественных фонарей. В парках и уникальных местах они могут быть довольно разнообразными, но в обычной городской среде существует всего два-три типа фонарей и несколько их разновидностей. Спешу заметить, что в посте нет фотографий дверей каких-то особых мест – это обычные фонари в обычных кварталах – и такие в Париже все.

Типовой парижский фонарь бывает двух основных типов. Для исторической застройки он такой. Провод проложен под картнизами; если возможности проложить по линиям здания нет, провод просто красят в цвет стены.



И для современной застройки. Растяжка, которая тянется от фонаря, к нему отношения не имеет – она временная, на ней висит какая-то рождественская инсталляция (снимал в первой половине января). Провод под цвет здания.



Вот о фонарях и поговорим под катом. Это же лицо города, право слово.

Типовые парижские фонариCollapse )

Список путешественных заметок с фотографиями и можно посмотреть в оглавлении моего Живого Журнала.

Парижские двери
Парфюмер за работой
nostradamvs
Одно из лиц города – это его двери. На этот счёт Москва ужасна. В 1970-е годы началась повальная замена более или менее сохранившихся старых деревянных дверей на какую-то адскую серую жесть, а при Лужкове уничтожили даже оригинальные деревянные двери сталинок, заменив их на чудовищно ублюдочные куски железа, обмаранные традиционно московской серой краской. На всю Москву сохранилось едва ли несколько десятков хороших дверей – и те в ужасном состоянии. Около «Чистых прудов» есть дореволюционный дом с потрясающей красоты оригинальной деревянной дверью, осыпающейся от старости и заколоченной. Конечно, мэр прикажет, и таджики пустят её на дрова, заменив убогим пластиком или железным листом.

Но мы поговорим о Париже. Это город божественных дверей. 99% дверей тут очень красивые, оригинальные, настоящие. Спешу заметить, что в посте нет фотографий дверей каких-то специальных учреждений – это обычные двери обычных подъездов обычных жилых домов – и такие в Париже все.

Типовая дверь парижского подъезда выглядит так. Она двустворчатая, открывается обычно только одна из створок. В более массивных дверях проделана дополнительная дверка, как у нас бывает в гаражах. Дверь покрашена – чаще всего в зелёный, синий, красный или бордовый, в зависимости от общего окраса дома. Внизу нередко медная защита. Два защитных элемента по бокам, чтобы не повредили проём. Медная ручка. Щель почтового ящика (ныне не используется, сейчас почтальон заходит внутрь и отдаёт письма консьержке).



Ещё один пример точно такой же двери. Это и в самом деле самый распространённый тип – около 70% домов имеют такие двери.



Но в остальных 30% двери вообще уникальные, ручной работы. Например, такие:



Вот о них и поговорим под катом. Это же лицо города, право слово.

Типовые парижские двериCollapse )

Я искренне считаю, что Москва станет красивым городом как минимум когда (это лишь несколько из сотен пунктов):
- все сгустки проводов уберут со столбов под землю и сделают нормальную, как в цивилизованном мире, кабельную канализацию;
- перестанут использовать мерзкую серую краску и вообще перестанут красить в отличный от всего дома цвет нижнюю его часть (ужасная советская традиция);
- сделают во всём городе нормальные красивые двери под стиль зданий, уберут пластик, стальные листы и торчащий из щелей утеплитель;
- уберут с фасадов все кондиционеры – их нетрудно выводить на крышу, что показывает всеевропейская практика;
- заменят серые столбики и мерзкие серые или жёлто-зелёные заборы на что-то стильное, в духе старой Москвы.

Оглавление путешественных заметок с фотографиями и можно посмотреть в оглавлении моего Живого Журнала.

Улицы Амстердама
Парфюмер бросает платок
nostradamvs
К весьма интересному посту varlamov.ru о том, какой могла бы быть Москва.

Однажды в топе ЖЖ я наткнулся на вполне грамотный пост, предлагающий расширять сферу применения велосипедов как транспорта. К нему набралось 20 страниц злобных тупых комментариев, сводящихся к тому, что «я чё, зря тачку купил, как лох, на велике ездить?» (этот же аргумент приводится относительно общественного транспорта). Чисто быдлятная психология, право слово; в Европе даже очень обеспеченному человеку не проблема ездить куда-то на трамвае. Контраргументы были разные, и почти все – абсурдные. Самым глупым был аргумент «не хочу дышать газами». Человек, приводящий это в качестве аргумента, мне кажется, просто глуп. Ведь ездя на машине, он эти самые газы и производит. Меньше машин – меньше газов, всё просто.

Суть в том, что в 1960-х годах самым (или одним из самых) грязным, загазованным и набитым городом материковой Европы был вовсе даже не Париж. Им был Амстердам. Великий лондонский смог 1952 года постепенно приближался и к Амстердаму. И там произошла так называемая «революция снизу». Люди стали пересаживаться на велосипеды и требовать от властей организации велодорожек, велодвижения и так далее. Я гулял по Амстердаму три дня. От центра удалялся довольно прилично. Город не маленький, 2,5 миллиона человек с учётом пригородов. И я не видел в Европе города чище. Города, где легче дышится. Где тише и уютнее. Давайте посмотрим, как амстердамцы сумели победить:
- пробки (причём на корню!);
- загазованность;
- шум.
То есть наши любимые проблемы. Для усугубления которых в Москве делается всё, что можно: газоны асфальтируют под новые парковки, дорогие расширяют за счёт зелёных насаждений, а пешеходу отводят роль протискивающихся между грязных машин. Замечу, что я намеренно не называю улицы на снимках, хотя все названия знаю. Пусть будут абстрактными, просто как пример городской архитектуры.

Вот характерная амстердамская улица – там таких достаточно много. Одна полоса для автомобилей, велодорожки в обе стороны, с одной стороны широченный тротуар, с другой – чуть поуже. В Москве сюда бы впихнули четыре полосы для автомобилей, две туда и две сюда, да ещё бы и парковку всобачили.



Ещё более прекрасный вариант. Широченный проспект в центре, аналог Тверской. Трамвайные пути, велодорожки (люди справа по ним идут, нарушая), тротуары. Машинам сюда нельзя.



Посмотрим, что ещё есть под катомCollapse )

Многие скажут: у нас же холодно! По сравнению с Амстердамом – в целом, да. Но дело в том, что в Копенгагене тоже не жара. На той же параллели, что и Москва, находится. А там – примерно так же. Просто в первую очередь от снега чистят велодорожки. Во вторую – тротуары. А водители… ну ладно, и им почистим.
Я считаю, что нужно сделать платным въезд внутрь Садового кольца как минимум. И сузить на две полосы все улицы Москвы. Что Тверскую, что Кутузовский. А то вы видели, что за ужас натворили на шоссе Энтузиастов? Срубили к фигам тополиную аллею, и убили зелёную зону, чтобы ещё расширить улицу. Но пока её расширяют, увеличивая пропускную способность на 30%, поток растёт на 45% - это же известный факт.
Поэтому единственный способ борьбы – это сужение улиц, вынуждающее минимизировать пользование автомобилями и перейти на общественный транспорт (с которым у нас, кстати, тоже не фонтан).

P.S. Мысли в дополнение. Помимо развития общественного транспорта, создания выделенных под него полос, увеличения трамвайных сетей и создания сети велодорожек, а также введения платы за въезд в центр, существует целый ряд хорошо известных способов борьбы с загрязнением и машинами, широко применяемых в разных городах мира, в том числе в таких огромных как Москва. Например, стоимость парковки в Нью-Йорке такова, что офисный планктон ездит на метро - на парковках можно разориться. И да: в Париже - при его размерах! - как и в Амстердаме, повсюду строят велодорожку за велодорожкой.

P.P.S. Для тех, кто в танке. Почти у всех голландцев ЕСТЬ машины, и машины - нужны. Которые они используют раз в неделю съездить на дачу или за покупками. У нас же люди ездят на машине даже на 500 метров почту забрать. Сужение улиц - это борьба с излишним использование автотранспорта, а не с его использованием как таковым.

P.P.P.S. Разумная дискуссия между dyk_de_bosch и p0stum.

Рассказ о плитке и Питер vs. Москва
Парфюмер за работой
nostradamvs
За время московского мэрства Сергея Собянина в Москве не изменилось ничего. По-прежнему сносят старинные особняки, тротуары покрыты разваливающимся чёрт-те чем, мусорок нет и не планируется, а пешеходные зоны сужают, отдавая их под парковки (напомним, что во всех европейских городах всё – в точности до наоборот, тротуары расширяют).

Особенно много негатива вызвала пресловутая собянинская плиточка. В прошлом году некоторую часть города ей упаковали – без соблюдения технических требований, чёрт-те как, попилив всё, что можно, и потому вся эта плиточка после первой же зимы пошла радостными волнами. Это вы все знаете, конечно. Поэтому в этом году Собянин торжественно объявил, что плиточкой больше укладывать не будет, живите с латаным асфальтом.

Фишка в том, что мелкая плитка вообще для города не подходит, как бы красиво не выглядел Минск, где подобная плитка уложена повсеместно качественно и хорошо. По такой плитке неудобно ходить на каблуках, невозможно ездить на роликах, некомфортно в инвалидных колясках или на велосипедах. Кроме того, ввиду того, что отдельные её блоки-элементы достаточно мелки, она разваливается быстрее, чем, например, огромные плиты, которыми уложены (тоже катастрофически уродливо) улицы, например, Нью-Йорка.

Единственным правильным покрытием для пешеходных частей города я считаю крупную плитку. Такую, какой – не нужно далеко ходить за примерами! – уложили весь исторический центр Санкт-Петербурга, и продолжают ползти к его спальным районам. Вот она:



Обратите внимание: крупная плитка для тротуара: ни роликам, ни каблукам – никаких помех. Мелкая мостовая для автомобилей, переход тоже оформлен камнями, а не краской. Под катом будут примеры питерской красотищи.

Рассказ о плитке и Питер vs. МоскваCollapse )

Да, друзья, не всё идеально, не всё супер. Но это огромный прогресс в сравнении с тем, что было. И в сравнении со столицей, где по-прежнему царствует стабильность, которой все так хотели. Конечно, нужно брать пример с Европы – но интересно то, что порой даже в Европу ездить не надо. Достаточно пройтись по Питеру.

Только те, кто ведает нашими городами, не ходят по улицам пешком.

В следующем выпуске я расскажу, как сужение улиц позволяет полностью избавиться от пробок и плохой экологической обстановки в городе на примере Амстердама и Копенгагена.

Монах
Парфюмер за работой
nostradamvs


Казалось бы, всё успокоилось, стихла страна, рассеялась мирно нависшая было гроза. На площади в центре Москвы полыхает монах, идущие мимо старательно прячут глаза. У них телевизор и прочий домашний уют, у них ежедневные дрязги и склоки с женой, они, если выпьют, народное в голос поют, они на коллегу доносы строчат за спиной. Но в них просыпается гордость, когда персонаж с задатками лидера что-то вещает с трибун, они говорят: он – из наших! Нет, проще: он – наш! – на плечи чужие свою возлагая судьбу. А он ни при чём, он действительно – просто из них, он вышел за хлебом и был их потоком снесён, и стал неожиданно выше мышиной возни, и лишь на трибуне вдруг понял, что это не сон.

А где-то в проулках от холода тухнет ОМОН, им хочется выпить, но стоп! – на работе нельзя. Они-то как раз понимают, что это не сон, поскольку сомнения вычетом премий грозят. И кто-то тихонько бурчит, мол, на площадь пора, размяться, согреться чутка, подрумянить лицо; их деды ходили в атаку с бесстрашным «ура», они – молчаливо, как свора живых мертвецов. Приходит приказ: ожидать. Молодой капитан выходит из ПАЗа: становится тесно внутри, другой говорит – ты куда, без приказа – куда? А тот отвечает: послушать, что он говорит. И слушает молча, и слово летит над Москвой, теряется в снежном буране и стенах Кремля, и зрители слышат лишь мутный отрывистый вой, и думают: «скоро закончит» и «холодно, бля». Одно лишь спасает случайного лидера масс от мрачной работы в Сибири на колке руды – сидящий за тёплыми стёклами правящий класс не видит его через чёрный монашеский дым.

Затем все расходятся, мирно спускаются в быт. У всех – телевизор и прочий домашний уют. Трибунный оратор до будущей встречи забыт. Пришедшим – по кружке с гербом, над столицей – салют. И правящий класс гарантирует: скоро весна, и вновь обещает чуть-чуть посидеть и уйти. На площади в центре Москвы полыхает монах, и голая девочка с криком бежит в объектив.


Севастополь, часть 1
Парфюмер за работой
nostradamvs
Ко второй части, к третьей части

Севастополь для меня всегда был каким-то городом из учебника. «Оборона Севастополя» как нарицательное, картины Дайнеки, образ далёкого и героического. Ну вот, посмотрел вживую. Город охренительный, ей-богу. Особенно прекрасны морячки, которые разговаривают в стиле «Рядовой Петров, неужели ты не видишь, что капаешь на лоб товарищу раскалённым припоем?», пропускают вперёд дедушек, уступают место бабушкам и бросают окурки только в урны. У каждой женщины должна быть одна главная любовь все жизни, у севастопольских дам эта любовь моряки.
Город, в отличие о прочих крымских, считает довольно молодым, заложен в 1783 году. Но на территории Севастополя – Херсонес, километры и километры раскопок до нашей эры. Поэтому назвать его «юным» язык не поворачивается.
Ну да что языком молоть, пошли в город. Вот вид из нашего окна (самый центр, Большая Морская):



Часть 1. Всякий разный СевастопольCollapse )


Во второй части вас ждёт панорама обороны Севастополя и много всего занимательного. Не переключайте канал.

Оглавление путешественных заметок с фотографиями и можно посмотреть в оглавлении моего Живого Журнала.

3 мая 2011: Феодосия
Парфюмер за работой
nostradamvs
Нарушим хронологию (не впервой) и, минуя Судак, обратимся к Феодосии. Мы туда добирались с приключениями. Автобус из Нового Света в Судак, потом – из Судака до развилки (потому что один-единственный прямой автобус идёт в 14.00), потом от развилки до Феодосии. А когда мы решили двинуть обратно, оказалось, что никуда и ничего уже не идёт. До развилки ещё кое-как добрались, потом на последнем автобусе Симферополь – Судак, а потом – пешком. Потому что таксисты наглые и за 7 километров требуют 100 гривен. Щас, ага. Пешочком, пешочком.

Но мы же о Феодосии, да. Город основан в VI веке до н.э. – давно. Как и все крымские города, хозяев Феодосия меняла регулярно – сначала греки, потом гунны, потом – византийцы, хазары, золотоордынцы, генуэзцы, османы, русские. В общем, наслоение культур. Город очень красивый, но изувеченный годами советской власти. Потрясающие особняки в стиле модерн выкрашены изнутри зелёной масляной краской до уровня плеч, в галерее Айвазовского вообще никак нельзя фотографировать (ужасно!), а на руинах генуэзской крепости XIII века сушится бельё жителей пристроенных прямо к средневековым стенам лачуг. Совок умеет испортить всё, что угодно. Даже Зурбаган, коим на самом деле является Феодосия.

Глядя на железную дорогу Феодосии, представляешь, как графья ехали на курорт прямо вдоль линии моря (рельсы пролегают через весь город прямо по кромке, отсекая пляж). Но когда пересекаешь дорогу, видишь загаженный консервными банками пляж. Но тут есть армянские церкви X века. И ещё тут был Айвазовский – и есть, навсегда, под камнем. Такова Феодосия.

Вот типичная картина: армянская церковь XIV века, а вокруг – гаражи и хибары.



Феодосия как я её понялCollapse )

Оглавление путешественных заметок с фотографиями и можно посмотреть в оглавлении моего Живого Журнала.