Category: происшествия

Парфюмер за работой

Подробный разбор фильма «Джокер». Часть 2

К первой части (эпизодам 1-21)

Внимание! Обзор разбит на 2 части из-за ограничения максимальных размеров ЖЖ-поста. Это 2-я часть, эпизоды 22-38. Части выложены одновременно, читать их стоит последовательно.

kinopoisk.ru-Joker-3406390

Итак, «Джокер» (США, 2019). Фильм – отличный, оценка 10/10.

22

Collapse )
Парфюмер в тюрьме

Просмотрено и прочитано, выпуск 267

ПРОЧИТАНО

Захар Прилепин. Обитель. По Прилепину заключённые в сталинских лагерях занимаются ровно тремя вещами: пьют, жрут и трахаются. Иногда их просят поработать, но это редко. В лагере раздолье, хорошо. Никаких политических не существует, а те полтора, что существовали, сами себя назло всем и расстреляли. Все заключённые сидят за дело, мерзкие бандюги и отцеубийцы, а честные героические чекисты к ним добры и справедливы. Иногда упоминается ненароком, что где-то кто-то слышал про страшные пытки и какую-то несправедливость, но затем это опровергается. Еда в лагере — примерно как в лучших домах Лондона. В общем, честно: очень хорошо, качественно написанная, но невероятно глупая книга. Феноменально просто глупая. 2/10.

ПРОСМОТРЕНО

Суспирия (Suspiria, Италия-США, 2018). Странный артхаусный ужастик с неимоверно прекрасной операторской работой (10 баллов оператору и пожизненный эцих с розами и шоколадом) и великолепной игрой актёров (Суинтон, чтобы вы понимали, сыграла две роли — учительницы танцев и старика-психолога; Дакота Джонсон хорошая; Хлои Морец почти не видно). Берлин, 1973 год; американцка прилетает в Западный Берлин учиться танцам в знаменитейшей труппе современного балета, а её предшественница в то же время рассказывает берлинскому психологу, что балетмейстерши — ведьмы. Это так красиво снято, такие переходы камеры, такие игры со светом, такой антураж, что тонешь, видишь слои, не можешь оторваться… а потом сценаристы решают, что подзатянули и быстренько вкрячивают простенькую развязочку в стиле “самый слабый вдруг оборачивается самым сильным”; такую мы видели, причём в лучшей форме, в “Сайлент Хилле” и ещё десятке фильмов. И как-то жалко, что всё так слито. 6/10.
Полынь: Дорога мёртвых (Wyrmwood, Австралия, 2014). Дешёвый и люто ржачный (хотя жестокий, конечно, и местами трагический) ужастик про зомби-апокалипсис. В принципе, зомбаки типичные — “мозги, мозги”, вытянутые вперёд руки и всё вот это. Но снято забавненько, повороты сюжетные есть забавненькие, плохой доктор-экспериментатор забавненький, развязка забавненькая. Ну то есть любителям кровищщщщщи — ок. 6/10.
Люди в черном: Интернэшнл (Men in Black: International, США, 2019). Вот знаете, “Люди в чёрном” всегда имели крутую фишечку. Чёрный юморок, немножко весёлого треша, оригинальные поступки героев, остроумие, в общем, это было интересно. Весело, красиво, интересно, радостно, динамично, и — оригинально. Даже третья часть, хотя первым двум она продувала в ноль. А это… это безликий копипаст уже известных нам ранее шуток, сюжетов и трюков. Я не знаю, зачем я это смотрел, честно. Никак не могу найти причину. Это был серый экран, на котором просто бегали какие-то люди. И не люди. 2/10.
Хеллбой (Hellboy, США-Великобритания-Болгария, 2019). Для перезапуска истории — нормально. Первая половина фильма — так и вовсе зашибись, особенно прекрасная драка Хеллбоя с великанами, я прямо ржал. Ну и вообще шуточки отличные (зависит от перевода, но в целом ок). Правда, вот начиная с Мерлина сюжет стали люто гнать — сам Мерлин появляется, как рояль в кустах, и так же исчезает; ощущение, что это просто затычка для сценарной дыры. Ну что значит ощущение — затычка и есть. Есть и ещё пара явных сюжетных лаж, вызывающих вопрос “почему”. Так что культом, как первые части, этот явно не станет. Но посмотреть можно. 5/10.
Чёрное зеркало, 5 сезон (Black Mirror, Великобритания, 2019). Сезон заметно слабее предыдущих. Не могу сказать, что адский провал, но просто три слабые простые серии без надрыва, без неожиданности, без трагедии, без сопереживания. Раньше в каждом сезоне была хотя бы 1-2 мегакрутая серия, которую фиг забудешь. Здесь же три проходные. Такие тоже были во всех сезонах — но ни один сезон не состоял из них целиком. Самая пристойная — последняя, о лежащей в коме поп-звезде. Ну и ещё момент: практически все серии “Чёрного зеркала” до того заканчивались неоднозначно — или совсем плохо, или спорно. Была только одна позитивная серия про людей, запертых внутри компьютерной игры (и она была супер). Здесь же сценаристы испугались и попытались работать с хэппи-эндами. И получилось серо. 4/10.
Гори, гори ясно (Brightburn, США, 2019). Как кто-то верно охарактеризовал — “Антисупермен”. Завязка та же: бездетная пара видит падение летающей тарелки, содержимое которой — один инопланетный ребёнок, и берёт этого ребёнка на воспитание. Только он вырастает тем, кем должен. Смертью, инопланетянином, ненавидящим мир — он уничтожает, убивает, режет, ломает. Супермен, который не спасает, а разрушает. И это бы очень страшно и круто, если бы не было вторично — уже был мрачный гиперреалистичный фильм о том, как человек, обретший суперспособности, начинает использовать их во зло, “Хроника” (Chronicle, 2012). Рекомендую посмотреть — там как-то жутче. Потому что менее искусственно. Но и тут норм. 6/10.
Джон Уик 3 (John Wick: Chapter 3 - Parabellum, США, 2019). Ну и параша. Только два вопроса: а в мире есть люди, которые не убийцы, а обычные? Там же все киллеры, от младенца до старика. А кто, блин, хлеб растит и машины собирает? И второй: а чё, на Джоне Уике какой-то чип? Куда бы он не спрятался, куда бы не сбежал, его уже там ждут. Всегда. Идиотский фильм, перегруженный однообразными драками. 1/10.
План побега 3 (Escape Plan: The Extractors, США, 2019). Чудовищное говно. Вот что бывает, когда ты не можешь остановиться на хотя бы второй части, и тебя прёт, прёт, прёт снимать дальше. В принципе, то же, что и с “Джоном Уиком”. Первый “План побега” был успешен по простой причине — там в равных ролях снялись Шварцнеггер и Сталлоне, и это было прикольно, как два здоровых старпёра бегут из тюрьмы. О чём был второй, я не помню, но, скорее всего, он тоже что-то собрал, потому что первый был успешным. Третий — это ужасно снятый, совершенно жалкий фильм с плохо поставленными драками и перестрелками, о том, как негодяй похищает китайскую бизнесменшу и почему-то держит её в сверхсекретной тюрьме (везде темнота, ничего не видно), а Сталлоне и К её быренько спасают. 1/10.
Домино (Domino, Дания-Франция-Италия-Бельгия-Нидерланды, 2019). Плохо всё, даже работа композитора. С-с-сука, как это можно было сделать. Зачем там Гай Пирс (что де Пальма уже не способен ничего снимать, понятно). Что за наркоманский сценарий? Полицейский забывает (!) табельный пистолет на тумбочке дома, идя на дело (это, блядь, завязка) — а голову ты дома не забыл? Дальше много-много идиотизма. А потом развязка. Как найти арабского террориста, который по слухам скрывается в Брюсселе? Просто. Нужно просто приехать в Брюссель. И вы сразу по выходу из аэропорта случайно встретите машину, где он будет за рулём. Ну и дальше уже дело техники. Догнать и взять. А чё, норм. А, ну и да: как обезвредить арабского террориста, который держит палец на кнопке взрывателя. Просто: ударить его по яйцам. Он сразу всё отпустит и выронит. 1/10.
Дурацкое дело нехитрое (Kraftidioten, Норвегия-Дания-Швеция, 2014). Когда я посмотрел очень плохой американский фильм “Снегоуборщик”, мне подсказали, что это римейк скандинавского “Дурацкое дело нехитрое”. История проста: у обычного снегоуборщика наркодельцы убивают сына, и снегоуборщик последовательно размачивает мафиозную группировку (не без помощи второй мафиозной группировки). Но скандинавский вариант примерно на 10 голов лучше американского. Хорошая игра, хорошая постановка, прекрасно выписанные сцены и диалоги. И ещё очень хорошо, насколько Стеллан Скарсгаард лучший актёр, чем Лайам Нисон. По лицу Скарсгаарда видна такая суровая скорбь, где-то внутри, в глазах. А Нисон просто строит плачущее лицо, так и я умею. 7/10.

Парфюмер за работой

Заокеанская история X

Завтра война доберётся до нас, мой хороший. Завтра, мой мальчик, объявят о том, что грядёт. Так что прости, но отныне я буду чуть строже, чуть беспокойнее, чуть истеричнее, может, это поможет, избавит, спасёт от невзгод. Выключи радио, звук начинает вгрызаться в мякоть диванную, в старый настенный палас, в фотообои, в настенную карту Эльзаса – так, что уже через час начинает казаться, будто немецкие танки въезжают в Эльзас.

Всё, как обычно, – по радио утром сказали – люди стреляют друг в друга без всяких причин. Вот тебе франк на кино. В затемнившемся зале просто смотри, как Астер подпространство взрезает. Просто смотри, как танцует Астер, и молчи.

Будет война номер два, номер три, номер десять. Будут война за войной пожирать этот век. Тысяча жертв каждый час, каждый день, каждый месяц; даже на Бога такую вину не повесить, пусть она – просто случайный побочный эффект. Будет война в азиатских промасленных джунглях, будет война в раскалённых песчаных морях, медь заржавеет, листы броневые пожухнут, время закончится чем-то бессмысленно жутким, холодом вечной зимы, тишиной декабря.

Солнце скрывается. Вечер склоняется к ночи. Радио давится шумом серийных помех. Вот тебе франк – заскочи за багетом, а впрочем, просто смотри, как Астер залихватски хохочет. Просто смотри и с собой захвати этот смех.

Льются из медных тромбонов свинцовые струи,
выглядит мутным экран из-под влажных очков.
Джинджер танцует, ритмично паркет полируя,
Джинджер взлетает под ритм пулемётных щелчков.
Душит зенитная музыка гамбургских башен,
рёв самолётный дерёт на волокна струну.
Фред безупречен, безумен, бесстрастен, бесстрашен,
каждым наигранным па отрицая войну.

Цокот чечётки. Усталость во взгляде тирана.
Круг на крыле. Опалённый пожаром рассвет.
Нет ничего за пределами киноэкрана.
Есть только Фред. Не забудь – только Джинджер и Фред.
Нет ничего.
Смерти нет.
Смерти нет.
Смерти нет.
Женщина в розах

Мария де Виллота

Тем временем в испанском отеле, за день до презентации собственной книги, в возрасте 33 лет умерла Мария де Виллота. Если кто не знает, она была гонщицей. Не очень хорошей – что греха таить. Даже весьма посредственной. Никогда ничего особенного не выигрывала, высоких результатов не показывала. В 2011 году её карьера внезапно получила новый толчок – «Формулу-1». Тесты Renault, более или менее приличный результат, контракт тест-пилота с Marussia.

Но судьба – сволочь. Как из успеха, с самого верха, она может одномоментно свалить вниз. 3 июля 2012 года Мария попала в аварию – в первый же рабочий день тест-пилота. Получила серьёзные травмы головы. Потеряла глаз. Не сдалась. Её фирменная пиратская повязка стала символом и оригинальным рекламным носителем. Права женщин в автоспорте, активная жизненная позиция, улыбка.



А сегодня оказалось, что она всё-таки погибла в той аварии, более года назад. Просто, видимо, выторговав у смерти лишний год.

Запомним её такой.

Женщина в розах

Чужая история о любви

Пол Браун рассказал нам на днях красивую и грустную, пусть даже чрезмерно «американскую» историю.

Много лет назад Браун сам обучался актёрскому мастерству у одного из лучших нью-йоркских преподавателей, Роя Лондона. Лондон нашёл себя именно как учитель, причём достиг в этом деле невероятных высот. В одной группе с Полом учились, к слову, Брэд Питт и Мишель Пфайффер. И одним из постулатов Лондона была основа: все истории – либо о любви, либо о власти, либо о смерти. Преподавал он прекрасно, из-под его рук выходили лучшие актёры, режиссёры, сценаристы Голливуда.

А потом ему предложили режиссёрский проект – то есть вернуться из преподавания в кинематограф, сделать свой фильм. И он согласился. Последний месяц перед отъездом из Нью-Йорка в Лос-Анджелес он работал как безумный. Взял на себя ещё больше групп, ещё больше дополнительных часов, отдавался целиком и полностью любимой работе. В последние дни перед его отъездом все его ученики праздновали вместе с ним его пятидесятилетие. Это была большая-большая вечеринка, и все девушки хотя бы один раз танцевали с именинником. Девушка, которая была на том празднике с Брауном, тоже прошла один круг с преподавателем. И потом сказала Полу: когда я танцевала с Лондоном и смотрела в его глаза, я понимала, что сейчас я – единственный в его жизни, самый главный человек. И так думала каждая женщина.

Он уехал. Прошло три месяца – и пришла весть о том, что Рой Лондон умер. У него был СПИД, и был давно – и он никому ни словом об этом ни разу не обмолвился. В последний месяц он работал как сумасшедший не потому что уезжал – а потому что знал, что уже не сможет вернуться.

Медсестра, которая была с ним в последний день, передала его последние слова. Он потерял сознание, пульс исчез – и она пошла к телефону, чтобы сообщить о смерти пациента, но вдруг услышала вздох. Она бросила трубку, вернулась, а он открыл глаза и схватил её за руку. «Я должен! – сказал он. - Я должен провести ещё один, самый последний урок!» «Зачем? Почему?» - спросила она. «Потому что я ошибался, - ответил он. – Я всегда говорил им, что истории могут быть о любви, о власти и о смерти – но я ошибался. Все истории – только о любви».

И умер.

P.S. Пожалуйста, при перепостах сохраняйте активную ссылку на Пола Брауна, потому что это его история. И на меня, потому что я её пересказал с его слов.
Парфюмер за работой

63. Удивительное везение Огюста Кипариса

Вы, конечно, знаете приговорку «Не было бы счастья, да несчастье помогло». Так вот, я хочу вам рассказать совершенно удивительную историю, точно иллюстрирующую это высказывание. Историю о том, как заключение в карцер за тяжкое преступление, а затем страшная и единовременная смерть 28 000 человек принесло счастье одному простому парню, чернокожему портовому рабочему и пьянчуге Огюсту Кипарису (August Cyparis, то есть, скорее, «Кипари», но мы будем говорит «Кипарис» в свете обстоятельств, которые я изложу чуть позже). Кто-то из сетевых «журналистов» (фи!) вбросил некогда в рунет его имя в чудовищно искажённом виде – с тех пор оно и гуляет по сборникам удивительных фактов. Я попытался копнуть чуть глубже.
В общем, 8 мая 1902 года случилась самая страшная трагедия в истории острова Мартиника. Вулкан Мон-Пеле, начавший пыхтеть ещё в апреле, наконец, изверг из своих недр всё, что мог. Город Сен-Пьер – промышленный и торговый центр Мартиники (но – подчеркну! – не столица; административным центром на тот момент уже был Фор-де-Франс, как и сегодня) был сметён с лица земли – от первого до последнего строения. В 1902 году в Сен-Пьере жило около 28 000 человек – по меркам крошечного острова очень много, львиная доля населения Мартиники. Все погибли, никого не осталось.
На карте обозначен участок, полностью сметённый с лица земли.



Стоп, на самом деле осталось двое. Упомянутый Огюст Кипарис и сапожник Леон Компер-Леандр. Выжила ещё маленькая девочка по имени Авивра да Ифриль, но с ней вообще много неясностей. А о том, как удалось выжить Кипарису, мы поговорим.



Collapse )

Полный список предыдущих историй серии можно посмотреть в оглавлении моего Живого Журнала.

Парфюмер за работой

50. Главное шоу Кристин Чаббак

Пятидесятый выпуск получился страшным. Ну да ладно. Не всё же в радость.
Однажды я уже рассказывал вам о женщине, которая приставила пистолет к виску и нажала на курок (Айрис Чан, последняя жертва нанкинской резни). Сегодня – ещё одна история, в какой-то мере схожая с историей Айрис. Журналистика иногда доводит людей до состояния, сходного с безумием.
Вообще-то, Кристин Чаббак (Christine Chubbuck) никакими душераздирающими расследованиями не занималась. Родилась в Гудзоне (штат Огайо) 24 августа 1944 года, училась в школе для девочек в Шейкер Хайтс, в течение года посещала лекции в университете Оксфорда, училась в Беверли (Массачуссетс), с 1965 года, параллельно работая на различных мелких телеканалах. Но главное (и последнее) событие в её жизни было связано с телепрограммой Suncoast Digest на канале TV-40.



Collapse )

Полный список историй можно посмотреть в оглавлении моего Живого Журнала.

Парфюмер за работой

43. Оригинальный краш-тест Уильяма Краша

Благодаря недавнему крику души я выяснил, что рубрика востребована :) Значит, будем продолжать дело. Постараюсь хотя бы раз в неделю, оно порядком времени занимает. Плюсадины можно не ставить.

Одного из главных героев этой истории и в самом деле звали Уильям Джордж Краш (William George Crush). То есть почти crash – «катастрофа». В общем-то, его фамилия предрекла его судьбу: Уильям Краш изобрёл публичный шоу-краш-тест, названный, правда, не в честь него, а всё-таки в честь английского crash. Ну да ладно, это была присказка, а теперь перейдём к сказке.
В 1896 году солидный, спокойный и обстоятельный Уильям Краш работал «пассажирским агентом» на железной дороге Миссури-Канзас-Техас, также широко известной как «Кэти». Прозвище было связано с аббревиатурой: Missouri–Kansas–Texas Railroad – MKT – "the K-T" (когда Миссури ещё не входила в компанию) –"the Katy".



И вот однажды Уильям Краш посетил штат Огайо, город Кливленд. И увидел там потрясающую штуку – имитацию столкновения двух поездов на небольшой скорости, то есть классический краш-тест для выяснение, что будет с паровозом при столкновении на определённой скорости. И тогда господин Уильям Краш загорелся повторить этот трюк на своём участке железной дороги. Только повторить гораздо более эффектно плюс ещё сорвать на этом как можно больше денег.



Collapse )

Полный список историй можно посмотреть в оглавлении моего Живого Журнала.

Парфюмера ведут

Испанка

Ты едешь вниз, мостовая щекочет нервы,
Трамвай грохочет, кондуктор закрыл глаза.
Ты помнишь, Лиза, твой мальчик всегда был первым –
Прямым, как штык, и стремительным, как гюрза.

Ты едешь мимо кондитерской, мимо банка,
И смотришь в окна, и время летит вперёд.
А он уехал. Его унесла испанка.
Но ты до сих пор не веришь в его уход.

Он был красив, как красивы бывают боги,
И щедр, как принц, хотя сам получал гроши,
Он мог быть ветреным или предельно строгим –
Но главное, он умел тебя рассмешить.

Умел играть на гитаре и пел романсы,
Ходил по театрам или порой в балет,
А, впрочем, больше всего обожал он танцы,
Но как иначе – ему было двадцать лет.

Ты видишь город и шепчешь себе: «Живая…»,
Целуешь молча совместный фотопортрет,
И каждое здание там, за окном трамвая,
Тебе намекает: нет его больше, нет.

Ты хочешь выйти, ты просишь: «Остановите!»,
В истерике бьёшь водителя по спине,
Но он не слышит, а, может быть, и не видит:
Взывать к нему – что молиться глухой стене.

Трамвай уже по-за городом. Полустанки,
Деревни и звонкий хохот сельских ребят.
А ты мертва, ведь тебя унесла испанка.
Но ты и сегодня веришь, что - не тебя.

Понял, что нужно пояснить, а то в личку вопрос задали глупый. Испанка - это пандемический грипп, от которого в начале XX века погибло примерно 3% населения планеты. Свиной просто отдыхает.

Парфюмер за работой

Семейные неприятности Владимира Серкова

Оригинальную историю вычитал. В принципе, особенно собирать о ней информацию не пришлось: источников раз, два и обчёлся. И все – открытые. Даже неинтересно: я всё-таки люблю покопаться, попереводить. И больше всего люблю истории, которые в русскоязычных источниках отсутствуют как таковые. Ну да ладно.
В общем, жил в Новосибирске молодой лётчик по имени Владимир Серков. Совсем молодой. Родился он 25 июля 1953 года, а на дворе в момент описываемых событий шёл всего-то 1976 год.



Collapse )

Список предыдущих серий:

Пословицы и поговорки Томаса Брайтенбаха, Корабельные крысы Саймона, Неудачное плавание Ричарда Паркера, Родственные связи Святой Димпны, Дух экстаза Элеонор Торнтон, Последний полёт Роджера Петерсона, Бумажные журавлики Сасаки Садако, Продукты жизнедеятельности Пьеро Мандзони, Крепость Капитана Джека, Дочери Маргарет Гарнер, Пулемёт Антонины Макаровой, Alter ego Джеймса Типтри-младшего, Соавтор Роберта Штильмарка, Патологии Джозефа Меррика, Боевая подруга Марии Октябрьской, Набат Александра Соболева, Пять дней Иоанна I, Удивительный дар Зеры Колберна, Аэроплан Энтони Ролта, Мрачное воскресенье Режё Шереша, Непростое детство Уильяма Стоунхэма, Жизнь и смерть Роальда Мандельштама, Трон Дьёрдя Дожи, Две гонки Пьера Левега, Любовь Карла Танцлера