?

Log in

No account? Create an account

Парфюмерная мастерская.

Я делаю добро из зла, потому что его больше не из чего сделать.

Entries by category: образование

James Dyson Award: ещё неделя конкурса для изобретателей!
Парфюмер бросает платок
nostradamvs
Меня на лекциях часто спрашивают: а в каком бы конкурсе изобретателей мне принять участие? Где они проводятся?



Да вот же, вот они. Шикарный конкурс James Dyson Award принимает работы с февраля, а принимают участие полтора человека, никто не сёрфит, никто даже не догадывается, что можно принять участие. Я на лекциях пытаюсь разрекламировать такие конкурсы, но сколько у меня тех лекций.

Вот тут: http://www.jamesdysonaward.org/ru/

Ну-ка, кто там идеями фонтанирует, руки в ноги - и в конкурс!


68. Картотека Элис Кобер
Парфюмер за работой
nostradamvs
Я полагаю, все знают, кем был Юрий Валентинович Кнорозов. Не знаете – почитайте в Википедии, она достаточно информативна. Человек, который расшифровал письменность майя – путём титанического труда, безумной, монотонной, систематической многолетней работы. Что это принесло ему? Ничего. Его даже за рубеж до распада СССР не выпускали – хотя он всегда мечтал побывать в Мексике, на родине языка, которому он посвятил всю жизнь.



Но дело в том, что все великие дешифровщики были в определённой мере безумцами. Дешифровка древней письменности – почти любой – это работа на целую жизнь. Человек, который начинает заниматься подобным, отдаёт себе отчёт в том, что с высокой долей вероятности он не успеет завершить свой труд.
Это что-то вроде взрослого, сознательно принятого аутизма, и в этом есть невероятное величие духа, я считаю.
Например, Элис Кобер.



Жизнь на алтареCollapse )

Полный список историй можно посмотреть в оглавлении моего Живого Журнала.

Гордость за отца
Парфюмер за работой
nostradamvs


Младшая дочь Ли Харви Освальда, Рэйчел, будучи школьницей, очень гордилась своим отцом. Её одноклассницы хвастались новой куклой, причёской или двумя телевизорами в доме. А Рэйчел на всё отвечала "А мой папа пристрелил Кеннеди". И это было непрошибаемым аргументом в пользу крутости.

Из интервью Рэйчел Освальд.

P.S. Я бы тоже гордился независимо от того, кто на самом деле его убил. А ещё я в связи с этим занимательную историю пишу, но медленно. Не про Ли, конечно, про кое-кого другого.

53. Зрение и слух Лауры Бриджман
Парфюмер за работой
nostradamvs
Про Хелен Келлер (1880-1968) все знают. То есть википедия про неё много пишет, недавно mi3ch рассказал своим читателям, да и каждый слепоглухой человек, обладающий каким-либо талантами, автоматически сравнивается с Хелен Келлер. Ни в коем роде не умаляя её силы и таланта, хотелось бы в какой-то мере восстановить справедливость. Конечно, Хелен Келлер не была первой слепоглухой, обученной языкам, письму и нормальной коммуникации. До неё было несколько десятков подобных случаев.
Первым обученным слепоглухим человеком считается француженка Викторин Мориссо (Victorine Morriseau), родившаяся в Париже в 1789 году. Она выучила язык, получила образование, и умерла в 1832 году (довольно молодой) нормальным более или менее человеком. К сожалению, о ней почти ничего не известно. Надо отметить, что и до Мориссо слепоглухие учились общаться тактильными методами, но чтобы выучиться языку, говорить и писать на нём – это был первый случай. Но я расскажу совсем о другом человеке – о Лауре Бриджмен (Laura Bridgman). Она считается первой слепоглухой, сумевшей полноценно выучить английский язык (напомню, Мориссо – француженка). Фотография 1878 года.



В вечной пустотеCollapse )

Полный список предыдущих историй серии можно посмотреть в оглавлении моего Живого Журнала.


Шпиль здания МГУ: отчёт.
Парфюмер за работой
nostradamvs
Не так давно известный путешественник sergeydolya побывал на шпиле здания МГУ под руководством замечательной _nagaina_. Прошла пара недель - и я повторил его достижение. И пришёл к выводу, что Сергей фотографировал совершенно не то, что может быть интересно обывателю. Ну что такое виды Москвы? Они и с Останкино видны, и с башен Делового центра. То ли дело зелёный Ломоносов! Или лошадь с палкой в попе. А там такие штуки есть - на этом самом шпиле. Поэтому сейчас я вам расскажу, что там по настоящему круто.

Ну, раз уж я помянул зелёного Ломоносова, то грех не поставить его на заход:



И другие занимательные вещицыCollapse )

Фотографировать я не умею, обрабатывать мне лень, посему чем богаты, тем и рады. А _nagaina_ огромное спасибо за допуск к сокровенным знаниям.

Оглавление путешественных заметок с фотографиями и можно посмотреть в оглавлении моего Живого Журнала.

Идиотизм министерства образования.
Парфюмера ведут
nostradamvs
С 1 сентября вступает в силу приказ номер 195 Министерства образования и науки от 8 июня 2009, определяющий список словарей, грамматик и справочников, содержащих нормы современного русского литературного языка.

Там есть пара умный вещей. Например, теперь (наконец-то!) слово "кофе" приобрело естественный для него средний род (наряду с мужским - и это правильно, тут двояко).

Но всё равно. В этом министерстве сидят идиоты. Недоделанные тупые идиоты. Потому что цитирую: Что касается ударений, то теперь официально можно говорить "догово'р" и "до'говор", "йо'гурт" и "йогу'рт", "по сре'дам" и "по среда'м". Более того, "Интернет", согласно новым правилам, необходимо писать с большой буквы, а название боевого искусства - "карате" вместо "каратэ". Поясняется, что правильно писать и говорить "бра'чащиеся", а не "брачу'ющиеся".

Тупые безграмотные идиоты. Лучше бы ввели в русский язык ряд слов, которым нет аналогов - диггер, шушпанцер, пикапер, лытдыбр и гастарбайтер. А не занимались уничтожением устоявшихся норм грамотности. Я говорит и буду говорить "йо'гурт", "догово'р" и "по сре'дам". Я буду писать "интернет" с маленькой буквы, буду писать "брачующиеся" и "каратэ".

Удивительный дар Зеры Колберна
Парфюмер за работой
nostradamvs
1 сентября 1804 года в городе Кэбот, штат Вермонт, США в семье столяра родился мальчик. Мама с папой назвали его Зерой (Zerah Colburn) – ах, красивы были эти старые, ныне не использующиеся имена… Примерно в 1809 году, то есть когда маленькому Зере было 5 лет, он сидел в отцовской лавке и играл со стружкой. И от нечего делать проговаривал вслух таблицу умножения. Папа услышал сына (которому никогда никакой грамоты и тем более математики не преподавал) и понял, что у Зеры есть некоторые способности, которых нет у других детей. И стал активно мальчика эксплуатировать. А что из этого вышло – можно прочитать ниже.



Удивительный дар Зеры КолбернаCollapse )

Список предыдущих серий:

Аэроплан Энтони Ролта
Мрачное воскресенье Режё Шереша
Непростое детство Уильяма Стоунхэма
Жизнь и смерть Роальда Мандельштама
Трон Дьёрдя Дожи
Две гонки Пьера Левега
Любовь Карла Танцлера


Чувство языка
Парфюмера ведут
nostradamvs
Есть такая вот штука: чувство языка. Кому-то от рождения дана способность паять микросхемы, кому-то – бегать на длинные дистанции, а кому-то – правильно и красиво выражать мысли, не делая серьёзных ошибок.
В школе я учился хорошо. Но за 11 лет изучения русского языка я ни разу не выучил ни одного правила. Я даже не читал их. То есть задавали на дом: «Упражнение 314, правило 28». Упражнение я делал, 5 минут занимало, не жалко. Правило я не читал. Все эти правописания суффиксов «-чик», сдвоенных «нн», чередующихся гласных в корнях прошли мимо меня.
И я всегда имел по русскому «5». Иногда имел «4» ввиду жуткого разгильдяйства и опечаток. Опечаток у меня и нынче достаточно, причём порой очень смешных.
Вещи, которые инстинктивно я не знал, можно перечислить по пальцам. Точно помню, в 10-м классе в сочинении я допустил одну ошибку: написал «распостраняться». А надо было «распространяться». Я реально этого не знал. Но получил «5», потому что учительница меня простила, она мне об этом сама сказала. Уж очень хорошее сочинение было.
Наверное, в этом отчасти и кроется корень моей нелюбви к филологам, лингвистам и литературным критикам, кстати. Они очень плохо различают «не знает» и «плевать хотел на правила». Я – второе.
На многих форумах литконкурсов обсуждают мои рассказы. И почти всегда – я читал это уже десяток раз – сводится к одному. «Язык – офигенный, написано мастерски, а вот сюжет банален и избит». Да, я согласен. Я беру не сюжетами. Я стараюсь брать тем, что знаю и умею. Языком.
Кстати, вспомнил ещё одну свою ошибку. У меня в одном стихотворении ударение в слове «домен» падало на первый слог, а надо – на второй. Миша Балабанчик подметил. И был прав, поскольку я тогда этого не знал.
Чувство языка или дано, или нет. Одному, чтобы писать грамотно, нужно зубарить правила и подставлять проверочные слова. Мне нужно просто следить за опечатками, потому что правила – это для неграмотных, да.
Ещё стоит различать цель поста. Я стараюсь везде писать правильно, со знаками препинания, отсуствие которых я не люблю. Но в посте ЖЖ я могу позволить себе писать как хочу. С лажами, с опечатками, с албанскими фразами и так далее. Когда я пишу рассказы, я выдерживаю их в определённом языковом коридоре, используя лексику, которая этому коридору соответствует. Каждому правилу – своё место.
Кстати, вполне вероятно, что если меня спросить, как пишется то или иное слово, я не смогу ответить. Но сам всегда напишу его верно.
Я очень не люблю, когда мне публично указывают на опечатки и ошибки. В профиле есть моя аська: постучись и напиши. Я исправлю и «спасибо» скажу. Публичная демонстрация ошибок намекает на что-то вроде «Смотрите, а король-то голый!».
И ещё больше я ненавижу, когда рассказываешь анекдот, а этот слушатель, филолог доморощенный, вместо того, чтобы вдуматься в смысл шутки, ищет в анекдоте стилистические ошибки.
Да, говорю я. Я не читал правил и не буду. Я не учил русский и не буду. И тем не менее, я говорю по-русски лучше, чем 90% русскоговоряшего населения СНГ. На экзаменах в ВУЗ, помнится, я получил грамоту за то, что единственный (из нескольких тысяч абитуриентов) верно ответил на все 150 или что-то около того вопросов тестирования по русскому языку. Без всякой подготовки.
Это называется чувство языка. Те, кто были вынуждены зубрить правила, пусть завидуют.
Я злой, да, я злой, как собака.

P.S. В этом посте есть ошибки. И я не буду их исправлять.

UPD. Очень точное дополнение от anathema_bidule.

КАК Я СДАВАЛ МАТЕРИАЛОВЕДЕНИЕ
Парфюмер за работой
nostradamvs
Давно, очень давно не было баек. Потому что в последнее время на фестивалях авторской песни что-то ничего не происходит, совсем ничего. Тишина и спокойствие. Ввиду этого я покопался в древней истории и вспомнил пару своих институтских баек, менее смешных, чем бардовские, но тоже не самых плохих.
Экзамены я сдавал обыкновенно, ни фига не зная, но профессионально забалтывая преподавателя. И все преподаватели думали, что я страшно умный, и ставили мне “отлично”.
Материаловедение (или металловедение) вёл у нас замечательный дядька Соколов, очень весёлый и умеющий довольно интересно изложить даже самую нудную тему. А в материаловедении все темы были нудными – без исключений.
Естественно, к экзамену я явился в полном вооружении. Конспект засунут за пояс сзади (о да! Для экзаменов и был приобретён мой единственный в жизни пиджак, ныне уже покойный), и два учебника с собой – по карманам. Толстенные учебники, как влезли, не помню. Значит, подхожу я, беру билет, сажусь. Всё списал – от первого до последнего слова, и даже выучить успел. Всё нормально, жизнь прекрасна.
Выхожу отвечать. Всё по выученному отвечаю, но на дополнительных вопросах несколько сыплюсь. Но Соколов помнит, что студент вроде как неплохой, что на лекциях был, что билет знает, просто как бы волнуется (ага, щас, волнуюсь – я ж актёр, так сыграл, что пот тёк и поджилки очень реалистично тряслись). И он говорит:
- Ну ладно. Задам вам один ещё дополнительный вопрос. Ответите – поставлю “отл.”, не ответите – “хор”.
Меня, в общем, и “хор” устраивает, но хочется же большего. Хорошо, говорю, мол, давайте. Он задаёт:
- Из чего сделана батарея?
А все мои одногруппники, которые сидят в аудитории, знают, что я ни хрена вообще по предмету не смыслю. Слышу сзади: “из чугуна”.
- Из чугуна, - говорю.
- Правильно, - говорит Соколов, - а из какого?...
Всё, висяк. Мучительно вспоминаю названия чугунов. И тут меня осеняет. Батарея точно сделана не из белого чугуна, потому что она кривая и серая.
- Не из белого, - говорю.
- Правильно, - говорит Соколов. – Так всё же?
Чёрт его знает. Ну, думаю, вряд ли из высокопрочного. Она ж хрупкая совсем, помню, лопнула у нас дома как-то.
- Не из высокопрочного, - говорю.
- Верно, - ухмыляется Соколов. – Вот видите, всё знаете. А всё же из какого?
Я начинаю говорить:
- Не...из...се...
А Соколов выжидательно смотрит и чуть-чуть помигивает. И я всё понимаю.
- Из серого! – торжествующе говорю я и получаю своё “отлично”.
Как выяснилось, это был самый простой вопрос из всех-всех-всех дополнительных, заданных Соколовым на этом экзамене кому бы то ни было. И он, кстати, поставил десяток троек, и 6 “неудов” отправил не пересдачу. А я, как всегда, всё на халяву.