?

Log in

No account? Create an account

Парфюмерная мастерская.

Я делаю добро из зла, потому что его больше не из чего сделать.

Entries by category: напитки

Про независимый розлив и возвращение из Шотландии
Парфюмер за работой
nostradamvs
Многие знают, что виски можно грубо подразделить на два типа – купажированные (blended) и односолодовые (single malt). Односолодовый виски – это напиток, получаемый одной вискикурней из одного типа солода (а если один год/одна бочка - это более тонко, single cask). Купажированные – это когда профессионал смешивает различные купажи, чтобы получить нужный вкус (если смешивается солодовый виски с зерновым - это просто blended, если разные типы односолодовых виски - это vatted malt). Купажированные виски чаще всего (не всегда) значительно дешевле, потому что для них редко используются старые дорогие купажи, односолодовые же более яркие, с моей точки зрения, более чёткие и ёмкие в своих вкусовых качествах. Всё, хватит введения, статья не об этом.

Есть и ещё одна интересная штука. Иногда спрашивают: какой виски привезти из Шотландии? Уж конечно не купажированный Johnnie Walker или Teacher's, который продаётся в любом магазине. И даже не односолодовые Glenmorangie или Talisker, с которыми нет никаких проблем в специализированных магазинах или в дьюти-фри. Из Шотландии нужно везти что-то уникальное. Поэтому существует третий вид.

Есть ряд компаний, так называемые independent bottlers, который сами не производят виски, не выращивают и не закупают ячмень и прочие компоненты и при этом делают лучший в мире виски. Например, Douglas Laing & Co Ltd. Слышали о такой? Скорее всего, нет. Тем не менее, это очень известная компания, основанная в 1948 году.
Компании, подобные Douglas Laing & Co Ltd, закупают уже готовые купажи на самых разных вискикурнях – вискикурен-партнёров может быть более сотни. А затем они делают собственные купажи и, что ещё более круто, «доводят» односолодовые виски. Например, у вискикурни Royal Lachnagar, которая как производит виски под своим брендом, так и продаёт его для купажей компании Johnnie Walker, закупается бочка (одна!) 10-летнего виски. Остальные бочки уходят в производство самой компанией Royal Lachnagar. А ту самую, единственную сохранившуюся бочку Douglas Laing & Co Ltd выдерживают ещё три года – и получают уникальный 13-летний виски из данного конкретного урожая. Они наклеивают свою этикетку с указанием вискикурни-источника, годом дистилляции и разливки по бутылкам и количеством существующих бутылок. Вот этого виски (собственно, одного из купленных мной, серия The Old Malt Cask 50°) существует, как гласит этикетка, ровно 380 бутылок. Чем старше виски и чем меньше бутылок разлито, тем он дороже.



Например, недавно компания выпустила серию Director's Cut, в которую входят 18-летний Macallan, 21-летний Caol Ila 21 Years Old и 30-летний Port Dundas. Полное перечисление тут (всего 22 бочки), в том числе Speyside's Finest 1966 года и Glencadam 1977-го. Такой виски не найдёшь больше нигде.



Или вот серия Provenance Single Cask из 50 бочек с разных вискикурен.



Конечно, Douglas Laing & Co Ltd – не единственная компания, занимающаяся «доводкой». Например, существует ещё компания Duncan Taylor Scotch Whisky.



Или Gordon & MacPhail.



Или Scotch Malt Whisky Society.



Более того, есть вискикурни, которые вообще не производят виски под своим брендом, а снабжают исключительно независимых bottlers.

Вот такие виски нужно везти из Шотландии. Они действительно уникальны. В принципе, отдельные виды можно купить в Москве (например, тут, но за бешеные деньги и в очень ограниченном количестве. А в Шотландии подобные виски есть в любом серьёзном магазине. Подробнее про независимый розлив можно почитать тут.

Ну и, кстати, мы вернулись из Шотландии, и я снова появлюсь в ЖЖ. Мы прилетели в Эдинбург, но это стало единственным пересечением с нашим предыдущим посещением, поэтому грядут отчёты о целом ряде новых городов и мест. Мы посетили:
- Данфермлин (вторая из четырёх столиц Шотландии – Скуна, Данфермлина, Стерлинга и Эдинбурга);
- Абердин, город из серого гранита;
- Инвернесс, самый северный из британских городов со статусом city;
- Оркнейские острова (их столицу Керкуолл, раскопки Скара-Брей, кольцо Бродгара и ещё немножко);
- остров Скай (деревня Уиг и велопоездка по северной части острова);
- Форт-Уильям, военная база на озёрах;
- Гленфиннан и знаменитый виадук, по которому ездил Гарри Поттер;
- Перт, воспетый Вальтером Скоттом.

Казандзакис
Женщина в розах
nostradamvs
Библиофилы не поверят, но я купил бумажное издание "Отчёта перед Эль Греко" Никоса Казандзакиса. Невероятно редкая книга. Когда-то, в 2005 году, роман перевели и издали в Грузии (издательство "Лотос"). "Лотос" с тех пор почил в бозе, но права на русскоязычное издание перекупило одно афинское издательство - и теперь выпустило и "Отчёт перед Эль Греко", и "Грека Зорбу" в очень хорошем переводе под названием "Невероятные похождения Алексиса Зорбаса", и "Греческий пейзаж" (последний ещё не нашёл, но, говорят, тоже существует).

И да, я хочу, чтобы меня тоже похоронили вот так - в венецианском бастионе, за стенами города, сделав мою могилу главной достопримечательностью острова. Стоишь около надгробия, ветер развевает твою одежду, и ты понимаешь, что ни на что не надеешься, ничего не боишься, ты свободен.

СНЫ
Парфюмер за работой
nostradamvs
Когда он приснится тебе, дружок, то это симптом любви. Иди к докторам, порошки глотай, под капельницей лежи. Но если по-прежнему сердце жжёт, то чёрт с ним, как есть, живи, поскольку всё лучше, чем пустота, чем жизнь в кромешной лжи. Пускай он приходит к тебе во сне, раз незачем наяву, пускай он целует тебя в висок и глушит с тобой вино, пускай улыбается по весне и курит тайком траву, прости ему всё, раз уж это сон, смотри его, как кино. На самом-то деле он где-то там, в далёкой чужой земле. Он пьёт своё виски и спит с другой, он счастлив, а как ещё? Его голова по ночам пуста, и так уже десять лет, а может, и больше, но под рукой всего лишь примерный счёт. Скорее всего, полагаю я, их двое, а не один. Которого видишь в полночных снах – такого теперь люби. Тот, первый, без снов, в неродных краях, с огромной дырой в груди – не нужен, останься с собой честна, он стёрся, исчез, убит.

Нам снятся пожарища городов, руины кирпичных стен, иссохшие русла равнинных рек, осколки могучих скал, торосы суровых полярных льдов в их гибельной красоте, метели в хроническом декабре и северная тоска. Затем мы мельчаем, и снится нам, как мы покупаем хлеб, как пьём в подворотнях чужой портвейн, разлитый из-под полы, и матом исписанная стена, и крабовое филе, и мерзкий узор проступивших вен, и вопли бухой урлы. Затем опускаемся мы на дно, в холодный пустой подвал, где нет ничего, да и жизни тут – две крысы да таракан, и больше, дружок, мы не видим снов, поскольку душа мертва, а тело, упавшее в немоту, продаст себя за стакан. Предсмертная стадия, высший сорт, шагающий прочь фантом, монета в любом из ослепших глаз и запах сухой травы, ритмичный пронзительный скрип рессор, но если уже никто во сне никогда не увидит нас, то, видимо, мы мертвы.

И если чужое лицо во тьме вдруг станет твоим лицом, и ночь превратится внезапно в день, и свет обовьёт кровать, то помни о нём, и мечтай о сне, и локон крути кольцом, пускай он живёт неизвестно где – не смей его забывать. Он будет любить не тебя, прости, он будет совсем другим. Он будет снимать в подворотнях шлюх и пить с ними терпкий ром, в груди его будет дыра расти, дыра от твоей руки, от глупого слова, мол, не люблю, с обеих его сторон.

А там, за окном, самый первый снег, чуть видный, едва живой,
Ложись, засыпай до своей весны, когда уйдут холода.
Покуда ты видишь его во сне, он твой, ну, конечно, твой.
А значит, поскольку ты любишь сны, он будет твоим всегда.