Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

Парфюмер за работой

Том и Джерри

…и запомни, дружок, что бы ни было там потом,
Будь хорошим и ласковым, добрым смешным котом,
Не питайся мышами – они ведь живые, Том –
Они мыслят и дышат.
Если голод настанет, то лучше в сто тысяч раз
Затолкнуть себе в пасть комковатую дрянь и грязь,
Задыхаясь от голода, лапу свою сожрать,
Чем отпробовать мыши.

Извини меня, Джерри, но жрать – это мой удел,
Меня дедушка Павлов для опытов брать хотел,
Только Спайк, вот собака, опять меня обсвистел
И теперь на зарплате.
Так что хочешь – не хочешь, но ты на обед пойдёшь,
Захвати с собой вилку и острый-преострый нож,
Если ты прогуляешь, я просто скажу: ну что ж –
Будь, мышонок, неладен.

И в кошачьем сознании мерно растёт абсцесс,
Как мужчина на женщину тратит, платя за секс,
Как герой убивает дракона за сонм принцесс,
Так и кот без вопросов
Всё, что делает в фильме, всё ради того, чтоб есть
Не корма для зажравшихся кошечек, блин, невест,
А нормальное мясо, которого в мыши есть –
Оптимальная доза.

Джерри с луком довольно приятен, но всё же кот
Любит Джерри с аджикой и чили, плюс молоко,
Чтобы не было после изжоги, такой закон
Обращенья с желудком.
Джерри Тома не любит: природа берёт своё,
И позиций военных котяре он не сдаёт,
Баррикады возводит и марши вовсю поёт,
И звучит это жутко.

Представляете: ночью из норки кошмарный писк,
А потом и ещё раз, как будто уже на «бис»,
Полагаю, что спать в таком шуме не зашибись,
А, напротив, ужасно.
И тогда вы зовёте: ну где ты, красавец Том,
Если мышь не убьёшь, на обед будет суп с котом,
Полагаю, трактовки не требует, что потом,
Так что фас его, фас-на!

Продолжается эта война за обед и кров,
Из мультяшных героев в реальности брызжет кровь,
Победитель останется сыт и вполне здоров,
Дальше – новые трюки.
Я, конечно, надеюсь: в конце победит добро,
Переводчик за кадром закроет гнусавый рот,
Добродушного Джерри коварнейший кот сожрёт.
И подохнет от скуки.

Парфюмера ведут

izubr: перевод "Хоть зареви навзрыд, хоть в разнос пойди..."

Вчерашний мой перевод izubr "А она говорит: "Иди уж тогда один..." получился неплохим. Я это понял, дав его почитать десятку людей и от всех выслушав одни комплименты. Приятно-о. Сегодня перевёл ещё одно. Перевод получился послабее. Гораздо. Но не могу не вывесить.

Thought if you can, you'll cry and you’ll really plung
everywhere around becoming deafer.
Nothing to say except “Oh my God, that’s rung
down the ladder” so, Master, spare them, leave it.
Let them live quietly: nothing at all to worry.
Let all them catch the smiles at oval window,
let their life be usual, everyday, boring:
Master, let them survive this destroying winter.
Master, you see the hole in front of your stare,
So where is now your greatly praised volition?
Master, let me visit them with no care,
speaking to them without tensing a vision.
Let them live roaring and buying woollen wear
for all who need it, and let them find their gloria,
then watch them listening the flautists on Raekoja Square,
or feeding cats in front of Soldier memorial.
Imagine, Master, it’s automn, it ‘s yellow masque,
And leaves are yellow, and steps are short and tender.
So, Master, help them, we can’t entreat, we ask you –
For each of them – just ask to be a defender.

Оригинал здесь. Дублирую на всякий случай:

хоть зареви навзрыд, хоть в разнос пойди,
только б не видеть выкриков площадиных
ничего не осталось, кроме господи, господи, господи,
ничего не сказать, кроме господи, пощади их
дай им спокойно жить, засыпать спокойно,
просто ловить улыбки в окне овальном
просто ходить и жить в полумраке комнат
господи, господи, только не убивай их,
Господи, да под носом твоим прореха
Боже, где сейчас твоя Божья воля?
Господи, дай когда-нибудь к ним приехать,
чтобы не озираться при разговоре,
дай хохотать, покупать шерстяные платья
господи, чтоб себе разрешить когда-то
Слушать флейтистов на Raekoja Platz'е
Кошек кормить под памятником солдату.
просто представь себе: тишина. и осень
желтые листья, ласковые шаги и...
господи, мы не можем молить, мы просим
господи, мы молчим. только помоги им.


(c) izubr
Парфюмера ведут

Чувство языка

Есть такая вот штука: чувство языка. Кому-то от рождения дана способность паять микросхемы, кому-то – бегать на длинные дистанции, а кому-то – правильно и красиво выражать мысли, не делая серьёзных ошибок.
В школе я учился хорошо. Но за 11 лет изучения русского языка я ни разу не выучил ни одного правила. Я даже не читал их. То есть задавали на дом: «Упражнение 314, правило 28». Упражнение я делал, 5 минут занимало, не жалко. Правило я не читал. Все эти правописания суффиксов «-чик», сдвоенных «нн», чередующихся гласных в корнях прошли мимо меня.
И я всегда имел по русскому «5». Иногда имел «4» ввиду жуткого разгильдяйства и опечаток. Опечаток у меня и нынче достаточно, причём порой очень смешных.
Вещи, которые инстинктивно я не знал, можно перечислить по пальцам. Точно помню, в 10-м классе в сочинении я допустил одну ошибку: написал «распостраняться». А надо было «распространяться». Я реально этого не знал. Но получил «5», потому что учительница меня простила, она мне об этом сама сказала. Уж очень хорошее сочинение было.
Наверное, в этом отчасти и кроется корень моей нелюбви к филологам, лингвистам и литературным критикам, кстати. Они очень плохо различают «не знает» и «плевать хотел на правила». Я – второе.
На многих форумах литконкурсов обсуждают мои рассказы. И почти всегда – я читал это уже десяток раз – сводится к одному. «Язык – офигенный, написано мастерски, а вот сюжет банален и избит». Да, я согласен. Я беру не сюжетами. Я стараюсь брать тем, что знаю и умею. Языком.
Кстати, вспомнил ещё одну свою ошибку. У меня в одном стихотворении ударение в слове «домен» падало на первый слог, а надо – на второй. Миша Балабанчик подметил. И был прав, поскольку я тогда этого не знал.
Чувство языка или дано, или нет. Одному, чтобы писать грамотно, нужно зубарить правила и подставлять проверочные слова. Мне нужно просто следить за опечатками, потому что правила – это для неграмотных, да.
Ещё стоит различать цель поста. Я стараюсь везде писать правильно, со знаками препинания, отсуствие которых я не люблю. Но в посте ЖЖ я могу позволить себе писать как хочу. С лажами, с опечатками, с албанскими фразами и так далее. Когда я пишу рассказы, я выдерживаю их в определённом языковом коридоре, используя лексику, которая этому коридору соответствует. Каждому правилу – своё место.
Кстати, вполне вероятно, что если меня спросить, как пишется то или иное слово, я не смогу ответить. Но сам всегда напишу его верно.
Я очень не люблю, когда мне публично указывают на опечатки и ошибки. В профиле есть моя аська: постучись и напиши. Я исправлю и «спасибо» скажу. Публичная демонстрация ошибок намекает на что-то вроде «Смотрите, а король-то голый!».
И ещё больше я ненавижу, когда рассказываешь анекдот, а этот слушатель, филолог доморощенный, вместо того, чтобы вдуматься в смысл шутки, ищет в анекдоте стилистические ошибки.
Да, говорю я. Я не читал правил и не буду. Я не учил русский и не буду. И тем не менее, я говорю по-русски лучше, чем 90% русскоговоряшего населения СНГ. На экзаменах в ВУЗ, помнится, я получил грамоту за то, что единственный (из нескольких тысяч абитуриентов) верно ответил на все 150 или что-то около того вопросов тестирования по русскому языку. Без всякой подготовки.
Это называется чувство языка. Те, кто были вынуждены зубрить правила, пусть завидуют.
Я злой, да, я злой, как собака.

P.S. В этом посте есть ошибки. И я не буду их исправлять.

UPD. Очень точное дополнение от anathema_bidule.
Парфюмер в тюрьме

Палиндромы. Продолжаю учиться.

Написал сегодня неплохое стихотворение, но не вывешу его пока.
Зато моя палиндромистика вызвала цепную реакцию. Мои друзья rockfan_by и fosss начали направо и налево сыпать палиндромами, причём очень даже отличными. Я стараюсь не отставать и сегодня насочинял ещё несколько.

Призыв к мышлению: Больше ешь лоб!
О причинах госпитализации: Тёр кед – в декрет!
Об особенностях влияния тёплой погоды на физические и умственные качества животных: Уже жара. Бур осёл лесоруба. Раж – ежу.
Самый романтический палиндром: А на потоке романтики и кит на море – кот! Опа-на!
Страшная кара для героев “Ночного дозора”: У! Монитор - в рот Иному!

Вот.
Парфюмер за работой

ВОЛЧИЦА

Ты можешь стать волчицей, конечно, милая,
Ты можешь жрать сырое мясо и жилы,
Но если есть волчонок – смотри, корми его
Лишь нежным, пережёванным, пережитым.

Стекает кровь по клинку, пули в плоть вгрызаются,
И чья-то печёнка в пасти твоей зажата,
Но даже в этот момент я наполнен завистью,
Посколько где-то остались твои волчата.

Волчата, которые могут случайно вырасти,
Матёрыми стать, безликими, словно тени,
Такие вот непризнанные антихристы,
Живущие под прицелом и на пределе.

Ты будешь им слепой, беспощадной памятью,
Причиной и оправданием для вендетты,
Повыть востоку, естественно, да облаять юг –
И рваться к оборуженным и одетым.

Ты можешь стать святыней для римских отпрысков,
Но холод леса приятней подушек спальных,
И дети твои в хронических своих поисках
Сбегутся в семьи, а семьи сбегутся в стаи.

Бывает ли волку просто? Бывает сладко ли?
Не думай над этим, бросайся на эти рожи –
Ты хочешь ведь, чтобы над ними жёны заплакали,
Как дети твои о тебе заревут, возможно.

...А нужно ли это тебе? Ну подумай, нужно ли?
Волчице ни свет ни заря на охоту снова.
Обрушится дождь. Под поломанной лапой лужи и
Холодная ночь. Даст Бог – сменится новым словом.

Парфюмер за работой

ПЕСЕНКА О ПЕРЕМЕНЕ КЛИМАТА (экологическая)

Приходят приводы и шестерни в движение,
Земля проходит через солнечный зенит,
И мы становимся случайными мишенями
На фоне мелкой канареечной возни.
    Мы просыпаемся, смотря
    На переливы янтаря,
    Пищит над ухом мошкара времён триаса.
    Горит в норвежском море нефть,
    Грядёт безжалостная смерть
    Морским коровам и другим того же класса.

Но мы бессовестно пожертвуем тюленями,
Самим бы выжить в этой чёртовой оказии,
И предрешённая глобальность потепления
Ударит молотом кузнечным по Евразии.
    Мы миномёты достаём,
    Сдаёмся в воинский наём
    И маршируем под озоновой заплатой.
    Прогнулся мир от наших нужд,
    Нас отражают стёкла луж,
    А мы поём свою последнюю балладу.

Планета движется по прежней траектории
И не сдвигается с неё ни на микрон,
Но по любым землепровидческим теориям
Ей нанесён катастрофический урон.
    Она вращается не так,
    Она даёт нам ложный знак,
    Что собирается поджарить нас на ужин.
    Исчезнет северный олень,
    И эскимосы, что ни день,
    Свою мошну опять утягивают туже.

Пришёл мартобрь, декабрюль за ним последовал,
Про августябрь я молчу тихонько в тряпочку,
Переплелись осеневёсны с зимолетами,
Надел синоптик беломраморные тапочки.
    Но отрастим мы плавники,
    Пойдём по берегу реки
    И в океан нырнём надёжно и надолго,
    Поскольку нечего терять,
    Мы будем плавать и нырять,
    Оставив сушу смеси суслика и волка,
        Гибриду суслика и сумчатого волка,
            Цивилизации разумного сусволка...

9 января 2007