Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

Парфюмера ведут

39. Последняя книга Айрис Чан, или история о необратимости

Утром 8 ноября 2004 года американская журналистка Айрис Чан (Iris Chang) ехала в своём «Олдсмобиле Алеро» 1999 года. Она миновала Кальварийское католическое кладбище, миновала футбольный стадион Сан Хосе, свернула направо и припарковалась возле спортивного магазина Reed. Она вышла из машины, высокая, темноволосая, и зашла в магазин. Её интересовал охотничий отдел. Она не в первый раз была здесь и хорошо знала, где продаются реплики револьверов середины XIX века, красивые и смертоносные. По калифорнийским законам боевое оружие можно купить только по предварительному заказу, не менее 10 дней. Но реплики, раритетные, для того, чтобы хранить их за стеклом, проходят по законодательству не как оружие, а как сувениры. Их можно купить сразу.
В 11.56 она предъявила продавцу свои права, заплатила 517$ и приобрела Ruger «Old Army» 45-го калибра.



Она положила револьвер в бардачок вместе с инструкцией по эксплуатации и вернулась домой. Она вела себя совершенно нормально. Вечером она поужинала со своим мужем Бреттом, а в полночь они отправились спать.

9 ноября 2004 года незадолго до рассвета Айрис Чан вышла из дома и снова села в машину. Она проехала по улице Санта-Круз, выехала на шоссе №17 и отъехала примерно 25 миль от своего дома, где припарковала машину на обочине. В 7 часов 15 минут утра она вставила дуло револьвера в рот. Пустота поглотила её, револьвер выпал из руки, а глаза остекленели. Наверное, для Айрис так было проще. Она слишком, слишком долго жила не своей жизнью, а жизнью других людей.
Тела этих других людей были исполосованы штыками, изорваны, обезглавлены, изувечены, исковерканы чумой и газовой гангреной, и – безымянны. В поисках имён тех, других людей Айрис Чан потеряла своё собственное, ранним утром 9 ноября 2004 года.



Collapse )

Полный список историй можно посмотреть в оглавлении моего Живого Журнала.

Парфюмера ведут

Конура

Лето поселилось во дворе, лето в сентябре и октябре. Пусть бы так, но девочка осталась до зимы в собачьей конуре. Девочка смотрела на дома, всё ждала, когда придёт зима, но зима никак не наступала, медленно сводя дитя с ума. Звали дети поиграть в серсо, весело крутили колесо, вкусными конфетами кормили, но она осталась в будке с псом. Пёс был грозен, весел и умён, трюков знал без малого мильён, звали его Билли или Вилли, и его боялся почтальон. Девочка смотрела на восход, мимо пастухи гоняли скот, мама тихо плакала у печки, папа говорил: закрой свой рот. Девочку манила тишина, маму покрывала седина, мерно зарастала ряской речка. А потом обрушилась война.

Серые мужчины в кителях, лица, точно влажная земля, шли вперёд по улицам посёлка, громогласно родину хуля. Призвала, мол, родина идти, молча флягу прицепив к груди, башмаки стоптать совсем без толка, шапку потерять на полпути. А когда закончатся строи, те, кто шеи сохранит свои, по медали памятной получат за кровопролитные бои. Чёрные сверкали сапоги, были подполковники строги, над строями собирались тучи по щелчку божественной руки. Впереди несли большой портрет, лето продолжалось на дворе, на портрет смотрела исподлобья девочка в собачьей конуре. На портрете было так темно, как в ночном закрывшемся кино. Вперивши в портрет глаза холопьи, мама с папой пялились в окно.

Пёс скулил, рычал, бросался вслед, молоко стояло на столе, девочка смотрела на солдата, а солдат смотрел на пистолет. Пристрелить бы, думал, к чёрту пса, щурил близорукие глаза, только строй ушёл вперёд куда-то, распустив знамёна-паруса. Тем солдатом был, признаюсь, я. У меня была своя семья – мама, папа, младшая сестрёнка, пёс, петух, корова и свинья. Я прошёл все земли до конца и поймал собой кусок свинца, три недели я ходил по кромке, только смерть простила подлеца. Я вернулся, мать поцеловал, посмотрел на старый сеновал, на конюшню, на амбар сгоревший. А отца – убили наповал. Выросла сестрёнка – хоть куда, эта замуж выйдет без труда, профиль – хоть сейчас на стенку вешай, прямо не сестрёнка, а звезда.

Только ежегодно в сентябре вспоминаю сцену: на заре смотрит на солдат, идущих строем, девочка в собачьей конуре. Смотрит, и глаза её пусты, я боюсь подобной пустоты, мы же проходили как герои, а она предвидела кресты. Впереди несли портрет вождя, берегли от ветра и дождя, но от взгляда девочки из будки не смогли сберечь, прости, дитя. Мы тебя не поняли тогда, стрекотала в ручейке вода, на лугу светились незабудки, нам казалось: не придёт беда. Девочку убили через год. Шла чужая армия вперёд. Псу пустили в лоб покатый пулю, девочке – такую же в живот. В церкви – одинокая свеча. Хочется напиться сгоряча, в конуре пустить слезу скупую. И обнять собаку. И молчать.



Парфюмер за работой

36. Революция Жозефа Бара

Вот вы говорите: пионеры-герои. В советское время настоящий культ раздували из биографий и деяний Павлика Морозова, Зины Портновой, Лёни Голикова, Марата Казея, Вали Котика. Впоследствии культ начали стремительно развенчивать, предполагая раздувание героизма отдельных детей оружием советского времени. Да нет, скажу я вам. Тема пионера-героя была известна ещё тогда, когда никакого Союза не было и впомине. Зато революция уже была – французская.
А звали нашего героя Жозеф Бара (Joseph Bara или Barra – пишут и так, и так). Портрет Бары работы бельгийского живописца Жана-Жозефа Вертса, 1882 год, спустя 100 лет после гибели героя:



Collapse )

Полный список историй можно посмотреть в оглавлении моего Живого Журнала.

Парфюмер за работой

Крепость Капитана Джека

Если произнести словосочетание «Капитан Джек», сразу просится добавить «Воробей». Кинематографический персонаж Джонни Деппа начисто затмил и отправил в недра истории человека, для которого сочетание «Капитан Джек» было именем, не менее звучным и значимым в реальной истории США, нежели имя Воробья в мире кино.
Вообще-то, его звали Кинтпуаш (Kintpuash). Вождь крошечного вымирающего индейского племени, он умудрился стать одним из символов индейского сопротивления и лидером так называемой Модокской войны. Его выстрел в генерала Эдварда Кэнби считался подвигом среди индейцев. Племена плакали, когда из-под его ног выбили подставку, и он повис в полуметре над землёй, некогда принадлежащей ему.



Collapse )

Список предыдущих серий:

Дочери Маргарет Гарнер, Пулемёт Антонины Макаровой, Alter ego Джеймса Типтри-младшего, Соавтор Роберта Штильмарка, Патологии Джозефа Меррика, Боевая подруга Марии Октябрьской, Набат Александра Соболева, Пять дней Иоанна I, Удивительный дар Зеры Колберна, Аэроплан Энтони Ролта, Мрачное воскресенье Режё Шереша, Непростое детство Уильяма Стоунхэма, Жизнь и смерть Роальда Мандельштама, Трон Дьёрдя Дожи, Две гонки Пьера Левега, Любовь Карла Танцлера

Парфюмера ведут

Техника для героя.

Вот известные строки Олега Медведева:

Кнопку заело, и пропеллер висит,
Как перебитое крыло.
Карлсон садится в самолет без шасси,
Солнце кроваво и светло.


Вот не слишком известные мои (линк):

Твой сын уходил в никуда бесконечно гордой
Игрушкой, завод у которой – на два часа.
Осою впивался во вражеские аорты
Его деревянный пылающий «Кокусай».


Эти самолёты были рассчитаны всего на один полёт. Билет в одну сторону. Они были сделаны из берёзовой фанеры, оснащены устаревшими списанными двигателями и лишены вооружения. Их пилоты имели самую низкую степень подготовки, они были просто мальчишками после пары недель тренировок. Подобная техника могла родиться только в Японии, где красивая смерть искупала сколь угодно бессмысленную и пустую жизнь. Техника для настоящих героев.

Вот так их провожали девушки:



Collapse )

Эта статья была опубликована в журнале "Что нового в науке и технике". Но я её немного видоизменил и гораздо лучше проиллюстрировал. Да и журнал этот мало кто читал. Даже я не читал - хотя я для него и писал.

Парфюмер за работой

Пулемёт Антонины Макаровой

В 1921 году в семье Макара Панфилова в деревне Малая Волковка неподалёку от Смоленска родилась девочка, которую назвали Тоней. Вы представляете себе это поколение: у них не было юности. Война обрушилась на СССР, когда им, детям 20-х, было самое время радоваться жизни, гулять за ручку и смотреть на Солнце через закопченные стёкла. А они уходили на фронт и погибали там.
Но у Тони была другая судьба. Сложно сказать, о чём она думала 57 лет спустя, стоя у стены и глядя в чёрные дыры стволов расстрельной команды. Может быть о том, как много лет назад она сама была на месте стрелков, она сама нажимала на гашетку казённого «Максима», глядя в измождённые лица людей, обречённых на смерть. Участь палача – незавиднее участи жертвы, во все времена.



Collapse )

Список предыдущих серий:

Alter ego Джеймса Типтри-младшего, Соавтор Роберта Штильмарка, Патологии Джозефа Меррика, Боевая подруга Марии Октябрьской, Набат Александра Соболева, Пять дней Иоанна I, Удивительный дар Зеры Колберна, Аэроплан Энтони Ролта, Мрачное воскресенье Режё Шереша, Непростое детство Уильяма Стоунхэма, Жизнь и смерть Роальда Мандельштама, Трон Дьёрдя Дожи, Две гонки Пьера Левега, Любовь Карла Танцлера

Парфюмер за работой

Боевая подруга Марии Октябрьской

Не люблю я военные истории. Но эта однозначно стоит того, чтобы её рассказать. Итак, из письма Октябрьской Марии Васильевны:

Председателю Государственного Комитета обороны. Верховному Главнокомандующему.
Москва, Кремль
3 марта 1943 г.
В боях за Родину погиб мой муж — полковой комиссар Октябрьский Илья Федотович. За его смерть, за смерть всех советских людей, замученных фашистскими варварами, хочу отомстить фашистским собакам, для чего внесла в госбанк на построение танка все свои сбережения — 50 000 рублей. Танк прошу назвать «Боевая подруга» и направить меня на фронт в качестве водителя этого танка. Имею специальность шофёра, отлично владею пулемётом, являюсь Ворошиловским стрелком.
Октябрьская Мария Васильевна, г. Томск, Белинского, 31


Из ответа товарища Сталина:

Томск. Марии Васильевне Октябрьской.
Благодарю Вас, Мария Васильевна, за Вашу заботу о бронетанковых силах Красной Армии. Ваше желание будет исполнено. Примите мой привет, Иосиф Сталин.




Collapse )

Список предыдущих серий:

Набат Александра Соболева, Пять дней Иоанна I, Удивительный дар Зеры Колберна, Аэроплан Энтони Ролта, Мрачное воскресенье Режё Шереша, Непростое детство Уильяма Стоунхэма, Жизнь и смерть Роальда Мандельштама, Трон Дьёрдя Дожи, Две гонки Пьера Левега, Любовь Карла Танцлера

Парфюмер бросает платок

Зиор-студия



Collapse )

Сфотографировано zior_, обработано otemory.

P.S. Зиор вывесил первое фото на фликре и предложил угадать профессию человек на снимке. Ответы были феерические. Моя профессия: Чак Норрис, священник, охотник за головами, продавец... А один чудак написал, что я нарушаю одно из правил обращения с оружием, держа палец на курке, ergo, никогда пистолеты в руках не держал. Лох :) Он на нашей военной кафедре не учился: как мы из автоматов полковника С. по полю гоняли, эх-х...
Парфюмер за работой

Аэроплан Энтони Ролта

Если бы у Энтони Питера Ройланса Ролта (Anthony Peter Roylance Rolt) спросили о его профессии, он бы призадумался. До войны он бы сказал: «солдат». После войны – «автогонщик», а после 1955 года – «конструктор». Но профессия Энтони Ролта для нас, в какой-то мере, не очень-то и важна. Важно то, что сделал этот человек, а точнее то, что он пытался сделать.
Он родился 16 октября 1918 года в обеспеченной семье, учился в Итоне, затем – в военной академии Сэндхёрст (это очень престижный ВУЗ, скажу я вам), увлекался автогонками (в 1939 выиграл престижнейшую гонку British Empire Trophy за рулём ERA), а потом, будучи лейтенантом, пошёл на войну. Их часть направили в Кале на помощь отступающим английским войскам: Энтони командовал стрелковой бригадой.
Но немцы направили в Кале танки, и пехота ничего не смогла с ними сделать. Бригада Ролта уходила последней – и он оставался до самого конца. 26 мая 1940 года его ранили и взяли в плен. И началась легенда. Потому что Энтони Питер Ролт 8 раз пытался бежать из фашистских лагерей.



Collapse )

Список предыдущих серий:

Мрачное воскресенье Режё Шереша
Непростое детство Уильяма Стоунхэма
Жизнь и смерть Роальда Мандельштама
Трон Дьёрдя Дожи
Две гонки Пьера Левега
Любовь Карла Танцлера

Парфюмер за работой

Сюжет гениального блокбастера.

Не так давно «Радио Похухоль» рассказало вам о том, как написать идеальный поп-хит. А вчера нашему генеральному продюсеру пришёл в голову гениальный сюжет для абсолютного мегаблокбастера. Итак:

Collapse )

«Радио Похухоль» уже заказало сценарий известному сценаристу. Предполагается, что снимать фильм будет режиссёр Фёдор Бондарчук.
Следите за афишами! «Радио Похухоль» снова с вами!