Парфюмерная мастерская.

Я делаю добро из зла, потому что его больше не из чего сделать.

Прочитано, просмотрено, пройдено, выпуск 247
Парфюмер за работой
nostradamvs
ПРОЧИТАНО

Альберт Санчес Пиньоль. Холодная кожа. Слабая книга: заявка на руку, реализация на ноготок. Бывший ирландский сопротивленец в первой половине XX века приезжает метеорологом на отдалённый остров, где встречает своего съехавшего с катушек предшественника, который выдаёт себя за смотрителя местного маяка. Вместе они отражают ежедневные атаки странных морских существ (лягушанов) и заодно трахаются с лягушанкой. Собственно, больше в книге ничего не происходит. Перерождения героя не чувствуется. В конце создаётся иллюзия, что он стремится понять лягушанов, но это иллюзия – книга просто обрывается. В общем, я не понял, зачем это написано. 3/10.
Владимир Медведев. Заххок. Сильная, но во многом сказочная история о гражданской войне в Таджикистане в 1993 году. С одной стороны, блестяще, изнутри описан быт, обычаи, скажем так, «правила жизни» различных слоём таджикского населения – городских, деревенских, бандитов и так далее. С другой, герои слишком выпуклы и искусственны – Прекрасная Девушка, Мужественный Рыцарь, Глупый Братик, Главный Плохой, над ними как будет написаны большие буквы, как в фарсовых кинолентах 60-х. Ну и да, её жалко. Тем не менее, книга интересная, стоящая, очень заметная на литературном фоне последних лет. 7/10.
Александра Николаенко. Убить Бобрыкина. Очень круто написанная книга в жанре «повествование глазами имбецила» (см. «Загадочное ночное убийство собаки» или «Шум и ярость») И очень грустная и страшная. Потому что это история о том, как злобная, глупая и болезненно религиозная мамаша последовательно превращает своего и без того слабого и безвольного сына в недоразвитого идиота. Пока он ребёнок, за него с мамашей сражается хорошая девочка Таня – но в момент повествования ему уже за 30, Таня давно замужем, а он вечно живёт в своём розовом мире, боится мамаши и мечтает с Таней сбежать в Австралию. И знаете, его не жалко. А мамашу – ненавидишь. 7/10.
Дмитрий Глуховский. Текст. Ну, Глуховский, конечно, вырос со времён «Метро» на несколько голов. Отдав свой средний фанттекст на растерзание молодым авторам в качестве проекта-баблоносителя, Глуховский начал писать книги, и у него получилось – местами наивно, местами мастерски. «Текст» – это история о вышедшем из заключения и оттрубившем полный срок невиновном пацане, который убивает того, кто его подставил, и получает его смартфон со всеми паролями и явками – и начинает жить его телефонной жизнью. Получился с одной стороны триллер, с другой стороны – социальный роман, обличающий многие общественные проблемы. Норм. Надо «Рассказы о Родине» почитать. 7/10.
Теодор Рошак. Киномания. Это очень круто, хотя вряд ли станет моей любимой книгой. Более всего поражает, как мастерски Рошак смешивает реальных режиссёров, актёров и фильмы с выдуманными, и я, в общем, очень хорошо разбирающийся в категории Б, треше и эксплуатационном кино (а роман в основном именно об этом жанре), лезу в Интернет, чтобы почитать о незнакомом мне имени - а такого имени и нет, его Рошак выдумал. Роман прекрасный (хотя и с откровенно слабой концовкой - но это не так важно, там в другом кайф), но всё-таки я продолжаю придерживаться мнения, что если вы не разбираетесь в Poverty Row, в продукции Mascot, Monogram или Republic, в творчестве Вэла Льютона или Жака Турнёра, то вы потеряете в этой книге целый слой. С другой стороны, «Киномания» великолепно объясняет, почему треш - это не «гадость», а заслуживающее особого внимания и изучения направление в киноискусстве. Вряд ли кто-то смог бы объяснить это лучше Рошака, человека, который ввёл в искусство понятие контркультуры. 8/10

ПРОСМОТРЕНО

Падающая вода, 2-й сезон (Falling Water, США, 2018). Первый сезон был прямо вот хорош. Второй – в целом тоже. Теперь герои решают не собственную проблему (поиски сына главной героини), а сторонюю – ищут таинственного наёмника-убийцу, умеющего с помощью снов заставлять людей убивать и умирать. Смотреть очень интересно, но в самой последней серии происходит так фигня, которую так любят создатели успешных сериалов и которой не было в первой части. Второй сезон просто обрывается с громким криком: продолжение – в третьем сезоне. Убийцу не поймали, ничего не решили, только новых загадок добавили, и это обидно. Ещё глупо то, что ни разу не использовали сверхспособности мальчика, на которых построена развязка первого сезона. 6/10.
Я тебя помню (Ég man þig, Исландия, 2017). Неспешный, как и все исландские фильмы, ужастик про то, как трое ребят покупают дом на отдалённом островке, а там есть труп и призрак. Параллельно идёт полицейско-детективная линия, раскрывающая историю этого трупа и призрака. Хочется сказать «не хватает динамики», но про скандинавское кино так не говорят, поэтому я скажу, что просто не хватает сюжетной логики – некоторые эпизоды вообще не играют, иные ничего не добавляют расследованию, в общем, несколько путаный пазл. 5/10.
Смерть Сталина (The Death of Stalin, Великобритания-Канада-Франция-Бельгия-США, 2017). Отличный фильм. Он не смешной – но он и не должен быть смешным, потому что это не комедия, это почти забытый ныне жанр сатиры, горькой и неприятной. Он крут тем, что он абсолютно, неимоверно правдив. Правдив не в том, как происходило то или иное действо (конечно, Жуков не приходил в Кремль, обвешанный пулемётами, и конечно, Хрущёв не надевал брюки поверх пижамы, и конечно, и конечно, и многое другое). Он правдив в том, что происходило. Именно «что». «Смерть Сталина» гипертрофирует и выпячивает реальность, как выпячивают комические черты вашего лица шаржи. И если на шаржевом изображении лица вы видите свой огромный нос, прыщи, косые глаза или лысину, которые в жизни не так велики, и которые вы стараетесь не замечать, то «Смерть Сталина» так же раздувает массовые расстрелы, извращённые наклонности Берии, бесхребетность Маленкова и так далее. Это очень умное кино. Оно может не понравиться – это нормально, умное кино вообще не призвано кому-то нравиться. И, кстати, подбор актёров шикарный. Райзборо в роли Аллилуевой вообще дико настоящая, убедительная донельзя. Бушеми и Айзекс ещё отменные. 10/10.
Вершина озера, 2-й сезон (Top of the Lake, Великобритания-Австралия-Новая Зеландия-США, 2017). Несомненно лучше первого. Гораздо более живые, выпуклые персонажи и не просто рефлексия, потому что нужно как-то растянуть на семь серий, а вполне трогательные межличностные сцены, помогающие раскрытию героев. На этот раз Робин Гриффин расследует историю со смертью китайской суррогатной матери, и ей помогает просто люто смешная полицейская в исполнении двухметровой Гвендолин Кристи. Минус, конечно, в слитой (как в первом сезоне) финале с горой вопросов. На фига Пус увёз девушек? Как их вообще через контроль пропустили? Как их можно было не найти? Да блин, какого чёрта Пус вообще не получил от Робин пулю? В общем, много оборванных линий. Но смотреть было вполне. 6/10.
Чудо-ребёнок (Prodigy, США, 2017). Плохое кино о приглашённом психологе, который весь фильм пытается добраться до очень умной девочки со способностями к телекинезу и злостью на весь мир, что повлекло за собой ряд смертей, начиная с убийства матери. Бесит «суперкоманда», которая её исследует: тупой бессмысленный психиатр, идиот-сотрудник, который бьёт её током, полный дебил-полковник, который рвётся её вскрыть. Если это «профессионалы», работающие над «важнейшим проектом», какие же там дилентанты? 3/10.

ПРОЙДЕНО

The House of Da Vinci. Квест на движке The Room (пока The Room 4 не пахнет, пришлос скачать этот). Довольно, в общем, приятный – есть загадки мегапростые, последовательные, есть – откровенно сложные (в основном в последнем уровне). По сюжету герой исследует различные механизмы в разных комнатах мастерской Леонардо да Винчи, чтобы найти портал во времени, через который ушёл от преследователей сам Мастер. Кто любит неплохие квесты для Android, рекомендую. 7/10.


Лифт
Парфюмер выливает духи
nostradamvs
Песенка 2008 года. Вот, записалось вдруг.




Прочитано и просмотрено, выпуск 246
Парфюмер за работой
nostradamvs
ПРОЧИТАНО

Алексей Сальников. Петровы в гриппе и вокруг него. Эта книга очень хорошо написана. Живой, интересный, захватывающий язык, объёмно обрисовывающий и персонажей, и картинку так, как будто ты прожил их жизнь или свою жизнь в их шкуре. Все, кто предъявлял редакторские правки и претензии к тому, как написана книга, мягко выражаясь, не должны сами ничего ни писать, ни в идеале говорить никогда. Потому что не оторваться, такая красота вокруг. Но. Сами по себе герои - Петров, его жена и сын, Игорь и его друг, родители Петровых и так далее - неинтересны. Если описать их не языком Сальникова, а просто в форме досье а-ля Штирлиц, сказать будет нечего. Это люди, между рождением и смертью которых есть только тире, серый автослесарь, серая библиотекарша, серый школьник. Это неправильно, полагаю я. Возьмите Оскара Мацерата из "Жестяного барабана": даже если убрать грассовские языковые эквилибры, герой останется интересным - своей судьбой, характером, безумием. А Петров - неинтересен. Это такой типовой герой современной русской прозы, штампованный, обыкновенный, ничего в нём нет - такую же пустоту героя можно было рассмотреть через язык Славниковой в "Бессмертном", который был тоже о том, о чём нечего сказать. Хорошо виден контраст у Водолазкина: Лавр - интересный герой, Авиатор - нет. Как их не описывай. И потому книга суммарно мне не понравилась. Я люблю игру в образы и понятия, люблю вот эту вот милую иронию, перемежающуюся с трагедией, но когда я не могу и не хочу помещать себя в шкуру персонажа, книга меня не трогает. 5/10.
Гузель Яхина. Зулейха открывает глаза. Это очень хорошая книга. Я бы сказал, что это "Правила дома сидра" Ирвинга - по-русски. История человека в гипетрофированных, трагических, комических, неправдоподобно страшных и одновременно нечеловечески прекрасных обстоятельствах. Набор отдельных, выжимающих душу сцен, складывающийся в простой сюжет о любви и смерти, потому что всё замешано на них, и нет смысла писать о чём-то другом. Профессор, на 10 минут выходящий из яйца безумия и принимающий у Зулейхи роды. Мёртвая свекровь, рассказывающая, что в урмане нет смерти. Дореволюционная аристократка, учащая татарского мальчика, родившегося на Ангаре, французскому языку. В какой-то мере это как "Смерть Сталина", то есть комикс, конечно, комикс - но какой достоверный комикс, в нём ты улыбаешься, плачешь и веришь гораздо чаще, чем делал бы это в документалке о суровой жизни раскулаченных поселенцев в Сибири (какая-то читательница люто возмутилась "слабостью описания ГУЛАГа, не то что у Солженицына"; прямо хочется её спросить - вы уверены, что тот роман читали? В "Зулейхе" нет лагерей, на поселениях жили совершенно иначе, почти свободно, это были вполне полноценные посёлки и города, чаще всего вообще без охраны). Всё это не умаляет ада, который скрывается где-то там, за буквами, и выползает наружу едва-едва - когда "раскулачивают" Муртазу, у которого имущества всего корова да лошадь, и когда отбирают у людей всё, что у них есть, и когда запрещают строить свои дома - доброе утро, Иосиф Виссарионыч (добрый усатый человек с портрета, Зулейха воспринимает его так). И ещё страшнее то, что эта жалкая жизнь, которая ей досталась, лучше, чем та жалкая, какая была. Незнамо, что лучше. Хотя в новой есть - надежда. Мальчик, носящий имя убийцы своего отца, и плывущий на лодке в Париж. 10/10

ПРОСМОТРЕНО

Тайна 7 сестёр (What Happened to Monday, Великобритания-Франция-Бельгия, 2017). В общем и целом довольно забавное кино о будущем, в котором можно иметь только одного ребёнка, а остальных надо сдать в специальную службу, где их заморозят до лучших времён. Но один хитрый дедушка умудряется воспитать аж семерых близняшек, которые подменяют друг друга, выдавая себя за одну девушку. Потом одна из них пропадает – и поехали. Фильм довольно кровавый, с мочиловом и в то же время не без честных и смелых людей в лице влюблённого в сестёр госслужающего охранника. Мне вполне понравилось, но – на один раз. 6/10.
Немой (Mute, Великобритания-Германия, 2018). Неплохой фильм Данкана Джонса (сына Боуи), к слову, добротного режиссёра – он снял «Луну 2112» и «Исходный код». Мрачная атмосфера 2040-х годов, тёмный урбанистический Берлин, живущий там немой амиш, которому нельзя сделать операцию по возвращению голоса из-за религии, и его девушка. А когда девушка пропадает – он пускается на поиски, походу дела превращая в кашу нескольких сутенёров и другой уличной мрази. Забавно, но будущее не играет никакой роли, кроме антуражной – это же сюжет легко переносится в наше время или даже в 1950-е годы, почему бы и нет. Не очень ясна только мотивация хирурга-протезиста в конце (не спойлерю), но ладно, пусть будет. 8/10.
Прости нас, господи (Que Dios nos perdone, Испания, 2016). Мрачный, мутный и тянущийся, как резинка, испанский детектив о двух полицейских, охотящихся на маньяка, который насилует и убивает старух. Фильм тяжёлый, пронизанный человеческими отношениями, личными проблемами, с неоднозначной концовкой, но в целом оставляющий какое-то пространство для надежды. Если что, особой интриги ждать не стоит – всех героев нам показывают практически с самого начала, и фокус именно на их взаимоотношениях, а не на том, кто убийца и как его ловят. 5/10.
Форма воды (The Shape of Water, США, 2017). Очень красивый и очень, очень слабый фильм с простым, милым и линейным сюжетом, недостойным «Оскара» ни в коем разе. То есть в нём нет ничего, за чем было бы интересно следить. По трейлеру был понятен сюжет от первого до последнего кадра, и да, таков сюжет и был. Он – Аквамен, над ним ставит опыты Плохой, Она – уборщица, спасает Аквамена из лап Плохого, всё. Прекрасно обыграны киноштампы времён Холодной войны, забавное понимание русских тех времён, но всё это ничего не добавляет сюжету – ни глубины, ни смысла, а многие линии, как, например, поедание кошки, их жизнь над кинотеатром или отказ принимать иллюстрации – просто прикручены сбоку и безболезненно удаляются. Дель Торо очень сдал, очень, до «Лабиринта Фавна» ему уже никогда не допрыгнуть. 5/10.
Аннигиляция (Annihilation, Великобритания-США, 2018). Слабый, лишённый множества логических элементов фильм о том, как группа тёток-учёных идёт вглубь зоны посадки инопланетян, чтобы понять, в чём смысл происходящих вокруг природных аномалий. Что неясно из фильма, так это почему за два года куча профессиональных военных отрядов не дошли – идти там всего ничего, а из пяти тёток погибли трое, причём две – по глупости от лап одного медведя. Собственно, кроме медведя и крокодила, опасностей на пути не замечено. Ну и в конце тварь сжигают обычным (!) огнём (!) в результате взрыва фосфорной гранаты (то есть тварь ГОРЮЧАЯ). Зачем вообще было всё это городить? 2/10.
ЛЕГО Ниндзяго Фильм (The LEGO Ninjago Movie, США-Дания, 2017). Как и «ЛЕГО Бэтмен», мультфильм смешной и стёбный, хотя послабее. В «Бэтмене» злой стёб был в каждой фразе, тут сценарист попытался сделать фильм чуть более детским и долил морали, что историю упростило – но в целом это всё равно весело и круто. У нас есть шесть ниндзя, которые сражаются с чёрным властелином, пытающимся захватить город, и всё это бурно, весело, с шуточками и прибауточками. В общем, зачёт. 6/10.
ЛЕГО: Флэш (Lego DC Comics Super Heroes: The Flash, США, 2018). В отличие от трёх предыдущих фильмов ЛЕГО («Фильм», «Бэтмен» и «Ниндзяго») «Флэш» вообще не использует кукольных элементов и реальных наборов «Лего», он – полностью компьютерный. Поэтому движения и мимика человечков намного богаче. И снимать было, наверное, легче – художники не заморачивались механическими возможностями конструктора, рисуя всё подряд. В целом это весело, смешно и бурно, как и предыдущие мультфильмы компании, Флэш клёвый :) 6/10.
Чёрное зеркало. Белое рождество (Black Mirror. White Christmas, Великобритания, 2014). Мрачная рождественская серия, не входящая в основные сезоны и потому пропущенная мной при изначальном просмотре сериала. В принципе – полнометражный фильм, такой же, как и многие из серий «Чёрного зеркала». Два человека сидят в одной комнате и рассказывают друг другу крайне неприятные эпизоды из своего прошлого. Заканчивается всё крайне неприятным подытогом их посиделок. «Чёрное зеркало» в своём репертуаре. Но вообще – сильно. Хотя жена «обвиняемого», конечно, та ещё дура, надо сказать, могла бы тупо признаться и сказать, что уходит от него, а не мучить человека много лет. 6/10.
3%, 1 сезон (3%, Бразилия, 2016). Довольно глупый бразильский сериал от Netflix. Есть некий лучший мир («побережье»), куда в возрасте 20 лет может попасть, пройдя ряд испытаний, любой житель остального, жалкого и убогого мира. Ну дальше типичные «голодные игры» начинаются, подростки соревнуются и всё такое. Немного подбешивает, что в сериале вообще никак не намекается, что с остальным миром – есть ощущение, что просто в замкнутом пространстве живут вот эти тыщ сто на глаз человек, а больше и нет ничего. 4/10.
Джуманджи: Зов джунглей (Jumanji: Welcome to the Jungle, США, 2017). Не так ужасно, как я боялся. Конечно, совершенно штампованная подростковая завязка про девочку-отщепенку, мальчика-слабака, пацана-бейсболиста и школьную красавицу, но затем – много забавных приключений и вообще позитива. Создатели не пытались подражать первому фильму – тут «Джуманджи» не настольная, а компьютерная, и приключения происходят в мире игры, а не в нашем. Жирный бородатый Джек Блэк так круто отыгрывает девушку, попавшую в его тело, что выглядит женственнее любого другого женского персонажа фильма. В целом удовольствие я получил, но пересматривать всё-таки буду классическую версию. 6/10.


Особо понравившиеся в 2017 году книги и фильмы
Парфюмер за работой
nostradamvs
Друзья, я замотался и совершенно забыл, что каждый год суммирую просмотренное и прочитанное за год предыдущий, делая эдакую выдержку. Итак, лучшее из просмотренного и прочитанного за 2017 год. Жирным выделены особо понравившиеся. Желающие могут посмотреть аналогичные списки 2014, 2015 и 2016 годов. В нынешнем списке пунктов будет совсем немного.

КНИГИ

Чайна Мьевиль. Рельсы

ФИЛЬМЫ И СЕРИАЛЫ

Троцкий (Россия, 2017)
Ветреная река (Wind River, Великобритания-Канада-США, 2017)
И никого не стало (And Then There Were None, Великобритания, 2015)
Чудо-женщина (Wonder Woman, США-Китай-Гонконг-Великобритания-Италия-Канада-Новая Зеландия, 2017)
Стражи Галактики. Часть 2 (Guardians of the Galaxy Vol. 2, США-Новая Зеландия-Канада, 2017)
Прочь (Get Out, США, 2017)
Орда (Россия, 2011)
Невидимый гость (Contratiempo, Испания, 2016)
Прибытие (Arrival, США, 2016)
Падающая вода, 1 сезон (Falling Water, США, 2016)
Мертвец детектива Мегрэ (Maigret's Dead Man, Великобритания, 2016)
Очень странные дела, 1 сезон (Stranger Things, США, 2016)
Встречное расследование (Contre-enquête, Франция, 2007)


Просмотрено (без "прочитано"), выпуск 245
Парфюмер за работой
nostradamvs
Три билборда на границе Эббинга, Миссури (Three Billboards Outside Ebbing, Missouri, Великобритания-США, 2017). Прекрасно. Макдонах полностью реабилитровался после очень глупых «Семи психопатов» и вернулся к уровню «Залечь на дно в Брюгге». Даже не вернулся, даже в какой-то мере – превзошёл. Все персонажи прекрасны – МакДорманд, Харрельсон, Рокуэлл, Динклейдж, все абсолютно настоящие, все такие, какими и должны быть. Просто женщина, которой нечего терять, и которой плевать на всё, кроме какой-то непонятной высшей справедливости; просто хороший шериф, который умирает, но пытается оставить после себя свет; просто дурак, который начинает что-то понимать и оказывается, что гниль снаружи, а внутри – сила. И когда она признаётся, что именно она подожгла участок, и из-за неё он весь в ожогах, он просто пожимает плечами и говорит «а кто же ещё», ты реально ржёшь. И вообще весь фильм ржёшь, потому что грустно, потому что у кого-то убили дочь, у кого-то рак, а кого-то выбросили из окна, и он весь в переломах. Это так смешно, поразительно. 10/10.
Мистер Мерседес, 1 сезон (Mr. Mercedes, США, 2017). Хорошая экранизация Кинга, несколько сильнее драматизированная (больше жертв и натуралистичности, чем в книге). Псих целенаправленно въезжает в толпу людей на «Мерседесе», убивая 16 человек. В психологическую борьбу с ним вступает экс-полицейский в лице Брендона Глизона, который в этой роли очень хорош. Смотреть интересно, заглавная песня Ти-Боун Бёрнетта невероятно прекрасная, суммарно – качественно, занимательно, детектив в правильном понимании этого слова. И с немалой долей иронии. 7/10.
Тельма (Thelma, Норвегия-Франция-Дания-Швеция, 2017). Очень медленно и мрачно раскручивающийся артхаусный фильм с несколькими страшными моментами. Представьте себе, что ваш ребёнок может выполнять любые свои желания. Но не сознательные, а бессознательные, искренние, мгновенные. Не «хочу машинку», а «как мне надоел брат, чтоб он пропал!» Как жить рядом с таким ребёнком? Как его контролировать? Как от него спастись? И что он скажет вам, когда поймёт, что он может, через много лет, уже поступив в колледж. Всё это очень медленно, очень мрачно, очень странно. Портит фильм лишь одно – откровенный хэппи-энд. Тут его быть не должно. Тут должно быть, как в «Экстирпации». 6/10.
Геошторм (Geostorm, США, 2017). Тупейший фильм-катастрофа со всеми классическими штампами в виде гениального учёного, больше похожего на спецназовца (Батлер), длинноногими блондинками со степенью по ядерной физике и, конечно, американской науке, спасающей весь мир от катастрофы. Уровень «Армагеддона», только вот 20 лет прошло, пора и вырасти. 1/10.
Код 100 (The Hundred Code, Швеция-Германия, 2015). Чрезмерно запутанный детективный сериал, в котором два полицейских – шведский и американский – ищут серийных убийц. И обнаруживают, что есть форум, на котором какой-то психолог-безумец подталкивает потенциальных психов к преступлениями. И всё был это было очень круто, если бы в последней серии сценарист не запутался сам в себе и не сделал преступника главой масонского заговора, всесильным властелином мира и покупателем всех мировых спецслужб. Это реально выбесило. То есть они по умолчанию не могли его поймать. Вообще, без вариантов. Зачем сериал-то был? 4/10.
Тор: Рагнарёк (Thor: Ragnarok, США, 2017). Марвеловские фильмы настолько одинаковы, что я не могу толком даже вспомнить, о чём этот. Ну, о том же. Тор (правда, без молота – его в самом начале поломали), Локи, их папаша и – о, рояль в кустах! – внезапная всесильная сестра, которая настолько крута, что они не могли её положить вообще никак. А в конце её положил монстрила, которого сам Тор в начале положил одной левой. Л – логика. 3/10.
Лига справедливости (Justice League, США-Великобритания-Канада, 2017). Как и Marvel, DC Comics пытается впрячь всех своих героев в одни и те же сани. И вот они все – Бэтмен, Аквамен, Чудо-женщина и другие – мучительно криво пытаются собраться в паззл, но получается у них плохо. А Супермен-то умер. И герои 1,5 часа думают, что же делать с грядущим апокалипсисом, а потом вдруг говорят: ой, бля, а давайте оживим Супермена. И оживляют. Почему этого нельзя было сделать в первых 30 секундах фильма… ну, фильма бы не было. 2/10.
Снеговик (The Snowman, Великобритния-США-Швеция, 2017). Скучноватый и не то чтобы логичный детектив про маньяка, который убивает женщин, а потом делает снеговиков. Фильм совершенно никакой. Фассбиндер не спасает. Вообще ничего не спасает. И не скучно, и не интересно. И не быстро, и не медленно. И не удивительно, и не совсем штампованно (хотя не без этого). Как будто почти два часа смотрел выключенный телек. 4/10.
Чёрное зеркало, сезоны 1 – 4 (Black Mirror, Великобритания, 2011-2017). Ну, я видимо, последний человек, который посмотрел «Чёрное зеркало». Последовательно все четыре сезона, благо 18 серий – не так и много (спецвыпуск ещё не посмотрел). Серии неровные. Есть слабые, есть – очень сильные, прямо дрожь пробирает. Четвёртый сезон – самый сильный, конечно. «USS Каллистер», «Аркангел», «Крокодил» и «Металлист» – очень хороши. И ужасны одновременно, особенно с Райзборо жуткая серия. В целом – отлично. 8/10.
Выжженная земля (Scorched Earth, Канада-США, 2018). Копеечный «постапокалипсический вестерн», где крутая тётка-охотница на бандитов внедряется в банду самого жестокого из них. Сюжета толком в фильме нет, цель внедрения непонятна (она могла его сходу прирезать, и всё, чего тянуть-то), низкобюджетник классический, одна штука. 2/10.
По ту сторону, 1 сезон (Beyond, США, 2017). Терпеть не могу жанры «молодёжных комедий», «молодёжных боевиков», «молодёжной фантастики». Это такая штампованная муть, где во главе угла всегда красавчег лет 20 и куча баб, которые на нём висят. И у него, конечно, суперспособности! «По ту сторону» начинается вроде как интересно – просыпается после 12-летней комы парень, попавший в неё в 13 лет. И почему-то он совершенно нормальный и физически, и умственно, как будто эти 12 лет не в кровати лежал, а где-то в другом месте жил. Так-то оно так. Но только вот «другое место» придумано пьяными сценаристами так плохо… стоп, оно вообще не придумано. Вообще непонятно, что он там делал, что ел, где жил. Непонятно, почему он не убил ни одного плохого, хотя десять раз мог, даже убийцу лучшего друга пощадил, причём трижды. Да блин, в этом сериале логики меньше, чем в поведении амёбы. 2/10.

Tags:

Просмотрено (без прочитано), выпуск 244
Парфюмер за работой
nostradamvs
Дюнкерк (Dunkirk, Великобритания-Нидерланды-Франция-США, 2017). Первый фильм Нолана, который мне понравился. Прямо вот хороший. Это фильм, в котором нет героев и нет сюжета – это набор небольших сценок и событий, которые сплетаются в общую картину. Её можно смотреть с любого места – это не фильм с хронометражом, а скорее полотно на выставке. Когда ты сразу видишь всё и можешь просто рассматривать детали. Вот гражданские на лодке, вот парень, спасающий раненого, чтобы попасть на корабль, вот лётчик (линия с воздушными боями – вообще шикарная, по сути, тонущий лётчик – единственный персонаж, за которого вдруг начинашь люто болеть), и всё это такое неспешное, аккуратное и внезапно настоящее. Самое забавное, что ровно в том же стиле теоретически снят «Сталинград». Только «Сталинград» - это картонная пакость, лишённая всякой логики, а «Дюнкерк» - это полотно, близкое к совершенству. 8/10.
Тьма, 1 сезон (Dark, Германия, 2017). В небольшом немецком городке пропадают дети. Сперва сериал кажется детективом, затем – мистическим фильмом, затем обнаруживается, что это скорее НФ с пространственно-временной червоточиной, обазовавшейся в соседнем лесу. В принципе, всё довольно забавно, неясно только одно: почему только один человек допирает, что можно туда-сюда через червоточину ползать, и почему он даже выгоды не пытается из этого извлечь. Концовка абсолютно открытая, до оборванности – явно с расчётом на следующий сезон. 5/10.
Любите Куперов (Love the Coopers, США, 2015). Вполне приятная рождественская комедия о том, как одна семья воссоединяется в Рождество. Комические ситуации, разрешения давних конфликтов, всё в классическом совершенно формате. При этом фильм не дурацкий – то есть это такая жизненная комедия, в события которой веришь и над которыми нужно не смеяться – а скорее им радоваться. Персонажи приятные, отличный солдатик в исполнении Джейка Лейси, Оливия Уайлд и Аманда Сейфилд к месту, да там вообще все к месту. В общем, если не поржать, а умилиться – вам сюда. 7/10.
Здравствуй, папа, Новый год! (Daddy's Home, США, 2015). Сейчас как раз вторая часть вышла, а я только первую посмотрел. Ну, такая совершенно каноническая американская комедия о том, как в семью балбеса (Феррелл только таких играет) приезжает внезапно бывший муж его жены в исполнении мегакрутого Уолберга. Ну и начинаются положения, шуточки разной степени нижепоясности и, конечно, мораль о семье и доброте. Сойдёт. 4/10.
Путешествие к Рождественской звезде (Reisen til julestjernen, Норвегия, 2012). Новая экранизация классической норвежской пьесы 1920-х годов. К сожалению – плохая. Потому что в пьесе можно оправдать, например, то, что девочке постоянно помогает один гном. Тем, что количество актёров и размеры сцены ограничены. В фильме постановка, ограниченная лесом длиной 10 километров, замком и полуторами героями, действующими по-детски алогично, смотрится попросту глупо. Особенно забавно, что король 10 лет не мог найти звезду, а тут девочка пошла и буквально за день всё сделала, причём без напряга. 3/10.
Детективное агентство Дирка Джентли, 2 сезон (Dirk Gently's Holistic Detective Agency, США, 2017). Второй сезон чуть похуже первого. Тут практически никакой роли не играет холистическая убийца Барт (моя любимая героиня), сам Джентли большую часть сериала психует, а не плывёт по воле судьбы (как должен), ну и в конце, когда просыпается мальчик, становится как-то непонятно, зачем были все траблы в фэнтези-мире, если мальчик взял и всё разрулил в считанные секунды. В общем, весело и приятно, но 1-й сезон был зачётнее. 6/10.
Бегущий по лезвию 2049 (Blade Runner 2049, США-Великобритания-Венгрия-Канада, 2017). Если честно, слабее всех предыдущих фильмов Вильнёва, кроме, разве что, «Пожаров». Слабее «Врага», «Пленниц» и уж конечно «Убийцы» и «Прибытия». Потому что в первую очередь в новом «Блейд Раннере» некому сочувствовать. Мне не жаль К, потому что он избранным-то себя чувствовал от силы пару дней, не успел привыкнуть, да и цифровую девушку не сказать, чтобы любил. И Мадам (которая Лейтенант на самом деле) не жалко, она проходная. А Рику Декарду и вовсе всё на блюдечке поднесли – и свободу, и дочь (и какой же всё-таки Форд плохой актёр, право слово), так что на него тоже плевать. Слишком герои и фон обезличенны. Я бы сказал, что Вильнёв заигрался в Рефна и снял красивую, очень красивую картинку, внутри которой ничего нет. 5/10.
Яркость (Bright, США, 2017). Довольно дурацкий фильм о том, как выглядел бы мир, если бы толкиновские орки, эльфы и так далее жили бы с нами здесь и сейчас в качестве параллельных рас. По сюжету впервые в истории орка берут в полицию США, а дальше начинается фэнтези-суматоха в современном мире – с волшебными палочками, за которыми охотятся коррумпированные копы и так далее. В общем и целом фильм – отстой. 3/10.
Атлантида (Cold Skin, Испания-Франция, 2017). Экранизация «Холодной кожи» Пиньоля, меганагло переведённая нашими локализаторами («Атлантида», ы-ы-ы). Не знаю, какова книга, а фильм – слабый. Герой-метеоролог прибывает на отдалённый остров, где шибанутый смотритель маяка еженощно отбивается от синекожих зубастых амфибий, а с одной из них спит. Ну, наш герой в неё даже влюбляется, а потом приезжает корабль со следующим метеорологом (смотритель погибает). Суммарно всё бессвязно до глупости. 3/10.
Мегрэ на Монмартре (Maigret in Montmartre, Великобритания, 2017). Четвёртый фильм о Мегрэ с Роуэном Аткинсоном, и по-прежнему он божественно хорош в этой роли. И по-прежнему фильм аккуратный, спокойный, идеально британский (даже неважно, что дело происходит во Франции). В общем, любителям классического детектива – смотреть, начиная с первого фильма. 7/10.

Tags:

Киношные дети Арнольда Шварцнеггера
Парфюмер за работой
nostradamvs
Чего-то я решил написать третий пост об Арнольде Шварценеггере. Первый пост был его полной фильмографией (иллюстрированный список всех его ролей в кино), его я дополнил последними вышедшими фильмами. Второй пост назывался «Женщины Арнольда Шварценеггера» и был посвящён всем его экранным партнёршам (собственно, вот он). А сейчас я подумал – раз были женщины, то были и дети!

В общем, вот вам иллюстрированный список всех фильмов, где у героя Шварценеггера были дети. Приёмные не считаются, только настоящие. Понятно, что со временем Арни старел и возраст детей менялся. Для те маленьких актёров, кто успел вырасти, я привожу и взрослые фотографии.



Далее следует подробный перечень всех кинодетей АрниCollapse )

А напоследок вот вам таблица всех шварцнеггеровских кинодетей. Сравнительная, для наглядности.



Вот так.


Научпоп должен развлекать! (что такое научно-популярная литература с моей точки зрения)
Парфюмер за работой
nostradamvs
Недавно я высказал крамольную в глазах научного и научно-популярного сообщества мысль. Звучит она следующим образом: научно-популярная литературе не должна ничему учить. Вообще. Она должна делать две вещи:

1. Развлекать
2. Заинтересовывать вопросом


Всё. Никаких знаний после прочтения научно-популярной книги, будь то Докинз с Саганом или Казанцева с Панчиным, оставаться не должно. Ну как «не должно». Кто-то, возможно, что-то и запомнит. Но это опция, а не штатная функция научпопа. На деле это сложный вопрос, который нельзя расписать в одном предложении. Поэтому я решил подробно развернуть свою мысль в этом эссе.

Проблема узкого специалиста, или почему учёные не пишут книг

Одни из самых глупых отзывов и рецензий на любые (подчёркиваю: любые) научно-популярные книги пишут узкие специалисты. Профессиональные нейробиологи, историки византийской архитектуры, китаеведы, металлурги и так далее. Причём те из них, кто сам никогда не писал научно-популярных книг или статей, а ограничивался важными, порой – революционными публикациями в серьёзных цитируемых журналах с непроизносимыми названиями. Ни один человек вне их отрасли эти журналы никогда не читал, и это нормально: специальная литература предназначена только для специалистов.

Почему так выходит? Почему специалисты не рады появлению тематических книг, которыераскрывают их узкую, профессиональную, непонятную обывателю область дяде Васе из Зуёвки? Это что, тайна за семью печатями? Как ни странно, да. Ревность, зависить, самомнение – это три движителя в данном случае. Не профессионализм. Потому что профессионализм – это совершенно другое.

Давайте на конкретном примере. В 1997 году гигантским тиражом 500 000 вышла книга американской журналистки «Айрис Чан» The Rape of Nanking: The Forgotten Holocaust of World War II. Это была первая научно-популярная историческая книга, подробно рассказывавшая о чудовищной резне, устроенной японцами в китайском Нанкине в 1937/38 годах. Чтобы написать эту книгу, Чан ездила в Китай, брала интервью у выживших, изучала документы и так далее.

Но она писала для обычных людей, писала беллетризированным языком журналистский материал, по сути – большую занятную статью. И допустила в ней значительное количество фактологических неточностей и ошибок (при том, что интервью с очевидцами до неё не брал вообще никто, а высокопарные историки к таким вещам как беседы с китайскими бабушками, вообще относятся свысока).



Первый тираж ушёл в 1997 году весь (!) И началось. Толпа китаистов, которые до того занимались исключительно узкоспециализированным онанизмом на китаеведческих кафедрах американских вузов, собрали всю слюну, которую только могли. О книге писали, что она «полна дезинформации и выдуманных фактов» – это Джошуа Фогель из Йоркского университета (до его многократных выступлений на радио и телевидении, посвящённых поливанию Чан какашками, о существовании Фогеля никто не знал, кроме полутора специалистов). И ещё писали, что «там нет ни одного комментария от японского участника резни» – это Дэвид Кэннеди из Стэнфорда. А Роджер Джинс из Вашингтонского университета пишет, что Чан – не историк, и вообще не имеет права без специального образования писать подобные книги При том, что Джинс сам ни одной книги на тот момент из себя не вытужил, точнее, одну нечитабельную обычными людьми специализированную брошюру «Демократия и социализм в современном Китае».

Этими людьми двигало только одно. Как же так, думали они. Мы тут всю жизнь Китай изучаем, а она раз, раз – и написала книгу, которая стала бестселлером.

Были и профессионалы. Ряд историков просто написали Чан корректные грамотные письма с правками и консультациями. Все эти правки были учтены во втором издании 1998 года. Такой подход – профессионален. Но 90% узких специалистов к нему просто неспособны.

Это большая проблема узких специалистов – неумение читать научно-популярную литературу. Потому что научно-популярная литература для них вообще не предназначена. Ни при каких обстоятельствах они не узнают из неё ничего нового, потому что она по умолчанию поверхностна и проста. Её целевая аудитория – люди, которые о вопросе не знают вообще ничего. Она должна объяснять базовые вещи простым языком.

Один специалист по сварке предъявил к моей книге «Изобретено в России» характерную претензию, связанную с тем, что сварка описана всего на четырёх страницах и очень поверхностно, совершенно ему, физику с многолетним стажем, было неинтересно. Дружок, хотелось ответить мне, конечно, неинтересно. Зачем ты вообще это читал? Что ты надеялся найти в 540-страничной книге, в которой я попытался охватить вообще весь пласт русской изобретательской мысли от подстаканника до сейсмографа? Что я половину посвящу сварке? Здесь уже не более чем непонимание того, зачем нужна научно-популярная литература как таковая.

И вот тут мы перейдём ко второму вопросу: а почему, собственно, ругающие сами не напишут «как надо»? Почему они не возьмут и не сделают хорошую с их точки зрения книгу? Почему они не издадут её в научно-популярном издательстве и не расскажут дяде Васе из Зуёвки всю правду о нейробиологии, сварке и истории византийской архитектуры?

Всё просто. Для этого нужно поднять жопу. Потому что книга – это очень до фига работы. Это недосыпы, ночные вламывания, тяжкий труд, тысячи источников, море информации, и всё это – чаще всего почти без финансовой отдачи, точнее – с отдачей, не соответствующей затраченному времени. Книга – это плата здоровьем и личным временем за эфемерный престиж. И вы не поверите, но журналисты так – умеют. Это их работа – вламывать, чтобы рассказать обычным людям – не профессионалам, а именно обычным людям – о чём-то, о чём те не знали.

Большинство людей неспособно написать книгу, хотя думают, что это легко. У Альбера Камю в «Чуме» был прекрасный персонаж – Джозеф Гран, который бесконечно, на протяжении всего романа, «писал книгу», переписывая и совершенствуя одно-единственное первое предложение «Прекрасным утром мая элегантная амазонка на великолепном гнедом коне скакала по цветущим аллеям Булонского леса». Он так и не написал книгу, скончавшись от чумы. Гран – это отличная иллюстрация того, что получится у большинства людей, когда они попытаются написать книгу, «потому что это легко».

Впрочем, исключения, конечно, есть. И у нас (Попов, Соколов, Панчин, Дробышевский, Пиперски, скажем). Но это капля в море. Обычно специалисты книг не пишут.



Ещё один момент. Вы спросите: а почему и по каким признакам я делю людей на профессионалов и нет? Да всё просто. Каждый из нас в чём-то узкий профессионал. Специалисту по газодинамике не стоит читать научно-популярную книгу для обывателей, где газодинамика раскрывается парой абзацев в середине. Он ничего из неё не почерпнёт, ещё и обидится на неподробность. Зато ему может быть очень интересна научно-популярная книга об истории книгопечатания, потому что он об этом ничего не знает, и она покажется ему полной и занятной. Хотя специалист по книгопечатанию на неё обидится за неподробность и популярность. И так по замкнутому кругу. Помните, как Незнайка нарисовал портреты жителей Цветочного города, и каждый обижался только на свой портрет? Вот это ровно оно.


Почему научпоп должен развлекать, а не учить

Теперь перейдём ко второму и более важному вопросу, заявленному в заглавии. Научно-популярная литература должна развлекать. Она должна вызывать у не очень умных специалистов (как я уже писал, умные всё понимают и в самом идеальном случае набор объективных претензий напишут в вежливом письме к автору) баттхёрт и возмущение.

Потому что научно-популярная литература, в отличие от пестрящих ссылками статей в цитируемых журналах и выходящих тиражом 100 экземпляров монографий с непроизносимыми названиями, – это в первую очередь литература. Такая же, как Пелевин, Олди или Агата Кристи. Она издаётся коммерческими изданиями, в красивом оформлении, нормальными тиражами и попадает в книгоиздательскую систему распространения. Она лежит на магазинных полках и просит у читателя: «Купи меня, купи!»

И читатель покупает её, чтобы получить удовольствие. Чтобы прочесть её с интересом, не переходя каждые две строки на специализированные статьи на Sci-Hub (бесплатный, в конце концов!) Он читает научно-популярную книгу как роман. То же можно сказать о журналах: на самом деле «Популярная механика» и «Cosmopolitan» – это ровно одно и то же. Развлекательные глянцевые журналы. Просто первый для любителей технологий и военки, а второй – для любительниц светской жизни и женской психологии.

Поэтому мне всегда странно, когда ругают, скажем, «В Интернете кто-то не прав» Аси Казанцевой. Какая разница, что там написано. Правда или неправда. Свою первую функцию эта книга выполняет – она интересная, весёлая, читаешь её, как детектив, и тебе хорошо. Или ты её что, как учебник биологии для соответствующей кафедры МГУ покупал, дружок? Её тебе что, в качестве обязательного чтения на лета в институте задали? Ну не нравится тебе пирожное, потому что не любишь ты заварной крем. Не заставляй себя, не мучайся, не покупай, не ешь, не читай. А меня – развлекло.



Вторая функция – заинтересовывать, и она значительно сложнее. Поймите правильно, но 99% людей, прочитавших ту или иную научно-популярную книгу, не почерпнут оттуда никаких знаний. Не запомнят вообще ничего (а если и запомнят, то забудут в течение недели наглухо).

Поэтому научпоп – это не учебник и не справочник. В нём не должно быть мутных формул, обязательных ссылок на цитируемые журналы и – важно – лишних сведений. Вот это, кстати, нередко проблема научпопа, который пишется учёными. Дробышевский написал хорошую книгу «Достающее звено», но она у него вышла в объёме скольки там, 1200 страниц? Это уже такой научпоп-не-для-всех, человек, не интересующийся конкретно антропологией хотя бы на любительском уровне, вряд ли будет читать.

Единственная именно научная задача научпопа – обмануть читателя, сделать вид, что наука – это весело, интересно, и ей стоит заняться. На самом деле наука – это гораздо круче, чем написать книгу. Мутное, долгое, сложное занятие, требующее пахоты и глубокого погружения нередко в нуднейший предмет, причём не на неделю, а на годы и десятилетия. Я бы даже сказал сочнее: настоящая, серьёзная наука – это адов трындец. Когда вы вузе чуть-чуть касаетесь римановской геометрии, вы на самом деле вообще ничего не понимаете. У вас уйдёт много лет только на то, чтобы въехать в начала, достаточные для того, чтобы начать что-то исследовать, а потом много лет на исследования, в основном – методичные и однообразные, а потом, возможно, при должном везении и стечении обстоятельств, путём нечеловеческого труда, вы найдёте в своей узкой научной области что-то новое, и это со стороны будет казаться прорывом. И только вы будете знать, сколько пота и крови осталось за этим. И да, ещё важное: чтобы заниматься наукой, её надо любить.

Прочтя книгу Казанцевой, или Панчина, или кого-то другого, читатель попадает в иллюзию простой науки. О, как это круто, весело и интересно! Читая про архитектуру, обыватель думает: о, как это круто, буду и я здания рисовать (о тоннах инженерных расчётов он не думает). И это хорошо. Потому что, если читатель заинтересовался темой, он будет копать. Может, учиться пойдёт (впрочем, маловероятно), может, будет читать более специальную литературу – и со временем начнёт разбираться в вопросе. И научно-популярная литература будет ему уже неинтересна, поскольку он её перерос.



Научпоп – это такое средство поиска. По ней читатель может понять, что ему интересно. По цитируемым статьям в серьёзных профильных изданиях это сделать невозможно, потому что они по умолчанию неинтересны незнакомому с вопросом и целево не ищущему именно этот материал человеку. А по случайно купленной на развале книге – можно.

Я знаю как минимум три случая, когда люди читали мои статьи в «Популярной механике» и начинали интересоваться тем, о чём я написал, настолько, что это со временем стало их профессией. Они давно переросли эти детские статьи – сейчас они разбираются в тех вопросах значительно лучше меня, и знания, полученные из тех статей, ничего для них не значит, это как первые шаги младенца, которые не значат ничего в сравнении с бегом Усейна Болта.

APD. Да, Саша Панчин напомнил мне, что существует разряд прикладных научно-популярных книг. Например, книга Алексея Водовозова «Пациент разумный» в прямом смысле слова поможет обывателю распознать медицинское мошенничество. Такие книги являются исключениями: у них есть ещё назначение быть чем-то вроде сложной и обоснованной инструкции. Но суммарно таких книг не очень много.

И про ошибки

Вообще говоря, половина этих мыслей выросла из дискуссии в FB Сергея Белкова об ошибках в научно-популярной литературе и степени их допустимости. В уже упомянутой книге Айрис Чан было 90 фактических ошибок только на первых 64 страницах книги (их исправили во втором издании).

Плохо ли это? Нивелирует ли это достоинства книги и вообще работы популяризатора? Нет, вообще ни на йоту.

Во-первых, править книгу между изданиями – это абсолютно нормально, и если кто-то думает, что бывают первые издания без ошибок, то он книгу только по телевизору видел, тут даже говорить не о чем. 100% первых изданий любых книг – и научно-популярных, и художественных – имеют ошибки. Фактологические, корректорские, какие угодно. Книга целиком и полностью избавляется от ошибок в лучшем случае к 3-му изданию. Чаще – к 4-му или 5-му. В научных публикациях, кстати, примерно то же самое, только ошибок в разы меньше, поскольку более сложный и серьёзный уровень рецензирования.

Во-вторых, ошибки бывают разные. У меня, скажем, книга об истории русской изобретательской мысли. Если я допустил ошибку в описании какой-то конкретной пушки (про которую есть 100 знаков текста в общем абзаце вводной части), это вообще неважно. Важно минимизировать ошибки в вещах, касающихся основной темы, а какой там узор был на пушке – грифон или Вельзевул, это абсолютные мелочи. Вот, скажем, в 2010 году в статье про боевые катера я напорол в названиях пулемётов – за это до сих пор стыдно, потому что статья была прямо именно про это.

Вот тут особенно ярко прорывается проблема узкого специалиста. Когда он чувствует Силу и возможность внести своё ценное мнение, он способен докопаться даже до запятой. Уровень этого докапывания примерно таков: «На 6-й странице запятая стоит неверно! Книга – полное говно, сразу всё понятно». Хочется спросить: детка, ну что тебе понятно? Какой ты умный, расскажи мне. Кстати, мне в личку регулярно умные и приятные люди шлют правки к книге. Штук 10 писем было. Им я говорю «большое спасибо».



В-третьих, автор никогда не делает ошибки со зла или потому что он глуп. Человек, который поднял свою жопу, собрал информацию и написал книгу, по умолчанию умнее и компетентнее львиной доли окружающих. Потому что это очень тяжело (писал выше, не буду повторяться). Просто тот, кто никогда не писал ничего научно-популярного или художественного, не представляет, что такое, например, «замыленный взгляд», или «невозможно прекратить редактировать», или «блядь, я больше не могу», или «пойди и займись ребёнком, статья подождёт», или 5-е, 6-е, 7-е и так далее. Когда ты пишешь книгу, весь мир против тебя, дружок. А если тебе кажется, что весь мир за тебя, и у тебя текут слова и льются, то это называется «графомания».

Подытожим-с

Всё, мне надоело. Получилось несколько сумбурно, но мне не очень хочется приводить этот текст в порядок. Поэтому просто тезисно.

1. Научпоп должен быть интересным, весёлым и несёт развлекательную функцию.
2. Научпоп не предназначен для специалистов, он предназначен для людей, ничего не понимающих в вопросе.
3. Научпоп – не учебник и не должен нести свет знаний.
4. Научпоп должен создавать иллюзию, что сложное – это простое, чтобы заинтересовать читателя темой.
5. В любой книге всегда есть ошибки.
6. Хороший автор всегда правит ошибки между переизданиями.
7. Непрофильные книге ошибки – это абсолютно неважно, есть – и ничего страшного (исправили – вообще хорошо).
8. Написать книгу очень сложно, думающие иначе никогда не писали книг.

Да, корректные дискуссии приветствуются. Тупые споры с неаргументированным бросанием какашек и переходом на личности порождают бан. На данный момент забаненных: 3 (все - за переход на личности).

P. S. В FB задали хороший вопрос, потребовавший дополнения. Как отличить неосознанную ошибку от осознанной лжи и где граница? Всё очень просто. Как я уже писал выше, хороший автор ошибку исправит. А ложь - нет. Вот, собственно, и вся разница.

Просмотрено (без "прочитано"), выпуск 243
Парфюмер за работой
nostradamvs
Давненько был 242-й выпуск, мало времени было в эти полтора месяца

Кингсман: Золотое кольцо (Kingsman: The Golden Circle, Великобритания-США, 2017). Вторая часть фильма работает только тогда, когда зло, добро и вообще всё в ней – круче, чем в первой. Как в «Терминаторе-2», где и добро, и зло круче, чем в «Терминаторе». Здесь же – провалили. Джулианна Мур в разы слабее, неинтереснее, неостроумнее Сэмьюэля Джексона, она просто пустая, и погибает просто, без изящества. Убийство всех наркоманов мира – это намного слабее, чем убийство всех людей в мире. Воскрешение аж двух точно погибших в первом фильме героев – хорошего и плохого, – это тоже слабый ход, не делающий фильму чести. То есть динамика – такая же, весёлая и прекрасная. Юмор – хороший. А вот глобальные сюжетные решения подвели. 6/10.
Забытые богом, 1 сезон (Godless, США, 2017). Нормальный правильный вестерн. Почему-то пишут, что он нестандартный – но он как раз идеально компилирует в себе все классические вестерн-черты. Даже цитаты из спагетти-вестернов. Теряющий зрение шериф, мудрый индеец, город женщин, чьи мужья погибли в шахтах, жестокий бандит и его банда – всё это складывается в красивую, неторопливую и аккуратную картину. 7/10.
Оно (It, США-Канада, 2017). Не люблю этот роман Кинга. Боже, раз в 27 лет зло в виде клоуна приходит в маленький городок, чтобы жрать детей. Звучит как фантазия опиумиста. Но если забыть об этом посыле, то поставлено неплохо. Фильм жёсткий, даже жестокий, в фильме убивают и умирают, местами даже вполне себе страшно – хорошо сделаны персонажи, в которых перепоплощается Пеннивайз, пугая конкретных детей. В общем, это достойная экранизация нелюбимой мной книги. 6/10.
Мама! (Mother!, США, 2017). Да, это стиль «Чёрного лебедя», но «Чёрный лебедь» мне понравился, а «Мама!» - нет. Точнее даже тут не «понравилось» или «не понравилось», а «не произвело впечатления». Потому что с первого кадра «Мамы!» нам чётко показывают: это – притча. Герои – не люди, а символические образы (у них нет имён, вы обратили внимание?) Они живут в оторванном от мира пространстве, в странном вакууме. К моменту её беременности всё становится откровенно безумно – скорость развития событий и уж тем более толпа, преображающаяся до состояния революционной за считанные минуты. Поэтому – плевать. Нине Сейерс из «Лебедя» мы сочувствовали, потому что она была живой человек, у неё были страхи, страсти, мама, любовь, чувства. А Маме мы не сочувствуем, потому что она не более чем манекен. Когда у Нины переламываются суставы на сцене, это просто дрожь. Когда ребёнка Мамы разрывает толпа – это символ. Ну как если бы серп и молот воссиял, не знаю. Никаких эмоций. Просто неприятно. Ну а если вы хотите посмотреть артхаус про мать-землю, Бога и сына Бога и матери-земли (это если кто не понял, о чём «Мама!»), то посмотрите «Порождённого» Мериджа. Даже сюжет почти такой же, а претензий на большой экран - никаких. Меридж просто снимал неведомую хрень и отдавал себе в этом отчёт. 4/10.
Хранилище (The Vault, США, 2017). Мутный, алогичный ужастик о том, как грабители приходят грабить банк, а в итоге пытаются спуститься в таинственное старое хранилище, где живут мертвецы. Сцены между собой почти не связаны, сценарист был пьян и имел под рукой инструмент "набор штампов сценариста обыкновенный". С его помощью и написал. Особенно тупую концовку, да. 1/10.
Стальная звезда, 1 сезон (Tin Star, Великобритания, 2017). Очень плохо. И никакой Тим Рот не может спасти беспомощный сценарий 15-минутной короткометражки, растянутый на сериал. Начало ничего вроде: британский полицейский переезжает с семьёй в маленький канадский городок, устраивается там шерифом, а за ним охотится убийца из его прошлого. Но это первая серия. Следующие 9 серий Рот бухает, жуёт сопли, шатается, всех подводит, тупит, орёт незнамо на кого, причём эти действия повторяются из серии в серию, и к концу хочется хоть какого-то действия. Убийца тоже какой-то совершенно ненастоящий. И негодяй из СБ компании – жалкий, как будто за его спиной никакой компании нет. Очень слабо. 2/10.
Троцкий (Россия, 2017). Прямо хороший. Совсем хороший. Всего пара мелких сценарных лаж (в частности, очень слабая, натянутая линия отца в 3-й серии), но в целом смотрел, не отрываясь. И нет, это не исторический сериал, у него не было задачи стать документом. В нём целенаправленно нарушены возраста многих героев (что в субтитрах чётко показано), целенаправленно видоизменено убийство Троцкого, чтобы нарисовать яркий, интересный кинематографический портрет и сделать крутой байопик. Ещё отмечу великолепный кастинг (за одним исключением – очень слабый Сталин). В общем, получилось. Впервые в России. Нормальный мини-сериал. Будем надеяться, он не останется единственным. 8/10.
Три условия (3 ting, Дания, 2017). Занудный датский фильм, события которого происходят в одной комнате. Чуваку, принимавшему участие в ограблении, предлагают сделку, а он просит привести девушку, принести пиццу и старый ящик, где хранится старая куртка. И типа как выкручивается с их помощью. Но вообще говоря, не выкручивается. Сюжета в фильме - на короткометражку, 70% кино - не имеющие смысла диалоги, так что скучно. 4/10.
Няня (The Babysitter, США, 2017). Дурацкая комедия о мальчике, который уже великовозрастный, но всего боится, и поэтому у него есть секси няня. Потом няня начинает приносить кровавые жертвы, пить кровь невинных, мальчик мочит её кровавых соратников, и всё это снято в таком ехидно-комедийном стиле. Не смешном совершенно. Гибрид ужастика и комедии, откровенно говоря, невозможен. Или возможен, но тут не получилось. 3/10.
Озеро, 1 сезон (The Loch, Великобритания, 2017). Совершенно рядовой маньячный мини-сериал, в котором какой-то псих убивает людей и достаёт из них различные органы - то сердце, то кусок мозга, то ещё что-то. В целом фильм делался ради максимально неожиданной концовки, и она действительно неожиданная. Настолько, что в неё вообще не веришь (особенно в том, что 24-летний выдавал себя за 17-летнего и учился в школе, и никто там вообще не догадался). В общем, серенько. 4/10.
Шанхайский перевозчик (S.M.A.R.T. Chase, Китай, 2017). Китайцы наняли американского режиссёра, американского сценариста и Орландо Блума. И сняли полное говно. Фильм совершенно неестественный, чудовищно плохо снятый, глупый, полный нестыковок и тупейших диалогов. Типа такой крутой перевозчик ценностей скатывается на самое дно из-за того, что у него воруют картину, а потом пытается подняться обратно настолько идиотским образом, что я заподозрил в сценаристе наркомана. 1/10.

Tags:

Книжный развал 2017 года
Парфюмер за работой
nostradamvs
Так, друзья. Надо подвести книжные итоги года. Поскольку написанный в 2014 году роман "Эверест" до сих пор издателя не нашёл, а принцип "не писать следующего до публикации предыдущего" я соблюдаю неукоснительно, пришлось переключиться на научно-популярную литературу, и в 2017-м я на этот счёт отжёг весьма и весьма.



Перед вами четыре книги, которые я или написал сам, или принимал участие в написании в составе авторского коллектива. Все четыре свободно продаются в магазинах - как онлайн, так и в реале.



«Изобретено в России: история русской изобретательской мысли от Петра I до Николая II». Научно-популярное издание. М.: Альпина нон-фикшн, 2017. ISBN 978-5-91671-752-5.

В многочисленных справочниках и списках русских изобретений чаще всего не упоминается три четверти замечательных идей, рождённых отечественной изобретательской мыслью, зато обнаруживается, что мы придумали самолёт (конечно, нет), велосипед (тоже нет) и баллистическую ракету (ни в коем случае). У этой книги две задачи: первая — рассказать об изобретениях, сделанных в разное время нашими соотечественниками — максимально объективно, не приуменьшая и не преувеличивая их заслуг; вторая — развеять многочисленные мифы и исторические фальсификации, связанные с историей изобретательства.

Моя главная книга года, первое сольное научно-популярное издание. Толстое (534 страницы) и с хорошими иллюстрациями. Планируется вторая часть - о советском изобретательстве, пишу крайне медленно из-за обилия других проектов. Книга появилась в первую очередь генеральному директору издательства «Альпина нон-фикшн» Павлу Подкосову, который после какого-то моего возмущённого поста в Facebook сказал что-то вроде «Ну напиши уже книгу об этом, а я её издам». Я написал, а он издал. А ещё книга попала в шорт-лист премии «Просветитель».



«Популярная механика. Занимательные опыты и эксперименты». Научно-популярное издание. М.: АСТ, 2018. Серия: Популярная механика. Лучшее от редакции журнала. ISBN 978-5-17-096930-2. Автор-составитель: Тим Скоренко. Коллектив авторов: Тим Скоренко, Сергей Апресов, Дмитрий Мамонтов, Игорь Егоров, Дмитрий Горячкин, Витас Черняускас.

Эта книга создана при непосредственном участии редакции журнала «Популярная механика» и основана на его материалах, а «ПМ», как известно, — журнал о том, как устроен мир. Мы всегда должны помнить, что сам по себе он не устраивается — это мы, люди, собираем автомобили, делаем космические корабли, возводим здания, разрабатываем компьютеры. Мы надеемся, что эта книга подтолкнет вас и ваших детей к тому, чтобы продолжать строить мир вокруг себя, и нам, редакторам «Популярной механики», всегда будет, о чем написать.

Первое издание под брендом «Популярная механика» (теоретически запланировано ещё несколько книг). Я выступил в качестве редактора-составителя книги (это была эпическая задача), написал предисловия к разделам, а также главы «Невозможного нет», «Красота гармонии», «Финансовые пирамидки», «Битва Эйфелей», «Фотоаппарат на коленке», «Светлая комната», «Кинотеатр Юрского периода», «Сон из машины», «Музыка в стекле», «Огненный торнадо», «Не играйте с батарейками», «Пылающий воздух», «Пламя в бутылке», «А вместо сердца — парафиновый мотор», «Сухим из воды», «Секреты белого порошка», «Склянка-невидимка», «Рисунки на молоке», «Ловля ледяного дыма», «Пузырь в кубе, или Мыльный тессеракт», «Концентрические пузыри», «Прессуем жесть», «Маятник из кружки», «Кухонный маятник Фуко», «Иглы и монеты», «Лежать на гвоздях» и «Искусство левитации». Появилась книга благодаря Юлии Данник и Орнелле Зубковой из «АСТ», которые пришли в нашу редакцию и сказали что-то вроде: «Ну давайте вы уже сделаете книгу, а мы её издадим». Я сделал, а они издали.



«Эволюция мысли в знаменательных датах науки и экспонатах Политехнического музея: календарь 2017». Научно-популярное издание. М.: Политехнический музей, 2017. Серия: Календарь Политехнического музея. ISBN 978-5-98962-04409. Составители: Людмила Волкова, Валентина Туманова; автор текста: Тим Скоренко; главный редактор: Дмитрий Мамонтов.

Книга является продолжением «Календаря юбилейных и памятных дат в области естествознания и техники», который ежегодно выходит в свет с 1949 г. В календарь включены знаменательные даты в области естествознания, техники и промышленности. Также приводятся именной указатель, указатель предприятий, научных и учебных учреждений, перечесть основных использованных источников. На сайте Политехнического музея polymus.ru в разделе «Музей профессионалам» представлена расширенная версия календаря.

Для «Календаря 2017» я написал абсолютное большинство текстов, в частности, полноразмерные статьи для всех разделов, а также набор малых юбилеев и памятных дат. Книга появилась в первую очередь благодаря Дмитрию Мамонтову, который пришёл работать в «Политех» как раз когда очередной календарь начинали разрабатывать. Ужаснувшись его официозному виду, он сказал что-то вроде: «Щас я нормального автора приведу, и будет календарь». И привёл, и появился календарь.



«Люди мира. Русское научное зарубежье». Научно-популярное издание. М.: Альпина нон-фикшн, 2018. ISBN 978-5-91671-766-2. Редактор-составитель: Дмитрий Баюк. Коллектив авторов: Александр Аллахвердян, Андрей Ваганов, Геннадий Горелик, Владимир Губайловский, Елена Зайцева (Баум), Ольга Орлова, Антон Первушин, Ирина Пономарёва, Тим Скоренко, Сергей Ястребов..

«Люди мира» — книга не просто об эмиграции, она — о российских ученых и инженерах, реализовавших свои таланты за рубежом. Трагические события ХХ века заставили миллионы наших соотечественников покинуть родину. Но история русского научного зарубежья выходит за рамки традиционной хронологии волн русской эмиграции, ведь часть интеллектуальной элиты уехала из страны еще в 1895–1915 годы. Мощный поток эмиграции был после революции, кому-то из ученых, как прославленному физику-теоретику Георгию Гамову, удалось выбраться из СССР в годы сталинского террора, кто-то, как космолог Александр Виленкин, прорвался за «железный занавес» в годы застоя... Многие герои книги, например инженеры Игорь Сикорский и Владимир Зворыкин, получили на Западе заслуженное признание, однако на родине имена большинства наших выдающихся соотечественников-эмигрантов были преданы несправедливому забвению. Эта книга — попытка вернуть их в историю.

Для книги «Люди мира» я написал главы «Свет в окошке: краткая история лампочки» о Павле Яблочкове и Александре Лодыгине, «Русские крылья: авиация в эмиграции» об Игоре Сикорском и Александре Прокофьеве-Северском, «Бульб Юркевича: корабельная история», «Американский отец видеозаписи: Александр Понятов» и «Владимир Зворыкин: патентная война». Книгу придумал и инициировал Дмитрий Зимин, основатель фонда «Династия» и соучредитель премии «Просветитель». Составлял её Дмитрий Баюк, а Павел Подкосов порекомендовал меня Баюку в качестве одного из потенциальных авторов. В итоге я из потенциального автора перешёл в состояние автора кинетического.

?

Log in

No account? Create an account