nostradamvs (nostradamvs) wrote,
nostradamvs
nostradamvs

Творческий путь Т.С. 1983-1997

Хм... Написал я небольшую статью о своём творческом пути. Пока в изложении событий добрался до 2004 года. Но, естественно, столь важный труд я разделил на части. Поэтому выкладываю под кат первую часть - с 1983 (роддом, блин) до 1997 (взял в руки гитару). Это так называемый "подготовительный период".

ПОДГОТОВИТЕЛЬНЫЙ ПЕРИОД 1983-1997

1983. В этом году я родился. Наверное, это очень важная дата, потому что не будь её, не было бы и творческого пути. Но больше ничего про это сказать нельзя.
1984-1989. За эти первые годы своей жизни я успел пожить в загадочной стране Йемен, побывать в Адене и в Сане, и даже на территории Омана и Саудовской Аравии, потому что мой папа работал там архитектором от БелГосПроекта, как представитель братской коммунистической страны. Заодно я играл в машинки, слушал Клару Румянцеву, смотрел мультики и больше ничего полезного не совершил.
1989. В этом году я пошёл в школу, в которой учился все 11 лет вплоть до 2000 года. Честно говоря, не лучшие годы моей жизни.
1990. Вот тут началось творчество. Я сочинил первое в жизни стихотворение. Это было четверостишие:
      Семь лет прожил я на свете,
      Но за эти семь лет
      Я ни разу не ездил в карете
      И не чинил паркет.

Придумал я его, стоя на остановке по пути в школу, рядом с мамой: мы жили очень далеко от школы, нужно было ехать через весь город. Я тут же прочитал его маме, и она спросила меня, знаю ли я, что такое паркет. Я был уверен, что паркет – это что-то вроде комода или трюмо. Мама меня разуверила в этом. Насколько я помню, больше ничего в тот год я не сочинил, как и в несколько последующих. Хотя иногда какие-то слова рифмовались.
1990-1992. В эти скучные годы я впервые побывал в Санкт-Петербурге, в Польше, Германии и Франции, где набрался впечатлений. Стал немножко говорить по-французски, но ничего по-прежнему не писалось. В эти же годы я открыл для себя НФ, в частности “Мир смерти” Гарри Гаррисона, который читал просто-таки запоем.
1993. В этом году я написал первую песню. Случилось это снова на автобусной остановке, на “Уманской”, по пути домой из школы. Транспорта долго не было, и я начал напевать про себя мелодию. И текст. И я его не забыл аж до самого дома. Песня называлась “Чёрная зона”. Конечно, она была про Чернобыль, о котором я тогда знал лишь понаслышке. Записав её в тетрадочку, я следующие несколько недель мусолил мысли о том, какую я соберу офигенную супергруппу, как буду петь эту песню со сцены, и какой на неё будет снят офигенно голливудский клип. Съёмки предполагались ночью в полнолуние, камера летала по каким-то тёмным и страшным местностям с полуразрушенными постройками и прилетала, наконец, к Саркофагу, а там, на вершине холма, в лунном свете стоял старик с длинной белой седой бородой и с посохом, а камера всё летала, летала, летала... Планов, короче, было громадьё. Песней этой я офигенно гордился аж до 1998 года.
1994-1995. Целых два года я гордился песней про чёрную зону. Стихи писал иногда – для школьной баскетбольной команды девиз, для какого-то конкурса по русскому языку жуткое стихотворение про синюю птицу (иллюстрировала это стихотворение мама), для какого-то КВН школьного, не помню уже. В общем, пустые годы. С 1995 года серьёзно увлёкся “Формулой-1”, болел за Алези.
1996. В этом году я написал свою вторую песню. Точнее, третью, потому что про вторую разговор особый. Вторая песня – не сочтите за пошлость – называлась “Пукайте”. Она была посвящена именно такому методу заднего дыхания, и казалась мне безмерно смешной. “Пукайте, пукайте, сколько хотите, если хотите, мы скажем “Пердите” – именно такие фразы встречались в этом произведении. Оно хранится у меня в бумажном эквиваленте в нижнем ящике стола. Никто кроме меня его никогда не видел, кажется. А вот третья песня достойна была даже демонстрации на публике. Она называлась “Мечтания”, была такой наивно-детской и даже висит на моём сайте. Песенка эта была сочинена мной во Франции: мы ехали с папой на машине по какому-то горному району, впереди сидел папа и Жак, наш знакомый, а я – сзади. И вот, придумал, там же и записал в блокнотик.
1997. В 1997 году я поставил написание песен на поток. Правда, до сих пор как образцы творчества того периода я вывесил только две – “Украинская горилка” и “Странник”. Это ещё самые сносные вещи. Естественно, на “Странника” планировался мрачный и величественный клип, множество загробных голосов за кадром и глубокая философская мысль. Была заведена тонкая тетрадка в линеечку, в которой я корявым подобием каллиграфического почерка переписывал на чистовики свои великие произведения. Лишь в бумажном виде в анналах моего стола хранятся песни “Караван” (...караван, караван среди проклятых скал уходил, убегал и в борьбе умирал...), “Самоволка” (...самоволка! На улицах можно убить! Самоволка! И умереть! Самоволка, в этом мире приходится жить и приходится петь...), “Правильный ответ” (...но беспощадная принцесса без проявления прогресса ответит лишь “нет!”...) и иже с ними. Этими песнями я гордился и захотел их играть.
И тогда произошло одно важное событие. Я сказал маме, что хочу научиться играть на гитаре. И мама через нашу знакомую Татьяну Масленникову нашла мне преподавателя. Им оказался замечательный человек Александр Леонидович Иванов, без которого никакого Тима Скоренко как барда и поэта не вышло бы вовсе. Он 4 года боролся с моим разгильдяйством и попустительством, заставлял меня на уроках разучивать классические вещи (которые я совершенно не тренировал дома) и петь песни под гитару – причём петь хорошо, а не подзаборно. Первой песней, спетой под его руководством, была песня Верещагина из к/ф “Белое солнце пустыни” авторства Булата Окуджавы. Самым сложным аккордом был, конечно, F, который не хотел мне даваться очень долго. Многие приёмы, которые я так и не соизволил выучить на уроках, я просто подсмотрел у Александра Леонидовича, запомнил и научился им гораздо позже сам. Вообще, А.Л. травил замечательные байки об армии, о Консерватории, увлекался компьютерными играми и рыбалкой. Мне повезло с первым учителем, я считаю.
В том же году у меня возникла навязчивая мысль организовать группу с Сашей Поведёнком, нашим школьным звёздным гитаристом, который был вроде и не против, но идея как-то сама по себе затухла. Но, научившись уже кое-как играть на гитаре, я стал превращать стихи в песни. И наступила новая эра.
Tags: О себе
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments