?

Log in

No account? Create an account

Парфюмерная мастерская.

Я делаю добро из зла, потому что его больше не из чего сделать.

Previous Entry Share Flag Next Entry
Братск в октябре
Парфюмер за работой
nostradamvs
На днях я побывал в эпическом городе Братск неподалёку (по сибирским меркам) от Иркутска. Город совершенно молодой, развиваться начал специально для обслуживания Братской ГЭС, строившейся с 1954 по 1967 год. Но история Братска немножко подольше.

Город, а точнее – Братский острог – был основан в 1631 году, как и значительное количество других городов Сибири. Это был период освоения. В 1635-м остяки острог сожгли ко всем чертям, и в 1636-м в нескольких километрах западнее построили новый. Но к началу 1650-х стало ясно, что место выбрано плохо, ни от каких набегов острог не защищает, и в 1654-м его снова перенесли. И вот от этого острога 1654 года даже кое-что сохранилось!

Но несмотря на все эти красивые исторически даты, до середины XX века Братск оставался селом без единого каменного здания. Лишь в 1946 году приняли решение о строительства на Ангаре Братской ГЭС. В связи с этим посёлок благополучно затопили (это в СССР была типовая практика), перенеся топоним на пару километров в сторону. От подлинного Братска сохранилось две перенесенные башни острога и одно перенесенное же здание. В остальном – типовой советский город 1950-1960-х, серый и однообразный.

Но всё равно есть чего посмотреть. Например, прямо у аэропорта нас встречает Як-40 на постаменте. Самолёт пригнали в Братск из Магадана, и он служил на местных рейсах с 1980 по 1997 год.





За день до моего приезда то ли алюминиевый, то ли ещё какой-то завод выдал выброс, и город накрыло смогом с видимостью в полтора десятка метров. Ближе к середине дня смог чутка рассосался.



Жил я в гостинице «Братск». Типичный советский модернизм, строилась в 1972-1975 годах, страшная, как смертный грех, внутри как потёртый советский санаторий и полна суровыми северными командировочными, бухающими всю ночь напролёт. Кстати, в Братске есть более интересная гостиница, которую в 1958 году построили специально для визита Эйзенхауэра в СССР, деревянная и двухэтажная, но до неё я не дошёл, она в лесополосе.



Зато вид из моего окна, наверное, лучший в городе. Братское море и мемориал победы.



Среднестатистический Братск совершенно неинтересен. Хрущёвки, затем брежневки и ничего более. Есть райончик деревянных бараков конца 1950-х, но и они строились уже после хрущёвского указа об архитектурных излишествах, и потому не представляют собой никакого интереса. Весь город в целом выглядит так:







Несколько вымораживает чудовищно несоразмерная застройке и населению (250 000 человек) ширина улиц – такое ощущение, что этим 6-8 полосными проспектами должен быть обеспечен город на миллиард жителей. Проспекты в основном пустые.



Широченный пустой бульвар между 10-этажек.



Типичная застройка.



Торцы многих домов «украшены» гигантскими портретами ветеранов. Ну я понимаю, уважение, но есть совсем ужасные фотки (эта ещё ничего); старика в принципе трудно сфотографировать хорошо, но для такого проекта могли и поднатужиться.



Целлюлозно-бумажный техникум при Братском университете. Да, есть университет, и вообще с точки зрения культуры и образования город совершенно полноценный. Ему не повезло только с архитектурой.



Бонус в том, что это Сибирь. Тут если природу просто не трогать, всё растёт само собой как на дрожжах. Нет, при Союзе, конечно, сумели немало загадить (чего только эти выбросы стоят), но природу тут фиг задушишь. Газоны плотные. Любой кусок земли густо зарастает, удобрять ничего не нужно.





Не уверен, что за газоном перед механическим техникумом кто-то ухаживает. Да и не нужно.



Собственно, перед техникумом стоят два памятника – танк и самолёт. Всяких танков в городе много, в Правобережном ещё пушка есть и Т-62, и ещё где-то. Одну из них, БМП, пару лет назад местные подростки перекрасили за ночь в розовый цвет. Был скандал, а, по-моему, отличная идея. Тут – Т-34, установлен в 1980-м в честь юбилея победы.



Самолёт МиГ-17, в том же году по тому же поводу. Какое отношение к победе имеет реактивный истребитель, совершивший первый полёт в 1947 году, никто не знает. Видимо, какой был, такой и поставили. В апреле этого года самолёт чуть не сдуло ветром, его спешно переукрепили.



А я иду к тому самому мемориалу, который был виден из окна. В принципе, обычная бетонка, в массовом порядке возводившаяся по всей стране в 1970-х.



Мемориал открыт в 1975 году. Скульптор – Юрий Русинов, и надо отдать должное, он сделал всё, что мог. В рамках бетонного модернизма довольно сложно получить хоть сколько-нибудь интересный проект. А этот даже смотрится и в лучах восходящего солнца похож на пламя. Если зеркалами отделать левую сторону, вообще огонь будет.



На подходе к мемориалу бетонные знаки, посвящённые разным оборонявшимся землям.





Памятник находится на вялотекущем ремонте. Работ особо не видно, только бетон везде раздолбан.



Внутри кольца.



Слегка апокалиптический вид на Ангару от монумента. Слева виднеется типичная Братская набережная. Да, несмотря на то, что город стоит на могучей реке, набережных в нём нет как явления.



Недострой.



Центральная площадь города – конечно, Ленина. Унылое бетонное поле. Вообще в центре города деревьев нет совсем, хотя казалось бы. Бесконечные просторы бетона, асфальта и местами травки.



Владимир Ильич на фоне городской администрации.



Всегда удивляло вот это покрытие центров в провинциальных городах. Плитка, советский бюджетный вариант.



В сквере по соседству – симпатичные деревянные скульптуры. Это тут проводится международный фестиваль деревянных скульптур «В гостях у сказки», и скульптуры потом разъезжаются по всему городу.







Это центр «Братск-АРТ», тут была моя лекция. Классический пример советского модернизма, построен в 1982 году как ДК «Металлург». В посёлке Энергетик (это микрорайон, обслуживающий непосредственно ГЭС) есть ещё один модернистский ДК, похожий.





Часть композиции, бетонный «паук».



По всему городу афиши Кая Метова, большие и маленькие. Две тыщи лет о нём ничего не слышал, а в 1990-е он был весьма популярен. Удивительно, но он, помимо плохого исполнения, отметился целым рядом хитов, которые пели другие исполнители («Золотится роза чайная», например). И Кай Метов – это настоящее его имя (он Кайрат Ерденович Метов).



Памятник шапке-ушанке. Подпись гласит «В Сибири главное знать, где твоя шапка».



Памятник валенкам.



Ещё в городе есть одно-единственное дореволюционное здание. Оно довольно далеко, я просто мимо на такси проезжал, и вышел сфотографировать. Его перенесли из затопленного посёлка Братское до его уничтожения. Сегодня там находится музей политических репрессий (внутрь я не пошёл, после Норильска остальные подобные музеи не внушают).



До 1912 года это был дом священника Леонида Малышева, но в 1913-м Малышев вместе с группой ссыльных большевиков организовали в нём музей села (точнее, общество изучения Сибири и улучшения её быта и музей при нём). Его даже губернатор местные посещал и остался доволен. Во время гражданской войны из этого дома музей перебрался в здание школы, которая примерно с половиной экспонатов сгорела в 1930-е. Так что музей вернули в исконный дом и перенесли его в 1950-е сюда, на новое место.



Старое фото этого же здания (советского уже времени, после переноса):



Собственно, по городу мы пробежались. Есть ещё ряд типовых памятников и мемориальных досок героям войны, но мы знаем, как они выглядят – они по всей стране идентичны. Поэтому дальше мы поедем смотреть важную братскую достопримечательность – Ангарскую деревню. Да, она поважнее ГЭС будет, с моей точки зрения. Она прямо даже интересная.

Вообще говоря, географически город делится на кучу обрезков, которые разнесены довольно далеко друг от друга и соединены трассой или местными дорогами. Чтобы вы понимали масштаб трагедии:



Мы сейчас гуляли только по самой большой части города, центральной. Потом заедем в посёлок Энергетик, который наверху, ближе к ГЭС. Но по дороге, по трассе А-331 лежит музей «Ангарская деревня». Суть его в том, что в 1979 году ответственный секретарь Братского отделения ВООПИК (Всероссийское общество охраны памятников) Октябрь Леонов инициировал хорошую штуку – свезти в одно место брошенные и разваливающиеся дворы и здания XIX века из умирающих окрестных деревень, и сделать музей деревянного зодчества. Впоследствии музей получил имя Леонова, и это ужасно смешно звучит – «Ангарская деревня» имени Октября Леонова.



Именно тут, в музее, находится старейшее сохранившееся здание Братская – подлинная башня третьего острога. Но обо всём по порядку.

Деревня находится в красивом таёжном лесу. Ну мне ещё с погодой и временем года повезло – красота неимоверная. Вход:



Первое, что нас встречает, это памятник неолитического искусства. Наскальный рисунок, известный как «Пасущийся лось», сделан примерно 5-8 тысяч лет назад – выцарапан глубоким и широким желобом в диабазовом блоке. Сейчас контуры обведены мелом, потому что желоб за тысячи лет подстёрся и рассмотреть его трудно. Глаза хорошо видны и без мела – два правильных крупных углубления, линия спины тоже, а вот ноги с трудом.

Сам рисунок на скале был обнаружен в 1937 году на острове Ушканий (в зоне затопления). Перед затоплением его отпилили от оригинальной скалы и увезли сначала просто в город, а потом сюда, а «Ангарскую деревню». В 2013, не прошло и 80 лет, наконец, отреставрировали и обработали консервационным материалом, чтобы дальше не выветривался.



Деревянная птичка.



Тут живут медведики.



Сам музей делится на два сектора – эвенкийский и русский. Хотя в русском – подлинные старинные дома, мне эвенкийский показался более интересным. Потому что про русский быт XIX века я плюс-минус знаю, а вот про эвенкийский – почти нет. Собственно, в 2013 году я принимал участие в написании первой версии сценария «Мёртвого озера» (есть такой сериал). Не знаю, что осталось от той версии (не смотрел и не особо хочу), я в 2014-м из проекта ушёл, но вот тогда я про эвенков начитался ого-го. А теперь впервые увидел всё то, что вписывал в сценарий, вживую.



Деревянный эвенк.



Суть эвенкийского сектора в том, что вы идёте по тропе, а справа и слева возникают разные штуки из эвенкийского быта. Например, летние чумы. Старинного типа, покрытый корой, и образца XX века, когда эвенки познали брезент.





Балаган – дом из коры.



Свайный лабаз для хранения еды и всякого прочего. Там много, на деле, всяких навесов, дымокуров, кузниц, я просто снимал не всё.



Дальше идут всякие символы и знаки, которые эвенки оставляли другим племена сородичей в лесу. Вот такая горизонтальная палка означает, что тут, под деревом, спрятано мясо недавно убитого зверя, можно взять.



Изогнутое деревце, привязанное к большому стволу, с зарубками. Оно означает, что охотники ушли в направлении, куда указывает его вершина, на расстояние трёх нулги («дневных переходов»). Сколько зарубок – столько нулги.



Вырезанная и закреплённая в такой позиции стрелка означает, что тут был охотник. Но ушёл.



А вот тут он по-прежнему где-то охотится, осторожно.



Шаманский комплекс. Шаманский чум и на палках – насаженные стилизованные звери и рыбы, духи-помощники.





Если знаков не хватало, эвенки могли нарисовать что-то на бересте для информации. Трое мужчин на лодках отправились на охоту. Правда, они не шурупами крепили :)



Здесь стояли чумы (летнее поселение). На ветке зарубки – сколько зарубок, столько чумов.



Тропа продолжается.



Далее целая россыпь эвенкийских самоловов.



Если честно, не разобрался, где какой. Но по многим чётко видно, как они работают. Особенно последний вот, там прямо понятно, что дверка падала и живьём ловила кого-то.







Ещё один шаманский комплекс. В этой конструкции лечили женщину – клали под навес из веток, и дальше шаман вокруг плясал.



Скульптура-идол на фоне шаманского чума.



Зверюшка.



И, наконец, последнее. Вот это мне особо запомнилось из первого сценария «Мёртвого озера». Позже я ещё писал сценарий истерна про Забайкалье (кстати, крутейший, до сих пор лежит у продюсера и ждёт своего часа), и там это тоже фигурировало. Это, короче, как эвенки хоронили, чтобы тело не сожрали дикие звери. Воздушное захоронение в колоде:



Воздушное захоронение на помосте:



Православных эвенков хоронили уже не в воздухе, а более традиционно, клали на землю и обстраивали деревянным гробом:



Всё, эвенкийский сектор мы пробежали и попадаем в русский сектор. Это как раз то, с чего начиналась Ангарская деревня в конце 1970-х. Русский сектор находится на живописном берегу Ангары, вне леса. Первое, что нас встречает, – это мангазея, общественный хлебный амбар начала XIX века. Вывезен из деревни Тушама.



Сохранено всё бережно. Большая часть деревянных конструкций оригинальная, что не сохранилось – заменено. Дверка новая.



Внутри всё натуральнее некуда, даже зерно насыпано. По каждую сторону – два яруса полок, разделенных на отсеки.



Деревня активно развивается. Прямо сейчас рабочие строят полноценный Братский острог образца 1654 года.



Вид на острог с лицевой стороны. Обратите внимание на разницу в цвете башен. Правая, почерневшая, – подлинник. Как я уже писал, острог строился трижды – в 1631, 1635 и 1654 годах, в разных местах. Третий острог оказался в удачном месте и служил долго. Его стены и башни постоянно обслуживались и перебирались, сгнившие брёвна заменялись, и в итоге северо-западная и юго-западная башни дотянули до нашего времени. Северо-западную башню в 1959 году перевезли в Москву, в музей-заповедник Коломенское, можете сходить посмотреть. А юго-западная осталась здесь, в Братске.





Всего башен было четыре. Это уже новопостроенная. Года ещё два, и будет полноценный острог в натуральную величину. Крутяк, короче.



Вот такой:



Ворота с надвратным храмом:



Изнанка:



Основательная лестница.



Построено очень натурально, местами прямо верю, что этому 400 лет, хотя на самом деле нет.



Исторический документ об основании Братска.



На заднем плане группа «Чёрный кофе» поёт «Деревянные церкви Руси, перекошены древние стены, подойди и о многом спроси, в этих срубах есть сердце и вены».



Это Михайло-Архангельская церковь, построенная в 1873 году. Перевезена сюда из деревни Нижнее Карелино.



Простенькая и деревянная. Это вам не рпцшный размах. Действующая, кстати.



Дерево обработано, но на срезах виден возраст.



Наконец, сама деревня. Сымитирована подлинная деревенская улица конца XIX века.



Всего восстановлено пять довольно крупных хозяйств со внутренними дворами, хозяйственными сооружениями и так далее. Хотя свезены они из разных деревень, состыковывается всё легко и непринуждённо – застройка была совершенно типовой. Это, например, однодворная усадьба Скрипова из деревни Подъеланка (первый раз я прочёл «Подъебланка» и даже рассмеялся). Замечу, что двор тоже «сборные». От Скрипова тут только сам дом. Вторая изба, в глубине, 1909 года постройки из деревни Анзеби, амбар из Червянки, зимовье конца XIX века из Нижней Шаманки, стойка для скота из Едармы и так далее. То есть с миру по нитке.



Ладно, что притолоки в хате низенькие – тепло берегли. Но во всех дворах входы через калитку тоже вот такой высоты (фото сделано на уровне глаз).



Вход в хату:





Внутри – утварь, обиход.



Задний двор с настилом, ворота.



Во всех дворах – большие зоны-выставки разной утвари и инструмента, я их снимать все не стал. Ну, такие:



Двухдворная усадьба Погодаева из деревни Гарменка. Собрана, помимо Гарменки, из деревень Савино, Надуй, Червянка, Пашенная.



Здесь всё побогаче, а двор полностью крыт деревянным настилом.





Амбар похож на мангазею, но поменьше.



Рыболовные принадлежности:



В хате. Потолок и так низкий, так ещё полати, что сгибаться приходится. Вообще жили феноменально тесно, хотя казалось бы просторы вокруг – строй не хочу. Крошечные проходики, маленькие окошечки и двери, нет деления на комнаты, очень всё первобытно. Понятно, что тепло сохраняли. Но всё равно не хочу так жить.





Торговый амбар XIX века из деревни Климино. В таком амбаре хранили зерно на продажу.



Просторы Братского моря.



Идём дальше по улице.



Трёхдворная усадьба неразделённой крестьянской семьи-артели. Большой дом – так называемая изба-связь XIX века, вывезена из деревни Старо-Балтурино.



Первый двор мощёный, через него проход на второй и третий.



По-моему, крестьяне всё время ходили исключительно в три погибели.



Телеги.



Украшенная резьбой изба. Это трёхдворная усадьба Непомилуева из деревни Нижняя Шаманка. Снова же, собрана из разных деревень.



Конёк крыши.



Разное во дворах:





Тут дом внутри побогаче. Цивильная покупная мебель, всё такое.





Но с дверями по-прежнему швах.



Всё, пойдём. В последнем дворе можно выпить чаю, покушать, но я не хотел. 10 утра, какая еда. Завтракал уже.





Детская площадка образца XIX века. Её-богу, в сто раз лучше современного российского ксиловского убожества.



Просто деревянные скульптуры.



Пока, Ангарская деревня. В тебе было интересно, а дальше поедем на ГЭС.



Едем на такси по плотине Братской ГЭС. Грандиозное сооружение строилось с 1954 по 1966 год и какое-то время (в начале 1970-х) было самой большой и мощной ГЭС в мире. А Братское море стало самым большим в мире искусственным водоёмом.



Подъезды к ГЭС украшают жуткие барельефы с героическими строителями. Они очень грязные – тут постоянный трафик, а их никто, походу, не чистит.



Огибаем забор с колючей проволокой и долго едем по неасфальтированной пыльной дороге.



Внезапно говно заканчивается и начинается асфальт. И то хорошо – ещё два года назад никакой смотровой площадки вообще не было. А теперь тут прямо тусовка.



Среди строительного мусора возвышается обозначение локации.



Сама смотровая площадка – два бетонных круга.



Но вид с неё, конечно, величественный, ничего не скажешь.



Электростанционный лес на противоположной стороне.



На длинном машинном зале надпись «Коммунизм – это…» А дальше я не знаю.



Собственно, больше на смотровой площадке делать особо нечего, можно ехать дальше.

А дальше – это уже из города, мы с большего всё посмотрели. Район Энергетик выглядит точно так же, как и Центральный, хрущёвки и брежневки, разве что позеленее. Как я писал выше, есть ещё несколько деревянных бараков 1950-х, но особой архитектурной ценности они не представляют. Единственное, что я снял в Энергетике, это памятник Ивану Ивановичу Наймушину, первому начальнику Братскгэсстроя и руководителя строительства всей электростанции.



Памятник довольно милый, рабочие наверху:



Выражение лица Наймушина странноватое. Возможно, он уже знает, что в 1973 году разобьётся в тайге на вертолёте.



Собственно, глобально в Братске больше смотреть нечего, мы всё обошли. Ангарскую деревню посетить стоит, очень интересно, особенно эвенкийский сектор. В остальном – обычный советский моногород 1960-х годов, серый и однообразный.

Оглавление путешественных заметок с фотографиями и можно посмотреть в оглавлении моего Живого Журнала


Recent Posts from This Journal



  • 1
Здравствуйте!
Система категоризации Живого Журнала посчитала, что вашу запись можно отнести к категориям: История, Лытдыбр.
Если вы считаете, что система ошиблась — напишите об этом в ответе на этот комментарий. Ваша обратная связь поможет сделать систему точнее.
Фрэнк,
команда ЖЖ.

Система люто ошиблась. Это про путешествия и достопримечательности.

Очень интересно, спасибо!
У меня мама эту ГЭС тоже строила.

  • 1