Парфюмерная мастерская.

Я делаю добро из зла, потому что его больше не из чего сделать.

Previous Entry Share Next Entry
Подробный разбор "Прибытия" Дени Вильнёва. Часть 1 (эпизоды 1-16)
Женщина в розах
nostradamvs
Итак, в рамках проекта «Как я смотрю и анализирую кино» мы разобрали сперва посредственный боевик «Охранник», затем знаменитый блокбастер Кристофера Нолана «Начало» (часть 1, часть 2). Эти фильмы роднит то, что оба они мне не понравились. Мне предложили разобрать какой-нибудь фильм, который мне нравится, и сразу два схожих предложения вызвали у меня интерес. Оба они относятся к фильмам Дени Вильнёва – «Убийца» (также известен как «Сикарио») и «Прибытие».

Я решил начать с «Прибытия». С моей точки зрения это очень сильный, хороший фильм, которому простительны многие странности ввиду общей картины и смыслового содержания. Фильм поставлен по рассказу Теда Чана «История твоей жизни» и в целом к рассказу очень близок, разве что оброс некоторыми кинематографическими элементами.

Важно понимать, что «Прибытие» – это мягкая НФ, а не твёрдая. Да, в нём много научных элементов: технологии, лингвистика, физика, но фильм в первую очередь про людей. Средствами научной фантастики Тед Чан (и Вильнёв) рассказывают историю чудовищного выбора, стоящего перед героиней, так и не давая ответа, верное ли решение она приняла. Это каждый зритель (читатель) должен понять для себя. Фильм – про этот выбор. Поэтому он не понравился тем, кто ждал, что там будут драться с инопланетянами или решать какие-то проблемы контакта. Фильм вообще не про контакт. Контакт – это не более чем приём для демонстрации внутреннего мира человека.

Также популярной претензией была «ненаучность» изменившегося восприятия времени через язык. У меня в ленте на полном серьёзе было несколько человек, написавших: это невозможно! Блин, вы идиоты, думал я, а инопланетяне – возможны? А управление гравитацией? Это фантастика, ребята, тут 50% всего невозможно. При этом постулат об управлении временем через восприятие языка базируется на совершенно конкретной научной гипотезе лингвистической относительности Сепира-Уорфа. Кликните, почитайте, будет намного понятнее. Если вкратце, то структура языка, на котором говорит носитель, влияет на его когнитивные процессы. Иначе говоря, как раз изменение восприятия героиней времени – это чистой воды твёрдая НФ. Пожалуй, в фильме нет ничего научнее.

Итак, я – самый объективный зритель на свете. Я не кинокритик, я не испытываю от кино эмоций, я смотрю его чисто математически, анализируя, что в нём так или не так, каждую сцену. И могу объяснить каждую сцену – нужна она или нет, хороша она или нет. Всё, что написано в этом посте, проносится у меня в голове во время просмотра, от первого до последнего слова. Я смотрю кино только так. Перед нами «Прибытие» (Arrival, США, 2016) Дени Вильнёва по мотивам рассказа Теда Чана, сценарий – Эрик Хайссерер. До того Хайссерер отметился сомнительного качества сценарием к ужастику «И гаснет свет...» и парой римейков/сиквелов («Нечто» и «Пункт назначения 5»).



Вильнёв – непростой режиссёр, тяготеющий к визуальным артхаусным решениям. Многие сцены в его фильмах не имеют прямого сюжетного назначения, а лишь создают атмосферу, обстановку, раскрывают характер героев. Поэтому анализировать «Прибытие» «в лоб», мол, «это вот для того, а это – для того» не совсем корректно. Тем не менее, я буду делать именно так, поскольку это прокатный блокбастер, а не кино-не-для-всех. Значит, фильм должен удовлетворять определённым правилам жанра. Вообще, это большое искусство – сделать шедевр в рамках требований к прокатным доходам. Поскольку конкретных сценарных ляпов в «Прибытии» немного, я буду писать к сценам просто комментарии, не обязательно – разбор ошибок.

Совершенно великолепная в фильме музыка – это гениальный саундтрек, блестяще создающий обстановку, трудно описать, нужно слышать. Под этот саундтрек Вильнёв показывает нам целый ряд медитативных, 2-3-хминутных сцен без прямой сюжетной нагрузки (ожидание пришельцев в корабле, полёт на вертолёте и так далее). Этим достигается внутренний ритм фильма, сюжетные события происходят раз в заданное время, а не следуют непосредственно одно за другим.

Последнее. В фильме Вильнёва использован приём «разорванных сцен». Не помню точно, как это называется в теории кино. Например, раз в 5-10 минут в очередной сцене появляется телевизор, рассказывающий об изменении общественно-политической обстановки в мире. Никакие другие способы для показа этой обстановки не показываются – о ней почти не говорят, мы не видим реальные события, только – кадры из телевизора или Интернета. По сути, это одна большая сцена, распределённая по фильму. Иногда её элементы внедряются в другие сцены, становясь их частями.

Ну, хватит, и так затянул с предисловием. Поехали!

Экспозиция

В этой части нам объясняют предысторию. Показывают героиню, кратко вводят в курс дела.



1 эпизод

Назначение: кратко раскрыть прошлое главной героини, отчасти показать её характер

Описание сцены: Длинная сцена, в которой Луиза Бэнкс вспоминает о дочери Анне. Мы видим кадры из прошлого под монолог героини. Она играет с дочерью-младенцем. Потом – когда дочери уже лет 6-8, они играют в ковбоев. Затем показываются кадры перелома, когда вместо «люблю» дочь говорит «ненавижу». Потом – Анна у врача, у неё что-то диагностируют, говорится, что смертельное. Потом больница. Смерть дочери – уже молодой девушки, а не девочки.

Пояснение к сцене: В русской локализации без перевода оставили первую фразу, которую говорит Луиза: «I use to think this was the beginning of your story», то есть «Я полагаю, что это было начало твоей истории». Эта фраза важна для понимания времени повествования (в том числе в рассказе Чана), странно, что её не перевели.

Это хорошая сцена. Она кажется нам историей героини, сценой, раскрывающей её прошлое, её характер, атмосферной композицией – но здесь и кроется мастерство рассказчика. О том, что эта сцена является непосредственной частью сюжета, мы узнаем в последних кадрах фильма. В целом многие фразы, сказанные Луизой в этой сцене, кажутся абстрактными рассуждениями и обретают смысл только к концу фильма – если вы, внимательный зритель, их запомнили.

Далее под катом подробный разбор фильма с объяснениями и скриншотами. Я умею так про любой фильм, если интересно – заказывайте разборы :)



2 эпизод

Назначение:. показать прилёт инопланетян (точнее, ввести факт их прилёта)

Описание сцены: Луиза приходит на работу – она читает лекции по лингвистике в университете. В лекционном зале почти никого нет. Но даже те, кто есть, не интересуются лекцией, а рассматривают что-то на смартфонах и ноутбуках. В ответ на вопрос, что происходит, Луизе рекомендуют включить новостной канал. Она включает и выводит его на экран.

По телевизору говорят, что прилетели инопланетяне. Упоминается, что это странные объекты, и что их как минимум 9, но не точно.

Звучит сирена. Все студенты спешно покидают здание университета. Слышен звук военных самолётов.

Пояснение к сцене: Вильнёв применяет в этой сцене трюк, которым пользуется во многих своих фильмах. С точки зрения сюжета он строит совершенно банальную сцену, но показывает её с ракурсов, которые не пришли бы в голову менее талантливому режиссёру.

В банальном кино при показе инопланетян по телевизору мы видим экран. Здесь же мы всю сцену смотрим на изменяющееся лицо Луизы, смотрящей невидимым нам телевизор. Таким образом мы получаем информацию (инопланетяне прилетели), но почти все карты по-прежнему скрыты (мы не знаем ни как они выглядят, ни что происходит).




3 эпизод (с телевизором)

Назначение: добавить фактологии о Луизе и пришельцах.

Описание сцены: Луиза идёт по парковке. Садится в машину. Слушает радио. Под радио едет домой. Уточняется, что объектов 12, и пока что они ведут себя мирно.

Луиза говорит с мамой по телефону. Типичный разговор мамы с дочерью. Луиза живёт в красивом доме на берегу.

Луиза смотрит телевизор. Объект в высоту почти 500 м, неподвижен. Мы видим мобилизацию войск, карту расположения объектов – но нам по-прежнему не показывают, как выглядят инопланетяне. Показывают «документальные» кадры из разных стран. Луиза засыпает под телевизор.

Пояснение к сцене: Последняя сцена экспозиции. Из этих трёх сцен мы узнали о Луизе и инопланетянах всё, что нам понадобится для понимания дальнейшей истории.

Завязка



4 эпизод (с телевизором)

Назначение: собственно, завязка. Вводится необходимость перевода инопланетной речи, военные обращаются к Луизе

Описание сцены: Луиза идёт по пустому университету. В лекционном зале – никого. Луиза сидит в кабинете. Смотрит новости – уже не об инопланетянах, а о сопутствующих событиях государственного характера (типа приостановки лицензий на оружие).

В кабинет входит незнакомый человек, представляющийся полковником Вебером, и несколько сопровождающий. Он поясняет, что к ней решили обратиться, так как раньше она делала переводы с фарси для разведки, то есть она на учёте переводчиков ЦРУ, и она – лучшая в списке. Вебер даёт послушать диктофонную запись с просьбой перевести. Там человеческий голос задаёт вопросы, а в ответ – странные звуки (речь инопланетян). Вебер спрашивает, как бы она подошла к переводу. Луиза говорит, что с аудиозаписи перевести невозможно. Вебер некоторое время спорит, затем уходит (к другому переводчику). Напоследок Луиза предлагает способ проверить другого переводчика через перевод слова с санскрита.

Претензия: Эта сцена откровенно топорна, точнее – топорен персонаж Вебера. Его вопрос логичен («как бы вы подошли к переводу»), но он реально хочет, чтобы она с 30-секундной аудиозаписи перевела ему мычание инопланетян, и когда она говорит, что это невозможно, уходит. Такой типичный образ туповатого солдафона. Это сходит в более дешёвых фильмах, но здесь не прокатывает.

То есть с точки зрения сюжетной логики эта сцена здесь уместна. Но её разрешение сделано через пень-колоду, в лучших традициях «не было времени подумать, ну давайте хоть так».

Как исправить: Я бы сделал умного военного, который понимает все трудности, но оправдывает невозможность контакта не тупым «я вас туда не повезу, это не место для туристов», а чем-то логичным. И даёт ей, скажем, 30-минутную запись на сутки, хотя бы ознакомиться. Ну то есть чтобы он не выглядел совсем идиотом.



5 эпизод (с телевизором, много атмосферы)

Назначение: продолжение завязки: Луиза начинает работать на правительство. Задание мерного ритма фильма, сцена намеренно растянута. Также здесь вводится персонаж Доннелли.

Описание сцены: Ночь. Международные новости по телевизору, говорят об экономике и международных отношениях. Луиза спит под телевизор. Шум вертолёта, свет. На пороге Вебер. Другой переводчик облажался с санскритом, и Вебер выбрал Луизу. Через 10 минут они улетают.

В вертолёте она знакомится с Йеном Доннелли, коллегой, который работает с ней. Он демонстрирует, что читал её книги. Йен – физик-теоретик. Он составил список вопросов, которые нужно задать инопланетянам (в духе «как они сюда прилетели»).

Наконец мы видим корабль – огромный ракушкообразный объект, зависший над землёй, не касаясь её.

Пояснение к сцене: Эта сцена, конечно, принимает участие в сюжете, но важнее то, что она задаёт ритм фильма. Летят они очень долго, звучит странная музыка, нам долго показывают масштабы «ракушки» относительно города, показывают мимику Луизы – здесь в Вильнёве прорывается желание артхауса.

Претензия: Ровно та же претензия, что и в предыдущей сцене: топорно прорисованные карикатурные военные. В какой-то мере непонятно, зачем делать такой атмосферный фильм и нарушать его атмосферу рублеными персонажами в форме. Возможно, это сделано намеренно. Не очень понятно, почему Вебер прибыл ночью, внезапно, на вертолёте. Скорее всего – чтобы никто не связал отъезд Луизы с прилётом инопланетян (мало ли, шумит ночью вертолёт на соседнем участке), но это можно было сделать и проще, на машине, скажем, подъехать, когда она утром на работу бы шла. В общем, пафос ради пафоса, тут Вильнёв не справился.

Как исправить: ну, я предложил утренний вариант с машиной. Доннелли мог тоже в машине сидеть, ничего не мешало сделать длинную сцену без ночного вертолёта. На вертолёт, чтобы показать корабль сверху, можно было пересесть вне города, отдельно.

Сюжет



6 эпизод

Назначение: показать обстановку в лагере военных

Описание сцены: Они садятся. Вокруг военный лагерь, суета. Луизу и Доннелли ведут к врачу (ведёт капитан Маркс – нам его тут представляют, он ещё появится в сюжете). Они сдают телефоны. Врач берёт кровь на анализ, вводит антибактериальные вещества, узнаёт подробности о здоровье учёных.

Они проходят в центр контактов с другими исследовательскими группами. Австралиец с экрана говорит, что ежесуточный контакт длится 20 минут, затем гравитация внутри комнаты контакта меняется и выталкивает людей из комнаты. Доннелли объясняет, почему так может быть с точки зрения физики и биологии. Человек, с которым он разговаривает – Дэвид Хэлперн из ЦРУ, нам его представляют.

Нам бегло, без представления, показывают военных контактной группы, которую возглавит Доннелли, и лингвистическую группу, которую возглавит Луиза.

Пояснение к сцене: Собственно, чисто информационная сцена. Чтобы не читать лекцию одними устами, Вильнёв подаёт часть информации через учёного-австралийца, часть через Доннелли, часть через Вебера. Нам не представляют других учёных группы, чтобы мы не путались в одновременно представленных ранее незнакомых персонажах (и правильно). Показывают более или менее только капитана Маркса и агента Хэлперна, потому что они сыграют роль позже. Здесь же стоит запомнить, что все сдают телефоны – это понадобится в конце фильма.



7 эпизод (контакт 1)

Назначение: показать корабль пришельцев

Описание сцены: Герои облачаются в защитные костюмы. Группа едет к «ракушке». Говорится, что каждые 18 часов в «ракушке» открывается дверь. Собственно, она открывается. Героев на автовышке поднимают, они попадают внутрь корабля пришельцев.

Снова странная музыка, растянутая сцена, мерный ритм. Вообще, ритму Вильнёв уделяет очень много времени – если убрать «сцены для ритма», срежется примерно 40 минут фильма. Но если вы втянулись в этот ритм, то оторваться невозможно.

На смартфоне одного из героев начинает вращаться экран – это реакция гиродатчика, гравитация внутри переменная. Пол становится стеной, вертикальный коридор – горизонтальным. Герои готовы к этому (только Доннелли неудачно спрыгивает с подъёмника и падает из-за того, что не ожидает смены гравитации). В конце тоннеля – свет. Люди идут к нему. Это белый светящийся экран.

Герои у экрана. У них – канарейка в клетке, шахтёрский метод определять загрязнение воздуха.
За экраном серый туман. В нём проявляются расплывчатые фигуры инопланетян, они приходят под странные звуки и музыку. «Доктор Бэнкс, начинайте», говорит Вебер.

Пояснение к сцене: сюжетная сцена, в которой герои ведут себя вполне логично. Но, как уже говорилось ранее, Вильнёв делает сцену очень длинной, на несколько минут, растягивая каждое движение. Это придаёт фильму ритм, показывает волнение и неуверенность героев.

Очень круто сделан обрыв сцены. В простом фильме нам бы показали попытку первого диалога, всю эту типовую неуклюжесть, прямо сейчас, линейно. Хайссерер обрывает сцену не то что до контакта, но даже до появления пришельцев. Нас снова держат в недоумении и напряжении – когда же мы увидим инопланетян? И более того – неважно, что случилось во время первого контакта. Ну, ничего не случилось – так зачем это показывать? Правильно, незачем.

Небольшая претензия: для людей гравитация меняется в определённой зоне – ниже её одна, выше (или дальше) её – другая. А изображение на смартфоне почему-то пляшет, будто гравитация меняется ежесекундно.



8 эпизод (с телевизором)

Назначение: сцена-связка, показывающая монотонную работу героев в лагере

Описание сцены: Герои в лагере, снимают защитные костюмы. Доннелли блюёт. Луиза боится, что её уволят за какой-то поступок, совершённый при контакте (мы не знаем, за какой, да и неважно).

Луиза в лаборатории анализирует речь пришельцев, ищет закономерности. Телевизор рассказывает о политике и беспорядках. Австралийцы по связи говорят, что у них ничего не получается с дешифровкой.

Пояснение к сцене: Проходная сцена, показывает, как работают герои между контактами. Один раз надо показать эту рутину, чтобы не возникало вопросов, чем они там занимаются (нам покажут всего несколько контактов из 37, как будет сказано, произошедших).



9 эпизод (контакт 2)

Назначение: показать первый прорыв в контакте и что Луизу взяли-таки не зря

Описание сцены: Герои снова одеваются в костюмы химзащиты. Луиза берёт с собой большой планшет для рисования образов.

Мы в коридоре контакта. Видны силуэты семиногих пришельцев (гептаподов). Луиза произносит слова, показывает, рисует. Они не реагируют. Луиза выходит вперёд, вплотную к «стеклу». Пишет на планшете слово «человек», показывает на себе. Пришельцы уходят. Возвращаются. Один с помощью щупальца выпускает на «стекло» нечто вроде чернил, складывающихся в округлый символ. В ответ на повторение слова «человек» оба пришельца рисуют символы.

Пояснение к сцене: Луиза делает первый новый шаг – пытается общаться не звуками, а символами, и это срабатывает: у пришельцев есть письменность. Собственно, всё чётко. Она выполняет свою задачу, и вся сцена нужна, чтобы показать, как она выполняет свою задачу. В принципе, она просто работает по правилам полевой лингвистики (есть такая прикладная наука), ничего особенного в этом для специалиста в данной области нет.



10 эпизод

Назначение: показать, что Вебер не так и туп, и что он постепенно начинает доверять Луизе

Описание сцены: Вебер говорит с Луизой. Он говорит, что ему надо как-то оправдывать её действия перед высоким начальством, которое, прямо скажем, боится. Луиза объясняет свои действия с помощь притчи. Вебер принимает объяснение Луизы.

Пояснение к сцене: Снова у нас туповатая логика Вебера. Но: 1) мы уже к ней привыкли; 2) тут он меняется: начинает доверять Луизе, и это чётко видно из очень короткой сцены. Правда, впоследствии Вильнёв снова включит «тупого военного» (я уж тут понадеялся, что его отключили).



11 эпизод (с телевизором)

Назначение: ввести личность генерала Шэня, объяснить методику, по которой работает с пришельцами Луиза; по сути, это сцена-лекция-введение в полевую лингвистику, на которой строится в весь фильм

Описание сцены: Герои изучают нарисованные пришельцами знаки. Обсуждают, что делать дальше. Доннелли консультируется с британским коллегой.

Луизе рассказывают о том, что китайскую контактную миссию возглавляет влиятельный генерал Шэнь, который не согласен с американской позицией открытости по отношению к пришельцам.

Луиза показывает Веберу список слов, которые она собирается объяснять пришельцам («Йен», «Луиза», «есть», «ходить»), и Вебер возмущается их примитивностью. Луиза пишет на доске вопрос «Какова ваша цель на Земле» и подробно объясняет Веберу, почему его нельзя задать так и как его нужно задавать. Вебер соглашается.

Пояснение к сцене: Классическая «сцена-лекция», «Начало» Нолана состоит из таких на 30%. Здесь нам объясняют, кто такой Шэнь, и как работает полевая лингвистика в исполнении Луизы. Надо сказать, что это некоторый сценарный натяг: вся история с тем, что Луиза должна подтверждать и объяснять Веберу свои действия, а также согласовывать с ним новые слова для пришельцев, нужна только для того, чтобы рассказать зрителю лингвистическую подоснову её работы. Не самый топорный, но и не самый изящный метод.



12 эпизод (контакт 3)

Назначение: следующая ступень в общении: снятие скафандров, представление

Описание сцены: Герои снова в комнате контакта. Луиза показывает им своё написанное имя. Пришелец рисует новый символ. Луиза и Коннелли в тупике. Луиза снимает защитный костюм. Все паникуют. Луиза дышит нормально, подходит к перегородке в упор. Видно, что гептаподы в 3 раза выше человека, мы впервые рассматриваем их вблизи. Луиза касается загородки, гептапод – тоже. Луиза снова показывает им своё имя.

Доннелли подходит. Снимает костюм, показывает имя («Йен»). Инопланетяне рисуют разные символы – это их имена. Военные паникуют, но Вебер разрешает продолжать. Доннелли предлагает называть пришельцев Эбботт и Костелло, так как прочесть имена они не могут.

Пояснение к сцене: Собственно, все контакты – это одна большая сцена, «нарубленная» на части (как и телепередачи). В каждой части происходит что-то новое. В первом контакте герои впервые увидели пришельцев. Во втором – наладили общение через символы. В третьем – представились (поняли первые слова – имена пришельцев). Нам снова подчёркивают, что Вебер может принимать не совсем уставные решения и идти навстречу учёным.



13 эпизод

Назначение: показать мелкими штрихами обстановку и работу

Описание сцены: Герои возвращаются в лагерь. Луиза о чём-то думает, что-то её гложет. Луиза у врача, он говорит, что пока всё в порядке, признаком облучения нет.

Один из военных звонит жене, она паникует, боясь инопланетян. Луиза анализирует символьное письмо пришельцев и параллельно вспоминает о дочери, как та играла в поле и у воды. Луиза вдруг понимает, как разбивать рисунки гептаподов на элементы.

Пояснение к сцене: Это проходная сцена, которая, тем не менее, обрисовывает некоторые моменты, которые стоит знать. Она напоминает нам о дочери Луизы (с показа её в начале фильма прошло 50 минут, мы забыли), демонстрирует, что среди гражданских царит паника (звонок жены военного), показывает, что Луиза не топчется на месте в плане расшифровки. Сценаристы часто пытаются уместить разношёрстную информацию в короткие сцены, но чаще всего это выглядит искусственно, здесь – всё нормально, воспринимается как должное.

Тут есть важный момент, который можно вспомнить потом. Дело в том, что это первое воспоминание Луизы о дочери. То, что было в начале, на самом деле произойдёт позже (это нам покажут в самом конце). Досмотрев фильм, мы убедимся, что до того, как Луиза увидела знаки языка пришельцев, у неё не было видений, что соответствует логике фильма и ведёт к развязке.

Вильнёв подкидывает нам много таких крошечных моментов – мы всегда можем вернуться назад и проверить, что там было, хотя можем и не возвращаться. Так же делает, скажем, Шьямалан в «Шестом чувстве»: когда мы узнаём, что герой мёртв, мы можем пересмотреть фильм и заметить, что он действительно ни с кем, кроме мальчика, ни разу не разговаривает – но когда мы смотрим фильм в первый раз, мы этого не замечаем.



14 эпизод

Назначение: лекция о гептаподах. Задача – быстро рассказать о сложных материях и сэкономить время для событий

Описание сцены: Нам показывают гептаподов (тут как раз вводится этот термин) и их корабль, голос Доннелли поясняет и комментирует. Также вводится термин «ракушка» в отношении корабля. В основном Доннелли рассказывает, что мы ничего не знаем, а также задаёт вопросы – почему пришельцы приземлились именно в этих местах? Что им нужно?

Также он рассказывает об открытиях Луизы: между письмом и речью гептаподов нет связи (мы видим работающую Луизу, последующие контакты, группу учёных и так далее). Мы видим процесс обучения гептаподов языку: Луиза пишет слова, Доннелли их изображает (типа «Йен идёт») – типичные приёмы полевой лингвистики. Письменность гептаподов относят к синематографике – интерактивным изображениям, передающим смысл, но не имеющим звуковой интерпретации.

На экране компьютера Луизы мы видим соответствие земных слов словам гептаподов (time – такой знак, child – такой знак, death, home и так далее), то есть понятийный запас растёт. Также нам показывают, что группа тесно сотрудничает с исследователями из других стран (отдельно благодарят пакистанцев).

Письменность пришельцев – это логограммы, нелинейная орфография, про это тоже рассказывают. Показывается, как компьютер ищет общие элементы на их рисунках и сравнивает их. Упоминается, что на первый ответ гептаподам ушёл месяц. И нужен ещё один, чтобы сформулировать вопрос.

Пояснение к сцене: Это в прямом смысле лекция: закадровый голос Доннелли рассказывает обо всём, в основном – о том, как у них получилось понять язык гептаподов. В целом всё очень логично и аккуратно, всё действительно понятно: сперва примитивные понятия, слова, затем – предложения, затем – поиск общих элементов в гептаподских аналогах, их систематизация. Вообще говоря, это, конечно, несколько простой ход – всё быстро рассказать, но по ритмике сцена не выбивается из фильма, так что нормально.



15 эпизод

Назначение: заложить намёк на роман между героями

Описание сцены: Вечер. Луиза и Доннелли сидят в пикапе в поле у лагеря и разговаривают. Доннелли хвалит её способности и работу. Видно, что Доннелли к ней неравнодушен.

Пояснение к сцене: К слову сказать, в фильме ещё немало героев, помимо Вебера, Луизы и Доннелли, у некоторых есть даже имена. Но Вильнёв сознательно делает их фоновыми, не подчёркивает, не выпячивает, даже Маркса и агента Хэлперна. Они все воспринимаются как «какой-то военный» или «какой-то учёный».

В этой сцене нам показывают: у Луизы и Доннелли будет любовь. Впрочем, умные догадались об этом ещё при первом появлении Доннелли в вертолёте.



16 эпизод (с телевизором)

Назначение: информационная сцена, подводящая к финалу (нарастание напряжённости)

Описание сцены: Телевизор: паника растёт, во многих странах беспорядки, давление на военных и правительства увеличивается, кто-то сливает в Сеть фото гептапода, ходят слухи о биологическом заражении. Политическая напряжённость нарастает. Программу смотрят Доннелли и капитан Маркс.

Пояснение к сцене: собственно, сцены «из телевизора», раскиданные по фильму, постепенно складывают картину финала. Мы пока этого не знаем, но чувствуем, что это показывают неспроста.



Продолжение разбора: Часть 2. Сюжет, кульминация, развязка.

Posts from This Journal by “Киноразбор” Tag


  • 1
Спасибо огромное за этим разборы. Я даже не представляю как долго это делать! Я теперь стал по другому смотреть фильмы (и точно раньше прекращать смотреть те, что не нравятся)

Мелкое уточнение: фраза на самом деле "I used to think...", т.е. "Я полагала...". Это важно, так как её восприятие таки поменялось, ну и начала как такового не стало.

Я специально дважды переслушал, и мне показалось use. Послушаю ещё.

В книжном варианте вообще очень красиво со временами в предложениях сделано. не знаю, авторский вариант или переводчики старались или одновременно, но намного понятнее чем в фильме сразу же.

Ну значит переводчикам спасибо что не убили. А то английский до такого уровня я не выучу никогда, так хоть в переводе удовольствие получил

  • 1
?

Log in

No account? Create an account