nostradamvs (nostradamvs) wrote,
nostradamvs
nostradamvs

Categories:

В ЗАЩИТУ СМЕРТНОЙ КАЗНИ

Самая известная фотосессия Андрея Чикатило – это серия фотографий в тюремной камере, в толстых очках с разбитыми линзами. Вы знаете, он когда-то работал в школе. Что-то преподавал. В этих самых очках.

В ЗАЩИТУ СМЕРТНОЙ КАЗНИ

Думайте обо мне что хотите, но я – абсолютный сторонник смертной казни. Да, и в самом деле, её нужно со всех сторон ограничить законами, её нужно применять крайне аккуратно, но полезность и функциональность её использования не вызывает ни малейших сомнений.
Первая категория людей, которые однозначно подлежат смертной казни – это маньяки-убийцы, педофилы и тому подобная мразь. Я неоднократно наблюдал по телевизору сцены из психиатрических лечебниц строгого режима, где вот такой моральный урод со слюнями рассказывал, как он изнасиловал и убил 10 старушек (девушек, девочек). И его, видите ли, признали невменяемым – и государство тратит свой бюджет на зверя, который не имеет права жить. Для подобных существ правило «око за око, зуб за зуб» - единственно верно. Волна исчезновений детей, волна изнасилований и маниакальных убийств, прокатившихся в последнее время по страницам всех газет – это безусловно следствие того, что убийца ощущает себя безнаказанным. Он не боится. Эта безнаказанность толкает его на новые преступления. Я помню, когда расстреляли Чикатило. Он ведь написал признание, показал, где спрятаны трупы – и ведь как он над детьми издевался – насиловал живых и мёртвых, резал, пытал. Расстрел – это было правильно. Он – не человек, не член общества. Вчера по телевизору показывали очередного пойманного маньяка. 49 доказанных жертв. И следователи не успокаиваются: они хотят найти ещё, а потом (говорит милиционер в интервью) – будем добиваться пожизненного заключения. «Добиваться»! До чего дошёл этот грёбаный гуманизм. “Добиваться пожизненного заключения”. Для человека, который изнасиловал и убил два десятка девочек 6-12 лет. Если “добиваться” – значит, могут и не дать. Стрелять. К стене – и всё. Всё доказано. 49 трупов. Это – человек? Его – содержать? Смешно.
А ведь ещё есть каннибалы. Вспоминаются два страшных случая. Пару лет назад в Германии пришёл с повинной мужик, который сожрал живьём (!) другого с согласия последнего, и это снималось на видео! И кассета есть. Два урода. И этому каннибалу дали 8 лет!!! Он же выйдет! И будет продолжать жрать! Он никогда, подчёркиваю – никогда не будет членом общества. Смертная казнь – это единственное, чего он достоин. Идиоты. Гуманисты херовы. А знаменитый японец, который в 1980 году сожрал свою подружку, через 3 (!!!) года вышел на свободу, и стал, блин, национальным героем. Книги он пишет. Про каннибализм. И порно снимает. Куда мы катимся? Нет, я начинаю уважать Ирак – публичная казнь через повешение, и всё. И люди знают, что так нельзя. Что других нельзя кушать.
Третья категория – киднепперы. Не маньяки-педофилы, а именно разумные похитители детей ради выкупа. То, что они разумны, усугубляет их преступления до жути. Тем более, если к родителям возвращается тело, и не более того. Наследники Бруно Хауптмана. Хауптмана, кстати – похитителя и убийцу сына Чарльза Линдберга – казнили. И этих – туда же.
Насильники – это тоже недалеко от маньяков. На деле правильно, что в тюрьмах под взяточку родственников пострадавшей/его насильника подсаживают в камеру к уркам. Рассказать, что с ними там делают? Это нужно делать – законодательно. Насильник, так же, как и маньяк, как педофил, как каннибал, - никогда не будет равноправным членом общества.

Другое дело, что смертная казнь применима только при 100%-но доказанной вине. Да, такое бывает далеко не всегда. Но чикатилы, признавшиеся во всём и показавшие места захоронения трупов – это однозначно. Пиф-паф. Петля. И хоронить – без имени и надгробия. Потому что нет им имени.

В общем, в связи с этой статьёй:

ЛИСЬЯ ПЕСНЯ

Мир начинается с лисьей шёрстки, пышной, пушистой, - впадаю в грех, - мир продолжается зло и жёстко, утренним холодом в ноябре. Мир продолжается, слышишь, котик, волк не скопытился, не ослаб, и пробиваются злые когти между подушками лисьих лап. Лес представляется зимним садом, дети барахтаются в снегу, рыжие, бархатные лисята, хлеб голодающему врагу; мама толкает их тёплым носом, тащит обратно, за шкирку взяв, ну-ка, давай, шевелись, заноза, долго на улице быть нельзя. Мама накормит, согреет мама, осень – лисица, зима – бела. Мама по снегу бежит упрямо. Мир начинается с лисьих лап.

Мир продолжается гулким эхом, выстрел по тени, горячий ствол, здесь, на коре, ножевая веха, скоро – индюшка на Рождество. Я не уверен, но вроде кто-то пел, надрывая гитарный гриф, мол, как обычно, идёт охота, в вальсовом счётчике: раз-два-три. Волки не дремлют, но волки – тоже цели, мишени, игра в войну, как ты сумеешь ответить, Боже, если покажут и спросят: “Ну?” Мир начинается с закулисья, с чёрного неба над головой; где-то в снегу перепутка лисья, где-то не менее лисий вой. Волки ушли, ведь они – сильнее. Мелкие, кажется, подросли, поднаторели и пояснели, выбрали силы из недр земли. Мама кружится, рычит и злится. Мама, конечно же, всех спасёт. Мир начинается шагом лисьим. Мир продолжается. Это всё.

Мир завершается новым годом. Фартучком радостным, кружевным. Завтра – каникулы, жить вольготно; жалко, два месяца до весны. Маленький мальчик в костюме волка, девочка в рыжем – сама лиса. Радость какая – сегодня ёлка, лампочки, конкурсы, чудеса. Мама, а можно, я погуляю? Можно, конечно, лисёнок мой. Мама совсем не бывает злая, только к обеду успеть домой. Снег выпадает густой и белый, в небе – пушистые облака. Мир завершается солнцем спелым, носом-морковкой снеговика. Мир завершается. Игры лисьи. Знаешь, охота недалека.

Школьный учитель в разбитых линзах
Вынет конфету из пиджака.

Tags: Аналитические статьи, Стихи, Стихи и песни
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments