nostradamvs (nostradamvs) wrote,
nostradamvs
nostradamvs

Categories:

Просто весёлые парижские картинки, часть 2

В середине января я снова съездил в Париж и опять наснимал там всякой фигни. Если кто не видел первую серию всякой парижской всячины – посмотрите.

Как и всегда, каждым визитом я пытаюсь «накрыть» ещё несколько ранее непосещённых достопримечательностей Парижа – в это раз я впервые побывал на башнях Нотр-Дама, в знаменитых парижских катакомбах-оссуарии и на кладбище Монпарнас. В общем, я снова просто решил выложить несколько прикольных фотографий всякой дурки и занимательных вещиц, которые встретил в Париже в этот визит. Поехали!

Для затравки – самая божественная могила кладбища Монпарнас. Я перед смертью тоже завещаю себя под какой-нибудь такой хренью похоронить, чтобы проходящие мимо не делали кислые рожи, а улыбались. Вспоминается ещё одна, не менее крутая могила на кладбище Монмартр в виде кактуса и с надписью «Что, умереть? Да я лучше сдохну!» Но эта тоже прекрасна.





Для начала – вид из нашего окна. Площадь Красная, правда, не видна, но тоже ничего так. Напомню, что около 60% центра Парижа застроены в 1870-1940 в едином стиле (остальные 40% - здания от XV до начала XIX века). Через пару дней я выложу пост о том, как классический парижской дом (на снимке мы видим застройку 1910-х) устроен и выглядит изнутри. Горизонт принципиально завален.



Безумно люблю как Париж, так и почти все другие европейские города за полное отсутствие хитросплетений проводов. Не то что в нашей Азии. Про фонари тоже будет пост – они прикреплены к домам, а не подвешены над улицами, как в Москве.



Один из многочисленных парижских блошиных рынков – на бульваре Эдгара Кине. На блошиных рынках во Франции и Великобритании можно купить нечеловеческой красоты вещи, но в Париже они дороже. На этом конкретном рынке много антикварной мебели.



Сундуки, комодики.



Недавно были Рождество и Новый Год. У всех остались ёлки. Их предлагают не сносить на помойку, а сдать на специальный пункт вторичного использования, где ёлочки пойдут на дело – древесину и, возможно, бумагу. Для идиотов внизу инструкция: не принимаются ёлки с украшениями и искусственные. Представляю, как кто-то искусственную ёлку пытается сдать.



Собакам заползание на деревья запрещено.



В Париже очень много уличных туалетов, в том числе в совершенно нетуристических местах, что круто. Туалеты прекрасны. Для того, чтобы пописать, нужно дотронуться одним пальцем до четырёх кнопок, больше никаких контактов. Сперва снаружи на кнопку открытия. Затем внутри – на закрытие. И, сделав дело, на слив и снова на открытие – но изнутри. Кран над раковиной – на фотоэлементах, трогать не надо.
Почему слив не автоматический? Просто вы, сделав дело, выбираете один из двух вариантов – экономный или полный. Экономный – это если вы нигде не набрызгали, просто смыв. А полный – после того, как выйдете, по стенам туалета сверху потечёт вода, стечёт на пол и смоет (он чуть наклонный) всё, что вы туда набросали. Туалет полностью стерилизуется.



В закрытом виде.



Над одним из боковых входов в сельскохозяйственную академию стоит лицом к стене обнажённая дама.



Очень крутая штука. На въезде в улицу в асфальте небольшие углубления – туда можно вставлять всякие плакаты при перекрытии улицы. Здесь написано: с 10 до 18 часов улица предназначена для движения пешеходов и велосипедистов. Утром этот плакат стоит сбоку, не перекрывая въезд – чтобы приезжающие, если уж паркуются, понимали, что до шести вечера забрать машину не смогут.



Очень красиво решённый угол здания.



В каком-то дворе здания XVII века – торговля мавританскими сундуками. Эстетический восторг.



Тепеть несколько картинок с кладбища Монпарнас. Вот могила Жана-Поля Сартра и Симоны де Бовуар.



Интересно, что на могилы многих знаменитых людей принято приносить и класть использованные билетики метро.



Вообще, на могилы приносят всё, что душе заблагорассудится, и это тоже прекрасно. Не просто скучные цветы. Например, на могилу Хулио Кортасара приносят его книги.



Шикарный креатифф.



Рыба с сиськами. Если на могиле какая-то херня, будьте уверены: здесь лежит скульптор.



Мы решили, что в посмертном мире Симон Петлюра ходит на чай к лежащему неподалёку Сэмьюэлю Беккету, и они там обсуждают судьбы мира.



В начале XX века тоже креатива хватало. Вот, например, огромное надгробие в виде супружеского ложа. К слову, знаменитые люди обычно похоронены под простыми скромными плитами, а подобные вычурные штуки встречаются на могилах никому не известных умерших. Впрочем, здесь исключение – лежащий под этой кроватью Шарль-Жозеф Пижон (а заодно 18 членов его семьи) был известным промышленником, умер в 1915 году, а надгробие, где он с женой в постели, заказал ещё за 10 лет до смерти.



Всё, хватит кладбищенской эстетики.



Как известно, все набережные Сены близ Нотр-Дама – традиционное место торговли букинистов. Сейчас выходной, их ящики (раскладные торговые точки) закрыты.



Ящики разрабатывают городские дизайнеры. В ближайшее время планируется большая замена старых ящиков на новые. Букинистам предлагается четыре дизайна на выбор. Вот их «выставка»:



На каждом ящике-прототипе информация о дизайнере, параметрах и материалах.



Кто-то из букинистов всё-таки открылся в выходной.



Впервые побывал наверху Нотр-Дама. Знаменитые химеры придуманы и созданы в XIX веке реставратором Эженом Виолле-ле-Дюком, который возглавлял школу «архитектурной реставрации», то есть ратовал за идеальное восстановление с украшательствами (он же реставрировал, например, Каркассон).



Шпиль тоже – «новострой».



Я впервые заметил – сколько раз ходил мимо! – что на Нотр-Даме есть часы, причём целых четыре штуки.



До XIX века колокольня была открыта, только при реставрации её закрыли кожухами.



Вид на Монмартр.



Прямо рядом с Нотр-Дамом – чаще всего обходимая туристами одна из старейших церквей Парижа, Сен-Жюльен-ле-Повр, неизменно стоит тут с XIII века. Её прихожанами были Франсуа Рабле и Франсуа Вийон, а первые службы вёл Фома Аквинский (!). Странное перекошенное дерево перед церковью – это старейшее дерево в Париже, оно посажено тут в 1601 году и живо до сих пор. В какой-то момент оно начало заваливаться, видна подпорка.



Чуваки делают из песочка собачку.



Идёт какой-то ремонт. Кондорсе оказался в окружении строительных вагончиков.



Шикарные корни.



Памятник с занимательной историей. Когда его поставили, посвятили его вполне банально – Свободе. Но в 1997 году в тоннеле, который уходит под низ, разбилась насмерть принцесса Диана. И теперь к этому памятнику несут цветы и прочие подношения в её честь.



В жалюзи музыкального магазина вырезаны автографы знаменитых композиторов.



Школа для девочек. Слева видна мемориальная табличка. Такая есть практически на каждой довоенной школе Парижа (да и Франции в целом). Она посвящена памяти детей-евреев, которые учились здесь и которых во времена немецкой оккупации угнали в гетто или в лагеря.



Воздуховод метрополитена. Меня всегда удивляло, почему в СССР (и по наследству – в России) воздуховоды – это такие огромные, чаще всего уродливые, архитектурные сооружения. Они же всё равно внутри пустые, просто коробки с воздухом. Во Франции все, за редчайшими исключениями, воздуховоды – это просто решётки, по которым можно ходить (в США, кстати, тоже). Ну, подует на тебя снизу тёплым воздухом – и что? Около Мулен-Руж из воздуховода вообще шоу сделали, там регулярно тусят девушки в юбках а-ля Мерлин Монро.



Постучите в звоночек.



Дяденьки на бульваре Ришар-Ленуар играют в петанк. Петанк во Франции безумно популярен, площадок для него множество и все заполнены.



Около катакомб – киоск уличной гадалки и гипнотизёрши. Мадам Какой-то-там-не-помню-как-её.



В катакомбах-оссуарии хранится 6 000 000 мертвецов (!). Это очень стильное и красивое кладбище. Сюда в XVIII – XIX веках аккуратно переносили мертвецов с ликвидируемых из-за городского строительства кладбищ, начиная с кладбища Невинных, которое ликвидировали из-за адской вони и провалов трупов в подвалы близлежащих зданий.



Ходит среди стен из костей – не страшно. Наоборот, здесь, как нигде, чувствуется величие смерти и почтение к ней.



В оссуарии – не только черепа и кости. Рабочие-строители иногда развлекались и выдалбливали из камня разные штуки.



Иногда катакомбы проваливались.



Памятники в Париже часто реставрируют (потому что их тут тысячи, всё время что-то стареет). В это время постаменты выглядят комично. Вот Араго сбежал, например.



Или тут. Не помню, кто отлучился.




Современное здание со старинной скульптурой. Обычно так делают, если находят что-то такое при раскопках под фундамент новостройки.



Современные поезда метро – это длинные такие черви без разделения на вагоны. Очень круто, но немного небезопасно – в случае задымления или, например, стрельбы в вагоне страдает весь поезд.



Часы в метро показывают время до следующего поезда и до послеследующего. Нам бы тоже хорошо так сделать.



Всё, уже последние картинки. Магазин эклеров. Только эклеров.



А-а-а-а-а-а, бля, кто это в витрине???



Консервированный евролиберализм.



И, напоследок, наш ужин. Устрицы стоят копейки, почему бы не?



Всё. Как уже упоминалось, напишу ещё постик про парижские фонарики и про устройство парижского типового дома.

Оглавление путешественных заметок с фотографиями и можно посмотреть в оглавлении моего Живого Журнала.
Tags: Занимательные вещицы, Фото разные, Франция
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments