nostradamvs (nostradamvs) wrote,
nostradamvs
nostradamvs

Categories:

КИНО И РЕЛИГИЯ

Я довольно спокойно отношусь к религии. Не назову себя агностиком, но религию я воспринимаю, как полезное и нужное дело, которое просто не для меня. Я абсолютно уверен в существовании такого человека, как Иисус, в существовании апостолов – конечно, Библия основана на реальных событиях, из головы ничего не выдумывается, но всё было гораздо проще. Впрочем, не об этом речь.
В рейтинге моего любимого кино есть n-ное количество фильмов, которые можно позиционировать как имеющие отношение к религии. Как серьёзных, так и стёбных. Этот пост характеризует, почему я люблю эти фильмы и почему их стоит посмотреть. Хотя бы раз.

“Последнее искушение Христа” (The Last Temptation of Christ), Мартин Скорсезе, 1988 год. Этот фильм я считаю абсолютно гениальным. Он снят просто и недорого. Он даже примитивен в чём-то, что можно простить восемьдесят восьмому году, но он гениален ввиду сути и сюжета. Уильям Дефо играет Христа. Настолько нестандартного, необычного Христа, что удивительно. Он просто плотник. Именно плотник – что подчёркивается, простой человек. Который обтачивает кресты для распятий – это такая же работа, как все остальные. В других фильмах Иисус всё время молится и проповедует; даже если показывается его работа – он изготавливает какие-то красивые вещи типа стола, как в “Страстях Христовых”. А здесь – нет. Он зарабатывает на жизнь, потому что нужно кушать и кормить мать, кстати.
А потом приходит откровение. И всё вроде как развивается по обычному сюжету: искушения, Мария Магдалина, Харви Кейтель в роли Петра. Сцена изгнания торговцев из храма страшна, потому что Иисус не знает, что делает. И боится. Он сомневается весь фильм, но идёт по предписанному пути. Последнее искушение его – перед самым крестом. Он может жениться на Марии Магдалине. Он может зачать и воспитать детей. Он может быть человеком. Или он может погибнуть на кресте – и стать мессией.
Он выбирает – жизнь. Он строит дом. Сажает дерево. У него рождаются дети. А проповедника Петра и его учеников – именно он взял на себя бремя миссии – бьют камнями и гонят отовсюду. Христианство умирает в зачатии. И вот Иисус на смертном одре. Он прожил жизнь. И к нему приходят его бывшие ученики во главе с Петром. “Что же ты наделал?” – спрашивает его Пётр. “Из-за тебя мы погибаем”.
Тогда Иисус закрывает глаза и просит Господа дать ему второй шанс.
И выбирает крест. И фильм заканчивается.
Я не понимаю почему глупая церковь запретила этот фильм. Ведь то, что простой плотник Иисус находит в себе силы выбрать смерть – это гораздо сильнее и гораздо более внушительно, чем красивая сказка о мудром пророке. И, по-моему, это гораздо ближе к церковным догматам, нежели всё остальное.
Фильм снят серо, печально, уныло. Дефо играет плохо – но это неважно, потому что Скорсезе сделал генальный фильм, и испортить его практически невозможно.

“Страсти Христовы” (The Passion of the Christ), Мэл Гибсон, 2004 год. Второй фильм на тему Нового Завета, который мне понравился. Почему – да по той же причине, что и “Последнее искушение”. В “Страстях Христовых” присутствует нестандартный взгляд на вещи, необычный, новый. И ещё там есть Пилат. Лучшего Пилата, чем в фильме Гибсона, не существет, и неизвестно, сыграет ли кто лучше. Честно – я не знаю имени актёра. Но он именно такой, каким должен быть. Подтянутый, сильный, уже немолодой, но ещё не старый, настоящий воин, всадник, командир. Наместник Иудеи никогда не был кабинетным служакой. Он умел работать огнём и мечом, и его мирное назначение в немирную область было для него скорее пенсией, чем повышением. Об умерших нельзя плохо, но Кирилл Лавров был самым отвратительным Пилатом из всех виденных мной – мрачный, старый, худой. А гибсоновский актёр – это просто идеал.
Сцена, когда Пилат выводит окровавленного Иисуса и говорит “Ecce Homo” – это очень сильно. И что мне нравится больше всего – это то, что в фильме Пилат – благородный. Он и в самом деле хочет спасти Иисуса, в самом деле пытается умилостивить народ. Кровавые удары стальной плетью – это не наказание, это попытка скормить толпе боль, но пощадить жизнь. И то, что он умывает руки – это закономерно, это естественно, я могу его понять.
Жестокость в фильме обусловлена законом жанра. Гибсон не пытался ничего доказать, не пытался ничему научить. Он просто нарисовал безумно красивую картинку, дорогую, эффектную, стильную. Чтобы нарисовать такую картинку, нужно не меньшее искусство, чем для съёмок чего-то глубоко психологического или сюжетного.
Вообще, подбор актёров очень хорош. Про Пилата я уже сказал. Моника Белуччи, невыразимо прекрасная в облике Марии, Кэвизел, измученный и израненный – все хороши. Не нравится мне только дочь Челентано в роли Сатаны. Сатана и вовсе – лишний в реалистичном и довольно сильно отошедшем от Библии фильме.
Главное, чтобы это не видели дети.

“Догма” (Dogma), Кевин Смит, 1999 год. Думаю, все смотрели этот идиотизм. Блестящий дебильный стёб над всем, что только можно себе представить. Чего только не намешали в “Догму” – от крови Христа в его потомках (дочь Сара, кажется, была чернокожей) до дерьмодемона Фекалоида. Фильм смешит, как мультик про “Бивиса и Баттхеда” или как “Саут Парк”. Он просто прикольный.
Конечно, радуют как отдельные сцены, так и всё в целом. Жестокое мочилово в офисе с Мэттом Дэймоном и Беном Аффлеком во главе сменяется порнографическими диалогами Джея и Боба, что прикалывает. Сцена снимания штанов архангелом (которого играет прекрасный актёр, кстати, Алан Рикмен), сцена падения с неба абсолютно голого негра, сцена уничтожения дерьмодемона дезодорантом – это просто шедевры.
Кажется, что фильм закончится фарсом – когда падшие ангелы получают свои крылья, и он заканчивает просто радостнейшим появлением Бога в лице Аланис Морисетт, которая молчит, потому что говорить ей не стоит. И уморительная сцена хождения на голове тоже радует.
Вообще, несмотря на чёрный юмор и обилие пошлости, фильм очень светлый. Он стебётся по-доброму, американцы в нём смеются над самими собой. В нём есть что-то общее с очаровательным “Брюсом Всемогущим”, но тот душещипательнее и “американистее”, тот фильм спасает добрая улыбка Моргана Фримена. А “Догма” хороша сама по себе, без прикрас.

“Константин” (Constantine), Фрэнсис Лоуренс, 2005 год. Этот фильм много ругали. Хаили, проваливали в прокатах разных стран. А мне он нравится. Потому что в нём печаль и мерзость перемежается с изящным юмором и остроумными переподвыподвертами. Ривз в фильме играет самого себя, такого же, как всегда – будь то хакер Нео, молодой юрист Харкер или героический полицейский из “Скорости”. И это хорошо – потому что Лоуренс подобрал сюжет именно под Ривза, под такого, какой он есть. Он несчастен – конечно, рак лёгких. И поэтому он курит – курит много, безумно много. Но это не раздражает, потому что так должно быть.
И дело даже не в красивых эффектах витиеватого, смазанного ада. Не в мастерском изгнании демона в зеркало и не в выбросе этого зеркала с чёрти какого этажа. Просто фильм очень разноплановый. Вот мы улыбаемся, слушая диалог Константина с ангелом. Вот мы получаем удовольствие от кровавого мочилова с шотганом в конце. Вот мы печалимся, потому что мальчик погибает, просто погибает, и всё, и вдруг оказывается, что учитель любил ученика.
И, конечно, концовка. Дьявол в белом костюме, элегантный, но омерзительный. И прелестный фак, показанный ему уплывающим в рай героем. И злобное “Нет! Ты будешь жить!” Смешно, остроумно и грустно. У них получилось
И мой любимый кадр: последние секунды. Ривз вытряхивает из пачки... жевательную резинку. Я апплодировал.

“Город ангелов” (City of Angels), Брэд Сильберинг, 1999 год. Я не люблю Кейджа. Он производит впечатление плаксивого сумермена-недоучки. Но даже он мне понравился в “Городе ангелов”. Сначала кажется, что фильм – это набор красивых картинок. Люди в чёрном, стоящие вразнобой на берегу залива и слушающие небесный хор. Негр и белый, сидящие, свесив ножки, на высоте башенного крана. Мужчина с грустными глазами, сопровождающий носилки умирающего. “Больно не будет”, - говорит он.
А потом оказывается, что у красивых картинок есть сюжет. Сильный сюжет (кто сценарист?..) И чёрный человек в библиотеке не просто так разговаривает с приятной одинокой девушкой. Не просто так он оказывается на празднике у усатого толстяка, который когда-то тоже стоял на берегу залива и слушал небесный хор. И толстяк бросается в море, потому что любит купаться, и плещется, а ангел просто смотрит на него и завидует ему – человеку.
Уже в середине фильма понятно, что Кейдж бросится с высоты. Он летит красиво, расставив руки, пытаясь обнять тёплую землю, и радуется крови. Он чувствует боль, он чувствует усталость, емц плохо, ему мокро и грязно. И он счастлив, потому что впереди – она.
“Скажи, ты бы сделал это, если бы знал?..” – спросит его потом друг-ангел. И он кивнёт: “Да”. Он променяет вечную жизнь на этот единственный день, на эту первую и последнюю ночь, потому что это того – стоит. Любовь того – стоит.

“Адвокат дьявола” (The Devil's Advocate), Тэйлор Хэкфорд, 1997 год. И снова Киану Ривз, такой же, как всегда. Молодой, успешный, умелый. Счастливый, кажется. Адвокат, который может защитить кого угодно. Человек, который ничего не боится. Человек, который во всё уверен.
Мишень для соблазнения. И в жизни его появляются, конечно, же роковая женщина и её хозяин – изящный и остроумный, злой и холодный, как всегда, блистательный Аль Пачино. Дьявол. Мне нравятся интерьеры не небоскрёбе Пачино – фонтан, скатывающий гладь воды куда-то за грань здания. Мостик, с которого падаешь в воду – а кажется, падаешь в небо.
Это резкий, холодный и жестокий фильм. Это фильм, в котором женщины режут себе вены, а мужчины бледнеют и плачут. В этом фильме насилие физическое сплетается с духовным, и всё идёт только к одному возможному окончанию: к соблазнению, к апофеозу, к дьявольскому огню, покрывающему стену и к обнажёной фурии в центре локального апокалипсиса. А герой достаёт маленький пистолет и стреляет себе в голову для того, чтобы проснуться на лестнице и краем глаза прошмыгнуть по фигуле улыбающегося незнакомца Аль Пачино, случайно проходящего под лестницей.

“Конец света” (End of Days), Питер Хаймс, 1999 год. И снова же – фильм провалился в прокате, несмотря даже на присутствие Арнольда Шварценеггера в главной роли, фильм не пошёл. В фильме очерендной дебилистический американский глюк – они отмечали наступление нового тысячелетия в 2000 году вместо 2001 года. Но это всё мелочи, потому что снять динамичный боевик на религиозную тематику – это не так-то и просто. И Шварцу, конечно, респект.
Дьявол, естествнно, красавец, Гэбриэл Бирн, который выходит из ресторанного туалета, взсос целует женщину за столиком, а потом появляется из огня рванувшего ко всем чертям здания. Он жесток и омерзителен. Толстая женщина, хранящая невесту Сатаны, тоже омерзительна. Толпа, распинающая хорошего полицейского, омерзительная. Дьявол, убивающий священника в церкви, омерзителен. И только Шварценеггер хорош. Он, как всегда, героически продирается через все преграды, гасит и мочит направо и налево, раскладывает по полочкам всевозможные проблемы и спасет девицу.
И, конечно, красиво жертвует собой, бросаясь на меч. И, конечно, не поддаётся на дьявольские искушения. И, конечно, наступает почти хэппи энд.
Потому что это – Арнольд Шварценеггер.

Ещё в близких к теме фильмах числятся “Сердце ангела”, “Девятые врата” и “Имя розы”. Но они скорее близки к теме, чем вписываются в неё. Их я тоже очень люблю .
Tags: Кино
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 26 comments