nostradamvs (nostradamvs) wrote,
nostradamvs
nostradamvs

Categories:

КИНОКОМИКСЫ

КИНОКОМИКСЫ.

Всё равно я люблю американский кинематограф. Очень-очень. Это не мешает мне любить также немецкий, французский и итальянский. Но американский – это мой самый-самый. И я люблю кино, снятое по комиксам. В Европе этот жанр не очень распространён (кроме Франции, разве что). Характерно то, что по комиксам частенько снимают дерьмовое кино, типа “Человека-паука”. Или “Супермена” (хотя последний наивен, потому что старый, новый я вообще за фильм не держу, а “Паук” – это просто чушь). Итак, маленький обзор моих любимых комиксовых фильмов.

"Город грехов" (Sin City), Роберт Родригез, 2005. Это шедевр. Не хочется даже писать какие-либо комментарии, но это шикарная вещь. Фрэнк Миллер – потрясающий художник, какие характерные персонажи! Какие лица, какие характеры! Даже в нелюбимом мной фильме “300” это заметно, но в “Городе грехов” это достигло апогея.
Три истории, споетённые между собой причудливым образом. Прекрасные и практически бессмертные герои, безразличные, самовлюблённые, благородные и сильные. Марв, негодяй и убийца (неужели это Микки Рурк?..), квадратная морда, заклеенная пластырем, который окунает людей в унитах, плющит их рожами об асфальт, разметывает полисменов движением руки, прыгает с десятого этажа на каменный пол без всякого вреда для себя. И маленький каннибал, мальчик, Элайя Вуд, ловкий и отвратительный. Когда шакал жрал его живьём, он не проронил ни слова. И старый кардинал, Рутгер Хауэр, который кормил каннибала... Мерзость. Красивая чёрно-красная мерзость.
Благородный и неуничтожимый герой, который любит маленькую официантку, макает головой в сортир продажного полицейского дель Торро дружит с малюткой Михо, ударом меча срезающей головы и руки. Проститутки во главе с Джессикой Альбой, прекрасные и сильные амазонки, рубящие в мясо огромного негра с золотым глазом. Голова полицейского, и герой, тонущий в болоте, безумные гонки на автомобилях времён Золотой Эры, и Миха...Миха...Миха...ангел, Миха...ты Бог....
Старый и усталый Брюс Уиллис, его хитроумный предатель-напарник Мэдсен, и девочка, девушка-танцовщица, прелестная Нэнси, захватывающая публику своим кожаным хлыстом. И жёлтый урод, омерзительный, добавляющий в фильм третий цвет, помимо чёрного, белого и красного, которого рука полицейского дробит в кровавую кашу. А потом старик уходит, пуская себе пулю в лоб, а негодяй-чиновник вряд ли сможет найти девушку, уезжающую далеко-далеко на рычащем звере.
А ещё есть пролог и эпилог. Красивый парень, танцующий с женщиной в красном, пускающий в не пулю. И он же – в больнице. В роли врача.
Потому что мы начинаем и заканчиваем жизнь в одном месте – на прекрасном и омерзительном полотне Города грехов.

“Бетмен” (Batman), Тим Бёртон, 1989 год. Да-да, тот самый Бетмен, миллионер Уэйн, который берёт свои миллионы непонятно откуда (та фигня, которую. додумали в последней части – это бред сивой кобылы, как и сама последняя часть, тупая и нудная). Меня всегда безумно умиляет гардероб Бетмена – сотня абсолютно одинаковых костюмов. Его машина, которая гораздо менее удобна, чем любая нормальная, и совершенно не приспособлена для пересечённой местности. Но ей это и не нужно, потому что город Готэм – это город безумной готической красоты, я всегда мечтал жить в таком городе, среди огромных статуй, среди грифонов и горгулий, среди дымки и хронического стремления к гигантизму.
Джек Николсон с его разрезанной улыбкой, гадкий и накрашенный, достаёт свой револьвер с длиннющим дурацким дулом и одним выстрелом сшибает Летучую Мышь, и это правильно, потому что на таком готическом фоне главный хороший и главный плохой обязательно должны подраться между собой, и хороший, конечно же, побеждает. Бёртон всегда умел снимать тёмные фильмы, у него даже “Планета обезьян” вышла тёмной и катастрофической. И Бетмен получился тёмным – кроме Ким Бэсинджер, которая, как всякая комиксовая дурочка, не догадывается о второй испостаси своего возлюбленного.
В общем, это отличный комикс. От-лич-ный.

“Видок” (Vidocq), Питоф, 2001 год. Культура комикса во Франции гораздо более развита, чем в Америке. Причём скажи им слово “комикс” – обидятся ведь! У них это – bande dessine, рисованные новеллы, рассказы, романы, что угодно. И комиксы есть на любой вкус – от детских сказок до жёсткого порно. И стоят комиксы там гораздо дороже,ч ем любые книги.
А вот кинокомиксы во Франции так себе. Не умеют они снимать такие вещи. И только клипмейкер Питоф от нечего делать снял фильм, в котором живой Депардье сидит на компьютерном стуле перед компьютерным столом, держит в руке компьютерное перо и чёркает что-то на компьютерной бумаге. Чёрный компьютерный алхимик в зеркальной маске колесом ходит по компьютерным лабиринтам собственной лаборатории, а маленький живой журналюга-детектив с сумочкой через плечо пробирается по компьютерным мостовым красных кварталов вирутального Парижа.
Это снято не хорошо. Это снято стильно. Физика в фильме – жутко нереалистичная, но очень эффектная; Алхимик просто прекрасен. Льющееся стекло отражает невероятно, гипертрофированно яркие краски – идеально белое бельё, идеально зелёную траву, идеально чёрный уголь. И копыта лошадей, разбивающие по мостовой идеально прозрачные капли грязного парижского дождя.
Это просто очень своеобразно.

“Блейд” (Blade), Стивен Норрингтон, 1998 год / “Блейд-2” (Blade II), Гильермо дель Торо, 2002 год. Да, это мой любимый фильм про вампиров (конечно, я не сравниваю с “Дракулой” Копполы, он вне всякой конкуренции). Это моё любимое кровавое мочилово. Футуристическое и динамичное, не надоедающее ни в коей мере. Ладно Норрингтон, но потрясает фильм дель Торо, того самого, который четыре года спустя снимет красивейшую и печальную готическую сказку “Лабиринт фавна”.
Вот он – мускулистый негр с огромным мечом за спиной. Он выходит на улицы пустынного города и рыскает в поисках вампиров. Он в одиночку заходит на территорию вампирской дискотеки и разряжает в кровопийц серебряные пули из эффектного обреза. Он кромсает и рвёт, не получая при этом царапин, а потом пьёт экстракт человеческой крови, чтобы становиться равным им по силе. И как Блейда ни мучай – его можно прибить гвоздями к полу или повесить на крюки – он вырвется и красиво положит всех окружающих его негодяев.
А потом этот благородный мутант объединяется со своими заклятыми врагами, чтобы победить ещё более страшную силу. И любит девушку-вампиршу, которую отдаёт Солнцу, потому что ей больше уже нечего терять. И мне – жаль. Потому что за героя хочется болеть. А Блейд распахивает в кровавую массу омерзительных вампиров нового порядка, чьм челюсти раскрываются во что-то жуткое, для которых человеческий облик – это всего лишь плод мимикрии.
Жаль, я не смотрел третью часть. Ничего, наверстаю.

“Ворон” (The Crow), Алекс Пройас, 1994 год. Кстати, как ни странно, буквальный перевод “The Crow” – не ворон, а ворона. Но ворона – это как-то некрасиво. И Брэндон Ли превращается в ворона. Вообще, жанр готической сказки – это красиво, и можно снять такие вещи в этом жанре, что ух ты, блин. “Сонная лощина”, “Братья Гримм”, “Бэтмен” и “Призрак дома на холме”, в общем, тоже из этой компании. Но ворон – это офигительная готическая сказка, равную которой ещё поди сними.
Она страшная. Негодяи-насильники. Девушка, умирающая в больнице. Музыкант, летящий вниз из круглого окна своей странной квартире на верхнем этаже готического небоскрёба. Город напоминает бэтменский Готэм, он такой же тёмный, безысходный и прекрасный, и в центре этого города, конечно, собор, старинный и полузаброшенный – но такой, равного которому нет в реальном мире. Это смесь Нотр-Дама, Кёльнского собора, колоколен Бордо и Саграды Фамилии. О, как бы я хотел попасть в такое здание в реальности...
Из могилы выползает человек. Он идёт в свою квартиру. Он красит лицо в белый цвет, а губы искривляет чёрной краской в клоунской улыбке. На плече его – верный ворон. Он дружит только с девочкой и с полицейским, умным и добрым. Он ненавидит всех остальных. Главный плохой – это тоже что-то тяжёлое, готичное, с длинными чёрными волосами и подведёнными глазами, жестокий, мерзкий. И сколько путь не лилось бы в обтянутую чёрным трико грудь бессмертного Эрика Дрэйвена, он вынесет всё и ответит пулемётным огнём собственых стволов. Чёткими кровавыми вспорхами кинжалов. Горящим бензиновым силуэтом ворона на асфальте.
А Брэндон Ли погиб. По глупой случайности, из-за настоящего патрона в куче холостых. Где он ещё успел сняться? Неважно. Потому что сына Брюса Ли теперь навсегда зовут Эриком.

“Кинг-Конг” (King Kong), Питер Джексон, 2005 год. Фильм тридцатых может разве что прикольнуть, не более. А уж сколько экранизаций Кинг Конга было – не счесть. Штук 30, наверное, в США, в Канаде, в Японии. Но последний фильм Джексона просто замечателен. Наверное, это во многом связано с развитием компьютерных технологий. Даже не во многом – а только с этим.
Просто сюжет комикса, наивный, конечно – сколько ему лет-то, - стал ареной для шикарных съёмок, которые полностью оправдывают безумный бюджет фильма. Особенно потрясная штука – это сцена сражения Кинг Конга с двумя тираннозаврами. Огромные монстры не кажутся неуклюжими, нет, и они в самом деле сражаются не на жизнь, а не смерть, мочат друг друга как могут и разрывают друг друга на части, и умиляет то, что при этом обезьяна умудряется постоянно нежно ловить девушку, которая так и норовит попасть под удар гигантского хвоста.
Да и вообще, сцены с вымершими монстрами сделаны отлично. Кстати, это оправдывает и наличие гигантской обезьяны. Не она одна сохранилась в этом оазисе с доисторических времён.
Вцены в Нью-Йорке тоже сняты отлично. Погоня на смешных автомобильчиках 20-30х годов, огромный орангутан, ползущий на Эмпайр Стейт Билдинг. И когда Конгу удаётся сшибить всё-таки один из самолётов, за обезьяну искренне радуешься. Он ведь хороший, Конг. Просто он вне своей среды. Просто его нельзя держать взаперти. И как говорит в конце придурочный режиссёр – его убили не пули. Его убила любовь.
Tags: Кино
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments