?

Log in

No account? Create an account

Парфюмерная мастерская.

Я делаю добро из зла, потому что его больше не из чего сделать.

Previous Entry Share Next Entry
2-4 октября, Гренобль. Часть 2, правобережная
Парфюмер за работой
nostradamvs
К первой части.

Итак, в прошлом отчёте мы рассмотрели левый берег. Теперь рассмотрим правый. Исторически он состоит ровно из двух улиц. То есть одной набережной и одной улицы Лоран. Но когда-то, в Средние Века, этими улицами исчерпывался, в общем, весь город. И да, крепости наверху не было – она достаточно новая: гренобльская Бастилия возведена в XIX веке.
Кроме того, в этой части мы зайдём, наконец-то, в расхваленный музей Гренобля, потому что в прошлом отчёте для него не нашлось места.
Но что лишний раз лясы точить. Пойдём-ка посмотрим-ка.





Сначала мы посмотрим на «нижний город», то есть на улочки у подножья, а затем поднимемся на шарах-фуникулёрах наверх. Как уже было сказано выше, одна из улиц – это набережная. Выглядит она на всём протяжении примерно так:



Львиная доля лавочек закрыта, кризис налицо.





Встречаются такие вот дома-уродцы:



Зато с набережной можно рассматривать противоположную сторону и мосты.



Светлое сначала двух-, а затем трёхтажное здание, следующее за фуникулёром и парком, - это гренобльский музей Стендаля.



Почти все арки на набережной утыкают водителя в стену – дома стоят прямо под горой.



В точке, где от набережной ответвляется улица Лоран, стоит вот такой монумент. Он установлен в XIX веке в честь какой-то даты от основания города (номинально, если не ошибаюсь, 43 год до нашей эры).



Сама рю Лоран выглядит вот так:



Потом она немножко расширяется. Столбики против машин – деревянные. Почти все дома построены в XVI веке или раньше.



Дверца.



Мемориальная табличка: тут жил Жан-Жак Руссо.



Вот прямо тут, на втором этаже.



Несмотря на катастрофическую нехватку места на этом берегу, собор Сен-Лоран (Святого Лаврентия) всё-таки поместился. Церковь построена в X – XII веках в романском стиле. Сегодня в ней находится археологический музей, основанный Жаком-Жозефом Шампольоном, братом знаменитого египтолога Жана-Франсуа Шампольона.



Вид сверху.



Средневековый план Гренобля. Сен-Лоран налицо.



Прекрасный дом на набережной.



С этой же стороны реки находится последний виденный мной в Гренобле памятник – статуя Ксавье Жувэна (1801-1844), прославленного гренобльского перчаточника (!). Известен он тем, что в 1838 году изобрёл и запатентовал специальный механизм для одновременной обработки сразу нескольких перчаток, за который получил бронзовую награду Всемирной промышленной выставки 1839 года в Париже.



У самой горы находится и дом, где жил и работал Жувэн.



Вид от памятника на окраину Гренобля.



Повсюду на этой стороне висят странные указатели – реклама итальянской выставки, проводящейся в городе.



А мы с вами всё-таки сядем в шарик и поедем на ролике наверх.





«Причал» изнутри.



Шар вблизи.



Начало подъёма.



Мы уже над крышами!!!



Неприступные стены обвивают гору.



Прибыв наверх, первым делом видишь памятную доску, посвящённую великим французским геологам, работавшим в Альпах.



А потом смотришь на город и понимаешь бренность всего сущего.



Изер уплывает вдаль.



А внизу тем временем строятся альпийские стрелки.



Пока они строятся, мы заскочим в ресторан с видом на всё.



Поглядим на парк с башней (против солнца, сорри).



И пойдём на крышу крепости – главную смотровую площадку комплекса. Сама Бастилия построена с 1824 по 1847 год как база альпийских стрелков. Впрочем, укрепления на горе существуют с XV столетия. Внутренний двор форта.



Арсенал.



Тренировочные верёвочные маршруты, проложенные прямо в арках форта.



Крыша арсенала.



Виден Монблан!



Город как на ладони.



Форт украшен прикольными граффити.





Ещё наверху есть довольно интересная штука – последовательные карты Гренобля разных лет, на которых видно, как сносились городские стены и видоизменялся город.




Форт.



Внизу продолжают строиться альпийские стрелки.



Выйдем ненадолго за ворота форта.



Вдаль уходит туристический маршрут через горы к следующей наблюдательной крепости.



Вон её живописные развалины наверху.



А тут стоят армейские машинки, на которых приехали стрелки. Хотя не все – с некоторыми мы вместе ехали наверх в «шариках».



Форма у стрелков ужасно смешная. Это зимняя, для парада.





Тут же, в крепости, находится крошечный музейчик истории альпийских трупп. Там можно встретить исторические манекены.



Исторические снегоступы.



Исторические командные пункты.



И врезанный в стену вездеход, распиленный для этого пополам.



Покинув музей, мы бросаем последний взгляд на стрелков.



И начинаем спуск по многочисленным укреплениям и лестницам, рассекающим гору вдоль и поперёк. На деле вся гора – это наслоение фортов разных эпох.



Каждые метров 20 высоты встречаются какие-то арсеналы, склады, арки.



Иногда приходится идти по вот такому уютному серпантину.



Шары остаются над нами.



Вдоль стен.



Нередко дорога вниз проходит через помещения.



Почти с каждой террасы открывается замечательный вид.



Вид наверх. Там виднеются не те же арки, что я снимал выше, а какие-то другие. Арок таких штук, наверное, с полтора десятка.



Иногда дорога превращается в настоящий лабиринт.



Виды по-прежнему отменны.



Всю гору застроили, безумцы!



В принципе, можно идти и по серпантину. Это я выбрал дорогу через укрепления.



Вот пересечение серпантина и лестниц.





Чем ближе к городу, тем более арки укрепления становятся исписанными граффити.



Последние метров 100 высоты преодолеваются по о-о-очень длинной лестнице.





Крупный элемент укреплений примерно посередине пути.



Мы уже низковато, но бросим ещё один взгляд на панораму.



Всё, спустились. Последний рубеж:



Собственно, всё о городе. Плоский берег мы изучили в прошлом отчёте, гористый – в этом. Остался ещё один момент – внутренности музея. Хотя музей расположен на левом берегу, в прошлом отчёте я решил сэкономить место и перенести картинки из музея в этот. Ими нынче и займусь.
Итак, музей. Вон он, белый, за башенкой.



В музее есть Моне. Много Моне.



В музее есть Гоген.



В музее есть Писарро.



В музее есть Модильяни.



В музее есть Матисс.



В музее есть Уорхол.



В музее есть Кандинский (почему-то единственный – под стеклом).



Вообще, в музее полно всех. И Ван Гог, и Руссо, и Роден, и Ренуар, и кого там только нет. Но не вся эта классика меня заворожила, не она произвела на меня впечатление. Вы ж знаете, я ж посмеяться люблю. Особенно над тем, что смешно.



Над стиральными досками разных видов.





Над эпичностью многоцветных гобеленов.



Над деревянными чурбанами и последователями Малевича (чёрный прямоугольник справа).



Над сюжетной выразительностью.





Да много над чем.



Но помимо искусства и современного искусства, в музее встретились мне два произведения, отложившиеся в памяти навсегда. Первое из них – это фигурка человека, изучающего знаменитую картину Гюстава Курбе «Происхождение мира». Оригинал её хранится в музее д'Орсэ в Париже, и я могу подтвердить: все действительно встают перед ней в такую позу и подолгу пялятся на гениталии. Так что современный художник (я позабыл его имя) хорошо сыронизировал.



А второй шедевр комментариев просто не требует. Он находится в очень тёмном зале, простите за качество. Написал этот шедевр Роберт Риман из Теннесси, называется картина National №1. Малевич плачет в гробу горючими слезами.



На этом, пожалуй, всё. Гренобль мы обегали быстро, но плотно. В Вену я поехать не смог по причинам, о которых вам чуть позже всё расскажу, они интересные. Так что куда получится двинуть далее неизвестно.

Оглавление путешественных заметок с фотографиями и можно посмотреть в оглавлении моего Живого Журнала.


  • 1
Фуникулёр зачотный.

Стрелки напомнили штурмовиков из Star Wars

Чё-то есть!

*я вот буду ждать, между прочим, что ты из далёкой Азии возродишь свой ЖЖ и будешь рассказывать о том, как живут там простые макароноеды :)

  • 1