nostradamvs (nostradamvs) wrote,
nostradamvs
nostradamvs

Categories:

Май: Ираклион

В общем, как многие знают, мы побывали на Крите. Правда, только на северном, туристическом побережье. Когда-либо съездим и на более аутентичное, южное. Собственно, отчётов будет несколько: большой-большой про Ираклион и поменьше про Сталиду, Малью, Агиос-Николаос, Кносс и Спиналонгу.
Вообще, история Крита чётко делится на периоды, потому что он всегда кому-то принадлежал. Сначала Риму, затем Византии, затем арабам, затем снова Византии, затем Венеции, затем Османской империи. Был краткий период (1898-1913), когда Крит был независимым государством. Но из-за трудностей в экономике критяне сами попросились под крылышко более богатым грекам, и с 1913 года Крит – греческий остров. Но ввиду того, что под греками исторически он никогда не был до того, культура там очень своеобразная, отличная от материковой Греции. Греки начали активно переселяться туда, кстати, при османах.

А мы про Ираклион, столицу Крита. Как и сам остров, город всё время переходил из рук в руки и постоянно перестраивался. Номинально именно тут находился центр минойской цивилизации, старейшей в Европе (Кносс – прямо около Ираклиона), то есть 4,5 тысячи лет назад тут уже ого-го какие дворцы строили. С тех пор многое изменилось. Город назывался Хандак (под арабами), Мегало Кастро (под византийцами), Кандия (под венецианцами), Хандакас (под турками) и, наконец, в начале XIX века обрёл название Ираклион. В честь Геракла.
Короче, пойдём гулять по столице Крита.





Сразу замечу, что сначала отчёт будет как у всех, бывавших в Ираклионе. Но потом все оставались в туристическом центре, а мы попёрлись на окраины, чтобы поглядеть, как живут простые ираклионцы. И это было тоже занимательно.
В Ираклион мы приехали на автобусе. Про автобусы я в другом отчёте расскажу. Они на Крите очень комфортные и ездят идеально по расписанию, с точности до минуты. В общем, выйдя из здания вокзала, мы оказались вот на такой улице.



То, что виднеется где-то там впереди в виде полуарки, это остатки венецианского арсенала XVI века. Сильно напоминает арку из заставки сериала «Санта-Барбара», мы даже песню соответствующую напевали.



Ещё чуть раньше, на пути от вокзала к арсеналу, мы встретили типичный пример современного искусства.



Арка, конечно, внушающая уважение.



Другое дело, что арка – это лишь часть здания. Её тиражируют на снимках все туристы, забывая, что арсенал занимал значительную часть старого порта. Вот на этом снимке, сделанном с другой стороны, видно, что арсенал был чем-то вроде крепости (арка – слева видна), а прямо поверх старых стен сегодня построены новые дома.



Хороший ракурс: видна граница между XVI веком и XX:



Внутри арсенала – какая-то помойка. Вообще, критяне не то чтобы с любовью относятся к своим достопримечательностям.



Более того, если идти дальше, оказывается, что арсенал продолжается! Это ещё ряд арок. В них стояли орудия (на хранении, не в боевом режиме).



Сейчас всё это в состоянии вялой реставрации, потому что тонкие каменные своды начинают обрушиваться.



Большая часть строений после изобретения раствора делалась чёрт-те из чего. Камни даже примерно не подбирались с совпадающими гранями.



Всё, арсенал проехали. Следующей достопримечательностью, сразу бросающейся в глаза, стала венецианская крепость Кулес. Первый форт там был ещё в XIV веке, это строение поновее, 1523—1540 годов. Собственно, её-то и обслуживал арсенал.



Приближаемся к крепости.



Мол насыпан искусственно, он ограничивал подход к городу. В узких местах топили корабли для устроения заграждения.



В отличие от арсенала, крепость построена из обработанных блоков, поскольку должна была держать обстрел.



С воды виден герб Венеции и какая-то странная колонна наверху.



Лёва!



От крепости открывается вид на город. Небольшие дома, лодки в основном рыболовецкие, яхт мало.



На стене мола – загадочное детское творчество.



Сам мол уходит далеко-далеко, мы туда не пошли.



Прошли только треть пути, потому что я увидел какой-то памятник, а я ж не могу к памятнику не подойти, это у меня фетиш. Место для памятник странное – просто торчит посреди мола вдруг. Оказалось, что это бюст Никоса Кицикиса (1887–1978), ректора Афинского политехнического, знаменитого греческого инженера-строителя, сенатора.



Вообще, памятники в полный рост на Крите – редкость. Зато бюстов – полно. К слову, Кицикисы – известная греческая семья; брат Никоса, Костас, был знаменитым архитектором, а сын, Димитрис, известный историк.
В общем, потом мы пошли обратно.



В самой крепости мы не побывали. Времени было немного, да и, кажется, она была закрыта.



Уродливый фонтан с дельфинчиком, прям как на наших детских площадках.



Рыбаки как раз вернулись с утренней ловли. В подвешенной сетке – свежий урожай губок.



Губки продаются повсеместно, используются в качестве натуральных мочалок. Страна Спанч Бобов, ей-богу.



Потом мы пошли вдоль моря.



И внезапно вышли к раскопкам, в которые упёрлась набережная.



Раскопки перекрыты дорогой-мостом, а на противоположной стороне, прямо среди раскопок стоит восстановленный храм, церковь Святого Петра.



Построен он был в XIII веке домиканцами, турки переделали его в мечеть Султана Ибрагима. Внутри – самая старая из сохранившихся фресок Ираклиона (XV век), но реставрацию храма специалисты называют варварской – он фактически перестроен.



Раскопки вокруг него обнажают руины монастыря.





Далее набережная утыкается в детскую площадку у моря. Бабах с качелей в воду!



Фактически напротив храма, чуть дальше по улице, располагается исторический музей Ираклиона.



Около него – разные артефакты. Например, какая-то мемориальная доска, датированная 1615-м годом. К сожалению, латыни я не знаю, и мне лень перенабирать надпись на доске для «Гугл-транслятора». Так что пусть останется загадкой.



Выходим к заливу Дерматас. Здание справа на краю – музей естественной истории.



Присмотримся к центру залива. Ой, что это?



Дело в том, что с противоположной стороны это выглядит следующим образом, боковые арки – глухие, а центральная – сквозная. Это часть стены города, выходившей на море. Это, собственно, были торговые ворота («ворота Дерматас»), суда подходили купеческие корабли и выгружались.





Всё, теперь углубимся в город.



Симпатичное здание при некотором рассмотрении оказалось средней школой.



Напротив – живописная стенка с ушедшей в землю дверью.



В глубине – какие-то руины. Вообще, развалин по городу – море, почти как в Казани.



Типичная улица центрального, но ещё не туристического района.



Не менее типовая площадь.



Пешеходных улиц – очень много, по ним также можно ездить на мопедах.



Скутер – самое популярное транспортное средство. Автомобили на таких улицах крайне неудобны.



Самое распространённое животное на Крите – это пёсик в котиковом смысле этого слова. Такое ощущение, что тут собаки всю жизнь остаются умилительными щенками. На каждом углу обязательно сидит мисюсечный пёсик и весело на тебя смотрит. Пример:



Все жилые дома в Ираклионе оборудованы линиями балконов.



И вот мы выходим в центральный городской парк, парк Теотокопулоса.



Здесь стоит сам Теотокопулос. Ну, вы догадались. Это настоящее имя Эль Греко.



Здесь есть питьевые фонтанчики.



И, конечно, не обошлось без современного искусства.



И вот мы вышли на центральную, самую туристическую и шоппинговую улицу Ираклиона, улицу 25-го августа.



Тут море народу, немного туристов (по сравнению с пляжными городками) и магазины.



Практически сразу в просвете между домами перед нами предстаёт одна из популярных достопримечательностей города, Собор Святого Тита. Постоен он в XVI веке венецианцами, затем переделан турками в мечеть, но в 1856 году его почти разрушило землетрясение, он был серьёзно перестроен. С 1925 года – православная церковь.



Внутри даже большие церкви – маленькие. Про церкви я в другом отчёте подробно расскажу, там несколько иное православие, нежели в России.



Рядом – могилы настоятелей.



И небольшой уютный сквер.



Раскидистые деревья окружены скамейками.



Прежде, чем двигаться дальше к центру, бросим взгляд на улицу 25-го августа. Она упирается в море.



Со стороны моря, кстати, она начинается вот такой красотой:



Ещё на улице есть небольшая церковь Святого Димитрия.



Здание «Альфа-банка» (это не наш, это критский, причём, походу, крупнейший тут):



Слева – Octapous, видимо, самый большой из туристических магазинов на улице.



Но ладно, пошли дальше. Внезапно взгляд цепляется за барельеф:



Оказывается, что это боковой фасад венецианской лоджии. Здание построено в 1626-1628 годах архитектором (и по совместительству губернатором острова) Франческо Морозини. Всего подобных «лоджий» было построено четыре, это самая молодая и единственная сохранившаяся.



Внутри – полукруглый дворик.





На колоннах лоджии изнутри – медальоны с изображениями великих критян. Конечно, тут есть Никос Казандзакис.



И Эль Греко. И многие другие (всего штук 30-35).



Площадь Лионтария (Львов). Тут нашёлся единственный в городе обменник валюты.



Тут же находится Собор Святого Марка, самый старый из храмов острова (построен венецианцами в 1239 году). Сегодня в нём – музей изобразительных искусств.



Классический туристический вид на площадь.



Посредине – фонтан Львов, тоже спроектированный Морозини. Интересно, что львы значительно старше фонтана, архитектор снял их с какого-то разрушенного к XVII веку здания XIV века.



Обернёмся напоследок.



На крыше одного из зданий я увидел странное «украшение». Счётчик чего-то. Гм, чего?



Далее мы пересекли улицу Дикеоссиниса и попали на главную рыночную улицу города – улицу 1866 года.



Вот её же снимок, сделанный вечером, когда людей почти нет (у них всё в 14.00 закрывается – и всё, мертвяк, потому и кризис).



От неё ответвляются рыночные улочки поменьше.



Заканчивается улица площадью Корнару.



На ней расположен, в частности, фонтан Бебо, построенный в 1588 году.



Ещё тут есть странная статуя. Два сиамских брата-близнеца на сиамской же двухголовой лошади – перед девушкой.



Голубь на одной из голов был столь неподвижен, что я не мог его не снять.



Помимо всего прочего, в Греции нонче какие-то выборы, потому что всё уставлено будочками агитаторов и увешано рекламными плакатами разных партий. Вот, например, Коммунистическая партия Греции.



Наконец, пройдя по улице Авероф, мы оказываемся на большой полукруглой площади Элефтериоса. Эту площадь в своё время тоже проектировал Морозини. Она была первой площадью, куда попадал въезжающий в город через главные ворота странник. Сегодня на площади – огромные фонари-прожектора на солнечных батареях.





Правительственное здание.



Памятник героям греко-турецкой войны (1912-1922).



Конечно, памятник Казандзакису (на самом деле, всё это время мы идём к главной достопримечательности города – его могиле).



На следующем снимке сразу два характерных момента. Жёлтое здание справа – это знаменитый археологический музей Ираклиона, в котором хранятся фрески и находки Минойской эпохи, из Кносса и других дворцов. Слева мы видим надписи по-русски «Шубы. Меха». Все магазины шуб имеют русские вывески (а порой – только русские, даже без греческого и латиницы!), потому что кроме русских ни один долдон не едет в Грецию за шубами.



Собственно, далее мы пойдёт вдоль городских стен Ираклиона. Это ворота Святого Георгия, главный сухопутный въезд в город. Левый бастион.



Правый бастион.



На правом бастион – редкий памятник в полный рост. Это Элефтериос Кириаку Венизелос (1864-1936), восьмикратный премьер-министр Греции, известнейший политик, националист и масон.



Единственный встреченный нами памятник героям Критского сопротивления (очень известная страница истории II Мировой войны).



Пушки по бокам памятника очень аккуратные. Вообще, греки гадят где попало, кидают окурки и бутылки, как и русские – но только не в свою историю. На газон – пожалуйста, в дуло пушки – никогда.



Типовая греческая церковь (церковь Аналипси):



Мы дошли вдоль стены до одного из углов, это бастион Витурис. Вообще, стены Ираклиона венецианцы строили с 1462 года в течение ста лет. Именно они позволили удерживать уникальную 24-летнюю (!!!) турецкую войну за город (с 1645 по 1669 гг), в том числе 28-месячную непосредственную осаду.



Бывший ров, ныне там стоянка.



Вне стен – новый город, типовые кварталы.



Подходим к Новым воротам. Во времена Венеции их не было, турки проделали.



Стена.



Около ворот – памятник Никосу Ксилурису (1936-1980), греческому певцу, композитору, барду, критскому Высоцкому, одному из певцов свободы, боровшегося против греческой военной хунты 1967-1973 гг.



Цитаты из его песен вокруг:



На другой стороне ворот – тоже.



Но вот мы снова вошли в город, чтобы немного срезать дорогу к могиле Казандзакиса.



Мы пошли по маленьким, тихим улочкам.





Кстати, мне понравились таблички с обозначением улиц на Крите. Смотрите: написано «площадь Романа», а ниже – пояснено, кто это («Византийский император»). И так везде. У нас же фиг поймёшь: «улица Сидорова», какого Сидорова?..





Домики.





Снова выходим к стенам (изнутри). Вход в бастион Иисуса.



В бастионе – кинотеатр.



Улица Пластира, идущая вдоль стены.



По всему городу есть указатели на могилу. Мы уже недалеко.



Поднимаемся наверх, на бастион Мартинего.



Отсюда прекрасный вид, потому что это – самая высокая точка города.



Видны купола собора Святого Мины, главной церкви Ираклиона, мы ещё до неё доберёмся.



Вид в одну сторону. Справа – стены.



И в другую. Видны ещё одни ворота, новопроделанные турками.



Вид на бастион.



Занимательно то, что большую часть бастиона занимает… футбольное поле!



Среди цветов и пальм, на высшей точке города, в почёте и покое лежит великий греческий писатель Никос Казандзакис.



Рядом – могила его второй жены Элени Казандзакис (1904-2004). Она была младше него на 21 год. Они поженились в 1945-м.



Массивный камень и простой деревянный крест. Церковь запретила хоронить «безбожника» Казандзакиса в стенах города, и жители, почитавшие его, нашли значительно лучший выход (изначально его хотели просто похоронить на обычном кладбище). Церковь, полагаю, кусала локти, когда могила Казандзакиса оказалась выше куполов любого ираклионского храма.



Та самая, знаменитая надпись. «Ни на что не надеюсь. Ничего не страшусь. Я свободен».



Собственно, план бастионов – для понимания.



Дальше мы немного прогулялись по стене. Это довольно скучно, ничего интересного на стенах нет.



Спустившись со стены у виденных с бастиона ворот, мы вышли из старого города и отправились в спальные районы.



Вид на стены снаружи.



Собственно, типичный спальный район Ираклиона выглядит так. Тротуаров тут почти нет.





Дома симпатичные. Ираклион – единственный город на Крите, где коммуникации убраны под землю. На самом деле в других городах такая мешанина проводов (я вам ещё покажу), что неба не видно.





Иногда в спальных районах встречаются небольшие площади.





Зелень, красота. И тротуар тут есть (редкость).



Балконы накрываются от жары.



Всё, пошли обратно в центр. К сожалению, филателистический магазин, бывший моей целью, оказался закрыт.



Знакомые стены.



Жестоко изувеченный вандалами памятник Паносу Коккебису (1872-1952), ираклионскому издателю и, кажется, театральному режиссёру, хотя я не уверен.



Отличнейшие качели для самых маленьких, в виде подгузников.



Мусорка для раздельного сбора мусора.



Ура, мы снова в старом городе!



И прямиком, не долго думая, отправляемся к Собору Святого Мины, главному собору Ираклиона.



Вики рассказывает: «Несмотря на то, что святой Мина является высокочтимым покровителем города, людей с подобным именем в Ираклионе практически нет. Данный факт объясняется тем, что в XIX веке брошенных детей оставляли на порогах храма, а в церковном приюте при соборе мальчиков называли Минами, что и стало ассоциироваться у жителей Ираклиона с малообеспеченностью и беспризорностью. В этой связи в греческих семьях избегают давать мальчикам имя Мина»



Собор возведен в 1866—1883 по проекту архитектора Афанасия Моусисса. Турки разрешили строительство.
Перед собором – памятники его настоятелям. Митрополит критский Тимофеос Кастриногианнакис, например.



Ещё пара серьёзных деятелей церкви.





Вид на колокольню сзади.



Рядом с собором на подставке стоит авиабомба. Это та самая бомба, которая 23 мая 1941 года упала на крышу собора во время бомбардировки Ираклиона – и не взорвалась.



Рядом с огромным собором – его скромная предшественница, церковь Святого Мины, построенная в 1735 году и служившая кафедральным собором митрополитов Крита в период турецкой оккупации.



Памятник греческому полководцу Георгию Катехакису (1881-1939), прославившемуся во время I Мировой войны.



Чуть дальше – Церковь Святой Екатерины Синайской, построенная в 1555 году.





Бросив последний взгляд на собор, пойдём к автовокзалу.



Просто разные улицы:







Абсолютно в любом уголке города можно случайно наткнуться на какую-либо древнюю развалину.



Частная вилла рядом с пустырём-стройплощадкой.



Хилтон, кажется. Самый крутой отель в Ираклионе, около автовокзала.



По-моему, отличная реклама порта. «Мы обслуживаем суда последние 5000 лет!»



Автобусный вокзал расположен у бастиона Сампионара.



Автобусы у венецианской стены. На один из них мы сели и поехали в Сталиду.



Далее будет, видимо, про Малью и про Сталиду, это курортные городки. Там больше о быте греков, которые работают с туристами, нежели о каких-то достопримечательностях (хотя в Малье есть дворец минойской эпохи).

Оглавление путешественных заметок с фотографиями и можно посмотреть в оглавлении моего Живого Журнала.
Tags: Города, Греция, Фотоотчёт
Subscribe

  • Кому информации о книжном продвижении?

    Камрад Никита Аверин делает хорошее дело. Он собрал все свои мысли по поводу писательства в один документ и оформил как книгу. Я искренне считаю,…

  • "Эверест" в электронной версии

    Господа и Дамы. Вы ещё помните историю с выпуском романа "Эверест" методом краудфандинга? Она не удалась, но я решил, что незачем последнему…

  • instagram

    К вопросу о. Личного "Инстаграма" у меня нет, но зато я веду "Инстаграм" "Популярной механики". Выкладываю в день по две картинки - какую-нибудь…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments

  • Кому информации о книжном продвижении?

    Камрад Никита Аверин делает хорошее дело. Он собрал все свои мысли по поводу писательства в один документ и оформил как книгу. Я искренне считаю,…

  • "Эверест" в электронной версии

    Господа и Дамы. Вы ещё помните историю с выпуском романа "Эверест" методом краудфандинга? Она не удалась, но я решил, что незачем последнему…

  • instagram

    К вопросу о. Личного "Инстаграма" у меня нет, но зато я веду "Инстаграм" "Популярной механики". Выкладываю в день по две картинки - какую-нибудь…