nostradamvs (nostradamvs) wrote,
nostradamvs
nostradamvs

Categories:

Эдинбург, часть 1

Часть вторая
Часть третья
Часть четвёртая
Часть пятая (летняя)

А-а-а, как мне стыдно. Уже сто тысяч лет назад, в декабре, мы побывали в Шотландии, а я всё никак не мог найти ни минуты, чтобы написать об этом. Ну, ни минуты нет и сейчас, но я сжал зубы, встал в 5 утра и героически пишу отчёт. Итак, Эдинбург.
Сразу хочу заметить, что все знаменитые британцы родились в Шотландии. В Англии 50 миллионов граждан, в Шотландии – 5 миллионов (сто лет назад было меньше), но процент гениев там зашкаливал всегда. Вальтер Скотт, Артур Конан Дойль, Роберт Бёрнс, Роберт Льюис Стивенсон, Джеймс Уатт, Дэвид Ливингстон, Томас Липтон, гм, ладно, это я «бегло» вспомнил. На деле это малая часть. Все шотландцы, самые настоящие.
А центром культуры всегда был Эдинбург. Глазго – викторианский промгород, а Эдинбург – это такой прекрасное романтическое средневековье. Духовно, конечно, хотя весь его центр занесен в список ЮНЕСКО как потрясающе сохранившийся уголок XVI-XVII веков.
Так как дело было зимой, погода чаще все пасмурная. Хотя она менялась каждый 15 минут – от яркого солнца до проливного дождя, от густого снегопада до серой пасмурности, без всякого закона и порядка. На заход – типичный туристический вид на Эдинбург с Кэлтон Хилла.





Зимой дни очень и очень короткие, потому стартовали мы почти всегда во тьме. Моя мыльница с тьмой справляется плоховато, потому места, которые мы миновали по утрам, получались чаще всего расплывчатыми. Например, ночной клуб «Попы вверх!»



Или воздвигнутый в 1986 году памятник южноафриканским детям и женщинам, погибшим во времена апартеида.



Или The Bell Tower – небольшие уличные часы, подаренный городу в 1962 году компанией Arthur Bell & Sons. Но про виски у нас будет отдельный разговор.



Жили мы самом центре, неподалёку от Моррисон-стрит, и ежедневно проходили по Лотиан-Роуд к Принцесс-стрит, одной из главных улиц города. Среди деревьев прячется старое кладбище и церковь Святого Катберта. Сам Катберт остановился тут отдохнуть (некогда под замком было озерцо) и построил своими руками маленькую часовенку. Первое упоминание каменной церкви на этом месте – 1127 год. Её руины – где-то под «новостройкой» XVI века.



Здесь лежат простые люди, жившие в XVIII-XIX веках.



Здесь лежал прежние настоятели храма.



Здесь, в склепах, лежат непростые люди. Очень характерна форма шотландского склепа – без крыши. Мы ещё с такими встретимся. Над кладбищем нависает Эдинбургский замок. Он, впрочем, над всем нависает.



Здесь лежат очень богатые люди.



Здесь лежит и Тим Скоренко.



Над замком – только-только занимается рассвет.



Но мы выходим с кладбища на Принцесс-стрит. Она перекрыта, так как всё готовится к Рождеству. Кладбище открыто всегда, ночью – тоже, через него все ходят. Вандалов тут нет.
Прямо на улице – могила Эдварда Рэмсея (1793-1872), основателя Шотландского епископального церковного общества.



Здесь же – псевдоготическая церковь Святого Иоанна (1818).



Вид на неё же в другой день и с другой стороны улицы:



Здесь же, снаружи, могила сэра Джеймса Янга Симпсона, знаменитого врача-акушера, изобретателя акупрессуры и человека, впервые применившего наркоз при операции.



Вид на пустынную утреннюю Принцесс-стрит.



Скамеечек везде полно. Все они, как и в Лондоне, как и в Нью-Йорке, - поставлены на частные пожертвования в память о различных людях. Нам бы такую практику.



Во тьме (скоро, скоро уже рассветёт!) – памятник Томасу Гатри, известному филантропу.



Вид на замок с этой же точки. Белые пятнышки – чайки. Парк – не просто так. Под ним в тоннеле идут железнодорожные пути – их скрыли, чтобы не портить город.



Памятник героическим шотландцам. Уже не помню, в какой войне пали эти конкретные.



Памятник поэту Аллану Рэмсею (1686-1758).



Королевская шотландская академия (иначе говоря, национальный музей, построен в 1822 году, статую Виктории добавили позже).



Если посмотреть в другую сторону, там начинается Ганновер-стрит, ведущая вглубь шоппинового района города, мы там позже побываем.



Принцесс-стрит. Это нижняя, викторианская часть города. Средневековая – верхняя.



За колесом обозрения – титанический памятник Вальтеру Скотту, которого тут почитают больше, чем королеву и всех святых, вместе взятых.



Гигантская готическая конструкция, 61 метр, построена в 1841-1844 годах.





Рядом – крошечный в сравнении с гигантом памятник Дэвиду Ливингстону, великому путешественнику.



Собственно, как уже поминалось, шотландцы вовсю готовились к Рождеству. Поэтому чуть позже, вечером, тут же кипела и бурлила жизнь.





Вечером вообще красотища.





На ярмарке мы пили глинтвейн из красивых кружек.



Смотрели на щелкунчиков.



На людей, фотографирующихся в надувном шаре со «снегом»:



На подсвеченную Национальную галерею.



На Рождественский базар.



И потратили много шотландских денег. Наверху – английские 5 фунтов, внизу – два типа шотландских. Всего четыре шотландских банка имеют право печатать свои фунты. Они их и печатают. За пределами Шотландии – в Англии, Северной Ирландии, Уэльсе – пользоваться ими можно, а вот вне Великобритании вы их нигде не поменяете, так что лучше сбыть на месте.



Но это мы забежали в ночь по географическому признаку. Вернёмся в то же место, но снова утром, и пойдём дальше.
Впереди – Balmoral Hotel.



Он же с другой стороны. Очень характерный пример викторианской архитектуры, построен в 1895-1902 годах.



Мэрия и памятник Веллингтону – напротив.



И вот очень характерный вид. Принцесс-парк переходит в огромный железнодорожный вокзал Эдинбурга – Уэверли. У вокзала нет фасада – он «утоплен» в низине, и видна только его стеклянная крыша. Через него переброшены мосты, как через реку.


Вокзал построен в 1868-1870 годах и назван в честь серии романов Вальтера Скотта – Waverley Novels.





Крупнейший из перекрывающих Уэверли мостов – Северный мост. На нём есть памятник шотландцам – героям англо-бурской войны.



Вид на мост снизу. Есть ощущение набережной:



А мы пойдём дальше.



По дороге минуем типичный туристический магазин. Килты на любой вкус, дёшево. Мы были и в настоящем магазине килтов. Там, где они по 700 фунтов стоят, и модели как высокой моде. А тут – просто обычный магазинчик. Мы на такие ещё насмотримся.



Внезапно вверх уходит лестница.



Это ещё одно кладбище.



И памятник Линкольну.



И снова странные склепы без крыш.





Пойдём дальше. Странное здание в стиле ар-деко (редком для Эдинбурга) – Шотландский парламент, старое здание. Новое будет позже, оно в стиле авангарда.





А мы поднимаемся на Кэлтон-Хилл, вторую по высоте точку городе. Замок всё-таки повыше будет.



Кэлтон-Хилл – это место, где в разное время стоили разные штуки. Потому что это был первый публичный парк отдыха в Эдинбурге. Например, тут расположена обсерватория.



Тут – Шотландский монумент, памятник морякам, погибшим в наполеоновских войнах (построен в 1823-1826 гг).



Тут странная башня с крестом на горке, которая на самом деле – памятник Нельсону, построенный в 1807-1815 годах.



Здесь стоит стела в честь людей, которые в течение 1980 дней, с 1992 по 1997 год манифестовали перед зданием старого Парламента – с требованием предоставить Шотландии право на собственный парламент. И они добились своего. В 1997 году шотландец Тони Блэр, став премьер-министром Великобритании, вернул Шотландии внутреннее самоуправление.



Здесь есть домик астронома.



И пушка XVI века, подаренная кем-то Эдинбургу в XIX веке. Не помню, честно говоря, кем.



Но главное, что отсюда очень красивые виды на Эдинбург.









Всё, пойдём дальше, вниз.



Двигаясь по Риджент-Роад (как раз пошёл дождь), мы наткнулись на памятник другому великому шотландскому литератору – Роберту Бёрнсу. Построен он в 1830 году архитектором Томасом Хэмилтоном. Раньше внутри хранилась статуя Бёрнса (собственно, для чего и был построен монумент), но сегодня она в Национальной Галерее, а монумент пустует.



Потом мы пошли ещё ниже.



Под дорогой обнаружилось прекрасное кладбище дорожных конусов. Там очень ветрено, и их регулярно сдувает. Подбирать никто не ходит. Конусы – начиная годов с 50-х, наверное. Ими усеяна вся дорога вдоль откоса.



Но вот приближается и старая часть города.







По нижнему городу мы идём к Холируд-хаусу – дворцу, где во время визитов живёт в Эдинбурге королева. А давным-давно в нём жили короли независимой Шотландии.
Но пока что перед нами просто начинаются улочки старого города.



Это восточная оконечность «королевской мили» - улицы, соединяющей дворец с замком.



Мемориал I мировой войне.



Гербы на домах.



Довольно смешной памятник поэту Роберту Фергюссону (1750-1774).



Так называемый Mercat Cross. На основании XVII века – средневековый, видимо, XII-XIII века крест. Ранее он обозначал (сначала – на другом основании) рыночную площадь Эдинбурга. С 1737 года выполняет скорее декоративную функцию, несколько раз переносился с места на место.



А вот дом, где с 1778 года вплоть до смерти жил великий экономист Адам Смит.



Тоже какой-то красивый дом.



Наружу выходят фасады, но дома достаточно «глубокие», у них есть чудесные внутренние дворики.



А вон и дворец.



Хорошо королям жилось.





Внутрь мы не пошли по объективной причине. Короткий световой день не позволял тратить драгоценное время на закрытые музеи. Исключение мы сделали только для музея виски, но о нём позже.
Напротив дворца – современное здание парламента. Построено по проекту Энрика Мираллеса в 1999-2004 годах. Архитектор не дожил до окончания строительства.





Террасы от здание уходят в горный Холлируд-Парк.



В пруду – птички.





Обогнув парламент, мы подходим ещё к одному современному уродцу. Это построенный в 1999 году научно-познавательный центр-музей-аттракцион Our Dynamic Earth. Будем в следующий раз – обязательно сходим, говорят – интересно.



Рядом с ним – геологический фетиш. По одной огромной вырубке из каждой горной породы, встречающейся в Шотландии.



Наконец, первую часть мы завершим взглядом на редакцию старейшей и крупнейшей шотландской газеты The Scotsman.



Почему я прерываюсь в таком месте, не добравшись даже до замка? Это логическая часть. Мы побродили по викторианскому Эдинбургу и чуть затронули город XVIII века. Следующая часть – средневековье, Уильям Уоллас и Роберт Брюс. Не переключайте канал.

Оглавление путешественных заметок с фотографиями и можно посмотреть в оглавлении моего Живого Журнала.
Tags: Города, Фотоотчёт, Шотландия
Subscribe

  • 23 ноября 2019: Каменск-Уральский

    Ну что ж, сегодня мы в Каменске-Уральском. Тут всё плохо. Стагнирующие предприятия, убывающее население, уничтожаемая история, тлен и тьма. А был же…

  • Ачинск: печаль, разруха, разрушение истории

    Продолжаем путешествие по российским просторам. Сегодня мы в Ачинске. И я позволю в качестве эпиграфа привести собственный пост в Facebook,…

  • Братск в октябре

    На днях я побывал в эпическом городе Братск неподалёку (по сибирским меркам) от Иркутска. Город совершенно молодой, развиваться начал специально для…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments