December 14th, 2015

Женщина в розах

Солярис

Станиславу Лему не нравилась ни экранизация "Соляриса" Тарковского, ни вариант Содеберга. А мне как раз последний нравится безумно. Содеберг вывел на первый план эту страшную линию, линию невозможной любви между человеком и фантомом Соляриса, между Кельвином и Хари, между Клуни и Макэлхон, и, если честно, мне было плевать на то, что там есть какая-то НФ, какие-то исследования, какая-то станция, там была женщина, которая пила кислоту, потому что она была не женщина, и мужчина, который знал одно, а верил в другое. Так иногда не хватает способности Соляриса создавать фантомы.

Чем бы дорога твоя не продолжилась, леди,
будь безупречно счастливой и вечно голодной —
голод — единственный способ найти себя в Лете,
способ добыть козырного туза из колоды.

Двигайся дальше — туда, где далёкие страны,
прошлые жизни давно за плечами остались,
шрамы зажили, засохли открытые раны,
драхму вернул переправу не сдюживший старец.

     Двигайся дальше, забудь обо мне; как ни странно,
       у меня есть Солярис, у меня есть Солярис —
         мне хорошо, уезжай, подо мной расстелился Солярис.
       У меня есть Солярис, у меня есть Солярис —
         мне хорошо, уезжай, чёрт с тобой, подо мною Солярис.

Смейся, как прежде, носи свои красные кеды,
кто ты теперь дорогая — брюнетка, блондинка?
Просто случайный контакт в тишине интернета,
просто надёжное средство от нервного тика.

Двигайся дальше — туда, где другие свободы —
мало ли с кем мы по жизни ещё расставались.
Ты ведь забудешь меня — не пройдёт и полгода,
драхму пропьёт переправой измотанный старец.

     Двигайся дальше и думай себе что угодно —
       у меня есть Солярис, у меня есть Солярис —
         мне хорошо, уезжай, подо мной расстелился Солярис.
       У меня есть Солярис, у меня есть Солярис —
         мне хорошо, уезжай, чёрт с тобой, подо мною Солярис.

Жалко, что ты не услышишь — и слушать не станешь,
есть ли резон — мы ведь даже едва ли знакомы.
К слову, когда он устанет — а он ведь устанет —
где-то в беззвёздной ночи растворятся фантомы.

Где-то в беззвёздной ночи растворится надежда,
новую драхму возьмёт подкрепившийся старец —
слышишь — я плачу, мечтая, чтоб стало как прежде,
     слышишь — я плачу, мечтая, чтоб стало как прежде,
       чтоб вернулся Солярис. Пусть вернётся Солярис,
         я готов даже душу продать, чтоб ко мне возвратился Солярис.
       Пусть вернётся Солярис, пусть вернётся Солярис,
         чёрт с тобой, мне плевать на тебя, пусть вернётся Солярис.