July 29th, 2012

Парфюмер за работой

Прочитано и просмотрено, выпуск 135

ПРОЧИТАНО

Милорад Павич. Мушка. Последняя книга Павича, небольшая и очень простенькая, нарочито игрушечная, точно великому писателю надоело, но все требовали: напишите, напишите нам нелинейной прозы, и Павич снизошёл и набросал за недельку: вот, пожалуйста, вот вам нелинейная проза, там так и написано чёрным по белому: "нелинейная проза". Хотя на самом деле как раз три повести, включённые в "Мушку", относятся скорее к прозе линейной, потому что взаимопересечения их сюжетов прекрасно читаются последовательно, и на сюжет игры со временем практически не влияют. Скажем так: это не та книга, с которой стоит приступать к Павичу. Ей можно завершить, как завершил он сам. 5/10.
Ольга Славникова. Вальс с чудовищем. Вот же контраст-то. До того прочёл "2017", который показался мне лучшим романом Славниковой. Теперь же - входящий в сборник "Вальс с чудовищем" роман "Один в зеркале", который - ужасен, нечеловечески ужасен. Я думал, бессмысленнее "Стрекозы" уже не будет, но вот оно - имеется. 400 страниц словоигр, лишённых всякого смысла. Очень красивых словоигр, за которыми нет вообще ничего, море фантиков без конфеты. Я замучился, честно говоря; тут даже спойлерить нечего за неимением сюжета. То же самое можно сказать о всех входящих в сборник рассказах. В рассказе Славниковой вообще не хватает места для разворота чего-нибудь, кроме словоигрищ, и как-то эти словоигища, ни с чего не начинающиеся и ничем не заканчивающиеся, оставляют после себя печальное ощущение. 2/10.
Ясунари Кавабата. Старая столица. Нет, не люблю я японскую прозу. Впрочем, предыдущий прочтённый мной роман Кавабаты, "Мэйдзин" (или в другом переводе "Мастер игры в го") был весьма хорош, мне понравился. А вот "Старая столица" - нет. Как и многие японские произведения, этот роман производит впечатления отрывка из чего-то более крупного. Эпизод из жизни героини видится лишь одним из эпизодов, оставляющим огромное количество "невыстреливших ружей", ты остаёшься в недоумении: и всё? а смысл в чём? а развязка где? Но это нормально: совершенно иная психология и особенности языка сформировали такую японскую литературу, какая нам, европейцам, не очень близка. По крайней мере, мне. 4/10.
Сэмюэль Беккет. Моллой. Ну, театр абсурда он и есть театр абсурда. Не стоит искать в Беккете человеческую логику: его герои руководствуются логикой сумасшествия, безумия, порыва, позыва. Две части романа наглядно демонстрируют разницу между слабоумием (собственно, сам Моллой) и постепенным схождением с ума на базе шизофрении и религии (Жак). Сбивчивая, алогичная, неприятная речь обоих персонажей затягивает в себя, тебя тошнит, но ты должен дочитать, иначе нельзя. Я не скажу, что мне было интересно, да и понравиться подобное может вряд ли. Но да, это очень своеобразно. 7/10.

ПРОСМОТРЕНО

Код доступа «Кейптаун» (Safe House, США-ЮАР, 2012). Наши как всегда напереводили. Safe House – это на жаргоне «явочная квартира». Собственно, и герой – «хозяин» такой квартиры ЦРУ в Кейптауне, молодой агент, за целый год ни разу не принимавший участие ни в одной операции. И тут волей судеб враг ЦРУ №1, сам Тобин Фрост попадается в лапы разведки именно здесь, на территории ЮАР… В общем, вышел неплохой, плотненький такой шпионский боевичок, на один раз посмотреть – то что надо, я удовольствие получил. Хотя предсказумый, конечно, но это ли претензия к рядовому фильму, не претендующему на высокое признание? Ну и да, Дензел Вашингтон традиционно хорош. 7/10.
Коломбиана (Colombiana, США-Франция, 2011). Опять же: аккуратный плотненький боевичок на тему «родителей девочки убили – она стала киллером, чтобы отомстить – все плохие размазаны по стенам». При этом алогичностей и провалов сюжета нет – на один раз посмотреть очень даже пристойно. Сам по себе сюжет не стоит и выеденного гроша, он не то что вторичен, но пятидесятеричен, но снова жа – это ли претензия к боевику-однодневке? Нормально (хотя Бессон и как сценарист опустился уже донельзя). 6/10.
Напролом (Lockout, Франция, 2012). Целиком состоящий из давно пройденных штампов фильм. Имеется неприступная орбитальная тюрьма (см. «Крепость», США-Австралия, 1992), там случается бунт. Во главе бунта два брата: один – просто бандит, второй – бандит-психопат-насильник (см. «От заката до рассвета», США, 1995). После долгой мотни с освобождением случайно туда попавшей дочки американского президента станцию взрывают точным броском мины в одну хитроумную щель-мусоросборник (см. «Звёздные войны. Новая надежда», США, 1977). Ну и, помимо этого, совершенно неясно, что делал персонал тюрьмы между объявлением тревоги и открытием камер. По сюжету прошло минут 15-20, не меньше, а они бухали, кофе пили, в картишки играли под сирену, что ли? Видимо, им очень хотелось, чтобы случайно освободившийся маньяк всё-таки открыл клетки. Ну, что открыл. И вышел фильм. Которому – 1/10.