July 17th, 2012

Парфюмер за работой

Про Фанхио, Коллинза и Гран-при Италии 1956 года



Когда в 1992 году "Формулу-1" начали транспировать на территории СНГ, она тут же обрела невероятную популярность. Тендер был выигран; о наличии других гоночных серий, порой не менее интересных, никто не задумывался. Естественно, в журналах и газетах, особенно спортивных и автомобильных, стало появляться огромное количество статей, публикаций и заметок. Но вот незадача: первоисточников катастрофически не хватало. Интернета у нас на заре 90-х не было (да и на западе он был не то чтобы совершенный и всеобъемлющий), перепечатки из западных журналов порой шли с большой задержкой, а уж количество ошибок и опечаток, возникавших из-за безграмотных переводов, откровенно зашкаливало.

Одной из легенд, выдуманной кем-то кем-то из зарубежных журналистов в 50-е годы и многократно бездумно перепечатанной и за рубежом, и у нас, была легенда о Гран-при Италии 1956 года. Легенда оказалась столь живуча, что и по сей день регулярно всплывает в различных изданиях, причём порой весьма авторитетных. Звучит она следующим образом. По легенде перед Гран-при Италии, последним этапом Чемпионата мира 1956 года на титул претендовали трое - Хуан-Мануэль Фанхио (Ferrari), Стирлинг Мосс (Maserati) и Питер Коллинз (Ferrari). Лидерство почти с начала гонки захватил Мосс - и стал отрываться. А на автомобиле Фанхио в какой-то момент возникли проблемы с рулевой колонкой, он заехал в боксы и печально уже сидел, наблюдая, как Мосс едет к титулу. И тут в боксах остановился его напарник, тоже претендент на чемпионство, Питер Коллинз, который сказал Фанхио: "Садись в мою машину - и выиграй этот титул!" (тогда можно было сменять водителя - очки в случае удачного финиша делились пополам). Фанхио приехал на финиш вторым - и стал чемпионом сезона.

На самом деле никакого героизма Коллинза, который якобы пожертвовал своими шансами ради титула друга, не было и впомине. Это сказка, придуманная журналистами. Дело в том, что перед Гран-при Италии Фанхио был лидером чемпионата с 30 очками, а Мосс занимал лишь третье место с 19-ю. Он математически не мог претендовать на титул - максимум на второе место, которое с 22-мя занимал перед гонкой Коллинз. А вот Коллинз в свою очередь на титул претендовать мог. Если он выигрывал гонку (8 очков) и ставил быстрейший круг (1 очко), то становился чемпионом. Возникает вопрос: зачем же он в такой ситуации уступил машину напарнику?

Ответ довольно сложен. Дело в том, что отношения между титулованным, уже трёхкратным к тому времени чемпионом мира Фанхио и владельцем команды Энцо Феррари были достаточно сложны. По условиям договора Фанхио безоговорочно был первым номером команды, все остальные должны были так или иначе работать на него, что и происходило весь сезон, который у великого пилота, прямо скажем, складывался не столь удачно, как предыдущие, когда никто особо на него не работал. Да и Энцо Феррари с маркетологической точки зрения было выгодно, чтобы титул на его машине выиграл сам Фанхио, а не молодой и совершенно пока не известный широкой публике Коллинз. Поэтому после схода Фанхио Энцо отдал распоряжение третьему гонщику команды, Луиджи Муссо, остановиться и отдать машину Фанхио, чтобы тот мог бороться дальше и обезопасить себя от Коллинза (а не от Мосса!) Но Муссо отказался категорически. Только тогда Феррари пошёл на некрасивый шаг, дав аналогичное указание Коллинзу. Сложно сказать, что думал Коллинз. Финишируй он вторым в одиночку, он бы мог стать хотя бы вице-чемпионом. Тем более неизвестно, что Феррари пообещал Коллинзу. Но так или иначе, тот остановился, пропустил Фанхио за руль, и аргентинец финишировал вторым. А Коллинз получил лишь "бронзу" в чемпионате, пропустив Мосса в вице-чемпионы.

Вот такая командная тактика.


Феррари и Фанхио перед ГП Италии 1956 года.