March 19th, 2012

Женщина в розах

После Гарделя

Там на милонге тонкий тангеро движется в вихре риоплатенсе,
Пальцы на грифе, тирандо, удар, щелчок.
Кружатся дамы и кавалеры, кружатся в ритме септим и терций,
Время незримо течёт, но оно не в счёт.

      Если вам песня кажется длинной, если вам танго кажется грубым,
      Просто примите бромид и ползите к постели.
      Плачет, хохочет Хосе Молина, пламенем пышут медные трубы —
      Лучший тангеро из всех, что когда-либо пели —
            После Гарделя.

Слышишь, креолка, танго Канаро, слышишь, девица, танго Д'Арьенцо,
Знаешь, богиня, ведь это нелёгкий труд.
Замерли даже шлюхи у баров, жмутся к матросам, чтобы согреться,
Ну же, тангера, давай, поднимайся в круг.

      Нечего делать там, за колонной, без промедлений двигайся к цели,
      Может быть, кто-то тебя на арене заметит…
      Хосе Молина кружит Ивонну, ноту за нотой мельница мелет,
      Лучший тангеро из всех, что рождались на свете —
            После Гарделя.

Вскоре дрозду суждено погрузиться
В чёрный восход Медельина.
Вряд ли заменит поющую птицу
Даже тангеро Молина.
Трудно летит жестяная гусыня, точно консервная банка,
Против судьбы даже боги бессильны, льются моторные трели,
Нет, ничего не случилось, красивый, просто закончилось танго
После Гарделя.



Нет ли, кстати, у кого-нибудь возможности и желания организовать студийную запись меня? А то записанное на микрофончик, воткнутый в ноутбук, уже зашкаливает за все возможные пределы. Платить за студию я не хочу, потому что нет смысла - могу и перетерпеть, не этим (к сожалению) живу. Но если прячется где-нибудь птица-халява, было бы очень приятно её поймать. Может, снова начал бы песни писать чуть чаще, чем раз в три месяца.