February 21st, 2012

Парфюмер выливает духи

Сон

Ужасно скучно читать френдленту и топы - одна политика. Но на меня это дело тоже повлияло, и приснился мне сон.

Во сне ко мне явилась Кристина Потупчик и предложила поддержать В.В.Путина рекламой в блоге. Высказать, мол, я - не россиянин, но живу в этой стране, радею за права эмигрантов (а я за них, кстати, и в самом деле радею, потому что даже будучи белорусом сталкиваюсь с идиотизмом миграционного законодательства, усложняющего нормальным людям жизнь), и потом должен поддержать В.В., так как он однозначно будет всё упрощать и улучшать.

Причём платить Кристина мне решила не деньгами, а тиражами. Во сне она мне обещала 50 000-ный тираж "Сада Иеронима Босха", рекламу и выкладку на "кубики" во всех магазинах. Перед таким я устоять не мог (деньгами меня взять сложнее), и согласился. И мы пошли в "Шоколадницу" у "Чеховской", чтобы обсудить детали. Я предложил свою программу, по которой очень как-то хитроумно (не помню уж, как) придумал пиар В.В., чтобы никто не догадался, что это пиар, зато все как один пошли и проголосовали за. Она согласилась.

Последнее помню - новую обложку "Сада" и тиражи, завозимые в магазины. Кто издал, кажется, не фигурировало. А вот написал я в итоге рекламный пост или нет - не знаю, так как я благоразумно проснулся до того. Естественно, "оплату"-то вперёд потребовал.

Позитивный сон, в общем. Тиражи получил, а в политике не засветился. Как бы так в реале.
Парфюмер выливает духи

Про белорусский язык, три года спустя

Как же мне это надоело. Специально для очень, очень злопамятных.

Да, я много лет назад написал глупую статью про белорусскую литературу. Да, это не статья, а хуйня. Я был неправ, и давно в собственной неправоте уверился.

Нет, я не считаю белорусский язык диалектом русского и никогда не считал, кстати. Я знаю, что это самостоятельный язык, формировавшийся параллельно и примерно в одно время с русским и украинским.

Нет, я всё равно не люблю Якуба Коласа и Ивана Шамякина, и никогда не полюблю. Ещё я не люблю Джозефа Кутзее, Роджера Желязны и Михаила Пришвина. Это не значит, что они плохие писатели. Это значит лишь то, что лично я предпочитаю им других авторов.

Да, в белорусской литературе есть великие имена, и некоторые из этих имён я буду помнить всегда. И да, я по-прежнему очень люблю Короткевича, потому что он прекрасен.

Я не уверен, что в белорусской литературе появятся новые великие имена. Но связано это с общемировыми тенденциями. Я полагаю, с великими именами сейчас будет очень туго в любой литературе.

Нет, я не буду писать на белорусском языке, но не по причине предвзятого к нему отношения, а потому что я являюсь носителем русского языка. Хорошо писать на определённом языке может только его носитель. Исключения можно посчитать по пальцам одной руки - Набоков, Беккет, Макин...гм, больше сходу не вспомню. Но я не тот, не другой и не третий.

Спасибо за внимание.