December 26th, 2011

Парфюмер за работой

62. Аэропоезд Жана Бертена

27 сентября 1981 года из Парижа в Лион отправился первый скоростной поезд TGV. За всю историю скоростных французских железнодорожных линий на специально построенных линиях LGV произошло всего три мелких инцидента, в которых никто серьёзно не пострадал (последний инцидент был в 2000, когда поезд сошёл с рельсов на 250 км/ч – и всё было о'кей). Правда, когда TGV находились на обычных путях общего пользования, была пара аварий посерьёзнее, но и в них за всю историю погибло всего 4 человека (из них двое – в 1983 году от бомбы, заложенной Карлосом Шакалом и ещё двое в 1988 году из-за аварии на переезде). И всё. Это очень, очень безопасные поезда.
Но первую свою жертву TGV «съел гораздо раньше». В сентябре 1975 года было официально объявлено, что проект выигрывает тендер на строительство скоростных железнодорожных линий во Франции, его создатели получили грант и с 1976 года приступили к строительству первой линии. А в декабре того же, 1975 года, разорвалось сердце Жана Бертена. Ему было всего 58 лет.



Он был талантливым инженером. Работал в известной своими аэрокосмическими разработками компании Snecma, а с 1955 года самостоятельно занимался разработкой скоростных катеров, приводящихся в движение пропеллером, то есть аэроглиссеров. А в начале 1960-х, когда правительство Франции объявило конкурсную разработку скоростных железнодорожных путей – в ответ на японский «Синкансэн», Бертен подумал, что принцип аэроглиссера не так и трудно перенести на железную дорогу. Тем более, такие эксперименты уже ставились – аэровагон Абаковского, «Рельсовый Цеппелин» Крюкенберга, подвесная дорога Бенни. Все те проекты закончились неудачами, но Бертен верил в себя.
И он построил Aérotrain.



Collapse )

Полный список предыдущих историй серии можно посмотреть в оглавлении моего Живого Журнала.

Парфюмер за работой

свободу-анжеле-дэвис

Песенка. Понимайте как знаете :)

По первым крикам в сети – выходи на площадь,
Смотри, со всей столицы стёкся народ,
С упрёком смотрит маршал, смеётся лошадь,
Но ты кричи, широко раскрывая рот.

Как флаги над головами эффектно реют,
Как всё искрится от разноцветных лент:
Мы бьёмся за свободную Эритрею,
Мы бьёмся за свободный Сомалиленд.

        Смотри, выходит лидер, он в тёмной куртке,
        Лица его, если честно, не разглядеть,
        Пока народ повально не сдох от скуки,
        Он скажет всем: спасибо, мол, что вы здесь.

        Он скажет всем: спасибо, что вас так много,
        Красивый, сильный, умный не по годам –
        Мы боремся за свободную ДР Конго,
        Мы бьёмся за свободный Южный Судан.

Мы смотрим на них, на их фальшивые мины
(Фрондисты смотрели так на Луи Конде) –
Своею рукой выбирая Иди Амина,
Который берёт Бокассу себе в тандем.

И шепчутся тихо ослепшие ротозеи,
И нервно глядят в «Айпады», ногти грызя.
И маршальский конь украшает кирпич музея
Тенью, похожей на страуса на сносях.