November 28th, 2011

Парфюмер за работой

Прочитано (без "просмотрено" на этот раз), выпуск 124

Я на некоторое время пропал, но это было обусловлено тем, что я один большой-пребольшой текст на 10 авторских листов писал. Написал. Можно вздохнуть полной грудью. И ещё я ни одного фильма за этот промежуток не посмотрел. Времени на кино нет, схожу с ума. Даже "Тинтина" проморгал. Зато песню вот вчера написал, и то приятно.

ПРОЧИТАНО

Эндрю Круми. Мистер Ми. Прекрасная книга. Удивительная, местами странная, псевдоисторическая, с элементами философии и биографии Жана-Жака Руссо. В романе три линии. Первая происходит в XVIII веке: двум переписчикам попадает в руки энциклопедия некоего Розье, созданная в противовес обычной философии того времени и в пику д'Аламберу лично. Вторая - жизнь 86-летнего книжного червя, который в наше время занимается исследованием биографии этих двоих и параллельно открывает для себя мир Интернета. И линия преподавателя, который случайно сталкивается с теми же историческими персонажами. Изящно, странно, витиевато, густо переплетено с Руссо и д'Аламбером, написано математиком и лириком в одном лице. 8/10.
Роберт Силверберг. Железная звезда. Я продолжаю читать - один за другим - сборники рассказов классиков американской фантастики. Конечно, снова хочется воздать должное переводчикам и составителям 80-х, они и в самом деле отбирали лучшее. Пожалуй, если говорить о Силверберге, у него невероятно ровные рассказы. Все, так сказать, на крепкую 6-7 по десятибалльной шкале, не больше и не меньше. В отличие от Шекли у него нет выдающихся шедевров и - точно так же - нет громких провалов. Рассказы предсказуемые, иногда более интересные, иногда - менее, достаточно спокойные, не такие жестокие, как у Матесона, не такие грустные, как часто бывали у Гаррисона, не такие изящные, как у Саймака - просто ровные, аккуратные НФ-рассказы, которые приятно читать и - легко забыть. 6/10.
Zотов. Демон плюс. Пожалуй, самая злая, категорически запрещённая к прочтению снобами, но при этом самая неровная и безликая книга Zотова. Понятно, что он нарушает законы жанра, переворачивая всё вверх ногами: расследующие преступление детективы в результате оказываются совершенно ни при чём, всё решается само собой, и это неинтересно. Кажется, что концовку можно было не делать вообще, просто в самом начале написав, кто, кого, когда и где убил. Хотя надо отдать должное - такого своеобразного взгляда на иудейские события я ещё не встречал. 4/10.
Zотов. Ад & Рай. Четвёртая и последняя книга о приключениях Калашникова и Малинина гораздо лучше третьей. Скажем так, на уровне второй. Весело, бурно, как всегда; действие на этот раз происходит не в аду и не в раю, а в основном на земле. И - надо отметить! - Zотов наконец-то написал в этой серии откровенный боевик с великолепно в случае чего экранизируемыми боевыми сценами (конечно, связанными с ангелом возмездия Раэль) и некоторым количеством секса (что тоже хорошо экранизируется). Правда, сильно портит вторичная и уже заезжанная шутка, что "мы все, кажется, персонажи какого-то триллера". В целом я от этого сериала устал, хорошо, что он закончился. 6/10.
Харлан Кобен. Невиновен. Всё! Ура! Кобен "добит". Когда мне нравится автор, я его традиционно читаю от начала до конца, и Кобен был "долгостроем". Приятно, что завершил я на хорошей ноте: "Невиновен" - очень острый, динамичный, эффектный роман в лучших традициях автора. Как всегда, герой попадает в витиеватую передрягу, выпутывается из неё с блеском, сто раз меняет направление движения, сто раз путает читателя, и оказывается победителем. Читать можно, зачёт. 7/10.
Мишель Турнье. Пятница, или Тихоокеанский лимб. Нет. Простите, но нет. Это хуже "Лесного царя" и уже тем более "Каспара, Мельхиора и Бальтазара". Потому что я не вижу смысла в пересказывании классического сюжета Дефо, снабжённого собственными философско-сюрреалистическими размышлениями и обилием совокуплений и спермоизлияний то в дерево, то в скальную щель, то в песок на пляже. Я поннимаю, что Турнье очень любит "Робинзона", и впоследствии он написал ещё одну книгу-пересказ "Пятница, или Дикая жизнь". Но...гм. Пусть Робинзон остаётся героем Дефо. 2/10.
Дмитрий Колодан, Карина Шаинян. Жизнь чудовищ. Волнообразный сборник. Причём то вниз, то вверх. Вверх - когда Колодан, вниз - когда Шаинян. Они очень разные, и вопрос лишь в том, кто из них - твой писатель. Колодан - мой. Шаинян - нет. Вещи Колодана - лёгкие, воздушные, представляющие из себя одну завязку (причём нет даже кульминации, завязкой они и заканчиваются, почти все до единой), и настолько срисованный с Блэйлока, что напиши там "Блэйлок" в качестве автора, ничего не останется, кроме как поверить: да, это Блэйлок. Вещи Шаинян - тяжёлые, мрачные, почти бессюжетные, какие-то вымученные, что ли, и из всего выделяется только "Жираф в шарфе", прекрасный донельзя и совершенно "нешаиняновский", совершенно другой. Суммарно сборник читается хорошо - именно на контрасте. Хотя читая Карину, хочется быстрее добраться уже до Димы. 7/10.
Кнут Гамсун. Пан. Чего-то я не понимаю. Многие классические произведения мне не нравятся, но я отдаю себе отчёт в том, что взгляд мой субъективен, а объективно то или иное произведение несёт определённую нагрузку, миссию, имеет смысл и стоит нобелевской или букеровской премии. Но я читаю уже второй роман Гамсуна, и если первый («Виктория») был простенькой и довольно банальной историей о любви, то «Пан» - это просто какая-то…гм…гадость. Может, перевод плох? Не знаю. Уродливая история, линейно-простая, местами мерзкая и нелогичная, и логика поведения героя…это не логика. Нет, простите. Не моё. 1/10.