May 31st, 2011

Парфюмер за работой

Прочитано и просмотрено, выпуск 111

ПРОЧИТАНО

Салман Рушди. Земля под её ногами. Это прекрасно. Это настолько прекрасно, что слов нет, всё теряется в слоях и смыслах, и остаются только эмоции. Где-то там, в глубине этого романа живут женщина и мужчина, которого она любит, и она дарит себя тысяче других мужчин, и она уезжает от него и возвращается к нему, потому что он не более чем заноза, но и не менее чем заноза в её сердце, и земля под её ногами. Невероятно сложная, многослойная, страшная и прекрасная книга, в которой фотографы знают, что они подобны снайперам, только снайперы много милосерднее; в которой нет слов любви, но есть любовь, не нуждающаяся в словах; в которой есть мир, коего не может быть, потому что это неправильный мир, потому что неправильно всё, но всё именно так, и Вина Апсара вечно будет уходить вниз от своего Фотографа к своему опустившемуся богу. 10/10.
Салман Рушди. Клоун Шалимар. Как ни странно, изначально роман мне показался проходным – если сравнивать его со многими другими романами Рушди. Мрачная история Кашмира, пакистанских террористов, переплетение судеб танцовщицы из дальней деревни, её мужа, американского посла и его дочери – всё это выглядело политизированным детективом, и только Стальной Мулла и его железные внутренности говорили о том, что без магии не обошлось. А потом, всего за 15 страниц до конца, клоун Шалимар вдруг сделал то, ради чего жил всю эту книгу, и женщина, которую он должен убить, натянула тетиву лука. 9/10.
Владимир Короткевич. Колосья под серпом твоим. Великолепная, прекрасная, блестящая вещь. Шедевр. Как я раньше не читал этот роман – и сам не знаю. Очень доволен, что прочёл. Это написанная блестящим, живым, настоящим языком предыстория белорусского восстания 1863 года – и мне безумно нравится, что Короткевич не просто великолепно подаёт историю, докапывается до самых тонких её моментов, играет эмоциями, детально выписывает характеры – но при этом не принимает ничью сторону. Читая роман, не «болеешь» за крестьян или интеллигенцию, а осмысливаешь всю политическую ситуацию в Российской империи в целом. Короткевич показывает читателю картины и предоставляет возможность самостоятельно принять сторону и осмыслить происходящее. Мужчины в этом романе смелы и горды, а женщины прекрасны, реки полноводны, а луга зелены. И нет тому края. 10/10.
Михаил Елизаров. Госпиталь. Гм. На любителя, конечно. Есть рассказы получше, есть похуже. Немного раздражает чрезмерное обилие мата. В малой форме всё время кажется, что Елизаров не знал, чем закончить – большинство рассказов выглядят оборванными, без концовки, без смысла, морали, вывода, просто как злобные, жестокие, беспринципные зарисовки из неприятной, гадостной жизни. Местами думаешь: да, Елизаров прав. Местами думаешь: зачем же так гадко? Зачем тут инцест подан как счастье? Зачем здесь столько педерастии, злобы, кала – намного больше, чем в моём «Саде», да простит меня читатель. В принципе, прочёл не зря. Но не запомнилось тольком ничего. Елизаров хорош, но не моё. 4/10.
Михаил Елизаров. Кубики. Если сборник «Госпиталь» противен, но всё-таки имеет право быть, то «Кубики» - чудовищно однообразная гадость. Даже непонятно, как автор великолепного «Библиотекаря» (!) мог написать такое. Большая часть рассказов стилизована под милицейские донесения и протоколы допросов и повествует о групповых изнасилованиях с убийствами, извращениями и преступлениями на бытовой почве и из-за пьянства. Читать противно, сюжеты слабые, смысл гадок. 1/10.
Мигель Анхель Астуриас. Сеньор Президент. Классический роман гватемальского писателя, лауреата Нобелевской премии 1967 года. Странный, рваный, в духе постмодернизма, написанный витиевато-простецким языком, попахивающий латиноамериканским магическим реализмом. Абстрактная центральноамериканская страна (читай: Гватемала), её Конституционный Президент (читай: Хорхе Убико), жестокая военная диктатура, подлоги и поджоги, пустота и невозможность выхода из этого замкнутого круга. Не то чтобы мне не понравилось, но как-то это…устарело, что ли, потеряло актуальность. Политические вещи вообще быстро стареют. Надо почитать ещё Астуриаса. 5/10.

ПРОСМОТРЕНО

Шина (Rubber, Франция-Ангола, 2010). Предположим, Луис Бунюэль внезапно воскрес. И решил снять продолжение «Андалузского пса». Но, к сожалению, реалии XXI века потребовали у него снять фильм по-голливудски, обязательно с сюжетом и в условиях американского запада – с шерифами, девушками в ковбойских сапогах и маленькими городками. Бунюэль подумал и снял «Шину». В начале фильма полицейская машина аккуратно ломает расставленные на дороге стулья, из багажника вылазит шериф со стаканом воды, выливает воду, возвращается в багажник, человек в галстуке раздаёт толпе народа бинокли, а из песка появляется шина, обладающая телепатическим способностями. Если вы любите сюр и арт-хаус, тогда мы идём к вам. Оценки не будет, потому что это слишком странное кино, чтобы оценивать его по привычным канонам.
Сумасшедшая езда (Drive Angry, США, 2011). Невшибенная дрянь, как и вообще 95% фильмов с участием Кейджа. Помните «Призрачного гонщика»? Так это то же самое, только тупее, ещё нереальнее и вообще кошмар. В столкновениях машин вообще отсутствует понятие физики, Кейдж, выбравшийся из ада на машинке, чтобы отомстить – это бредятина, да и в целом фильм крайне, будем честны, скучен. Посмотрел в три приёма, в один бы заснул. 1/10.
Утомленные солнцем 2: Цитадель (Россия-Германия-Франция, 2011). В принципе, мы уже после первой части второй части (о боже!) «Утомлённых солнцем» поняли, что Михалков сошёл с ума. Сцена со срущим с бомбардировщика немцем и попаданием из ракетницы в его зад навсегда осталась в моей памяти. На этом фоне «Цитадель» вначале казалась глуповатой, но откровенного абсурда, как в первой части, вроде как не было. И я смотрел, местами посмеивался, местами скучал – вплоть до развязки. Когда она случилась, я начал ржать и ржал в голос около пяти минут, даже остановил запись, потому что меня колотило. Спойлер-не-спойлер, но когда снайпер стреляет в пулемётчика, тот опрокидывает керосинку, загорается проводка, я ждал чего угодно – пожара, локального маленького взрыва, который отвлечёт немцев от расстрела русских. Но я не ждал того, что огромная неприступная немецкая крепость от загоревшейся проводки вся (бляяяя, вся!!!!!) взлетит на воздух, будто под ней заложено сто тыщ ядерных фугасов. После этого я даже не удивился, когда Михалков наступил на мину, она взорвалась, а он пошёл дальше. Это же Михалков, он блаженный. 1/10.