?

Log in

No account? Create an account

Парфюмерная мастерская.

Я делаю добро из зла, потому что его больше не из чего сделать.

Previous Entry Share Next Entry
3. Трон для Дьёрдя Дожи
Парфюмер за работой
nostradamvs
Ну-с, посмотрим, что ещё интересненького припасла для нас мировая история. И обратимся на этот раз к Венгрии. Потому что история Дожи – это уникальная история, когда монарх собственными руками и за собственные деньги снаряжает восстание против себя же. Но не будем торопиться.

В начале XVI века у Венгрии были такие политические проблемы, перед которыми любой международный терроризм кажется детской игрушкой. В частности, на Венгрию серьёзно наезжали турки. Османскую империю постоянно тянуло в Европу – за новыми территориями и, конечно, за обращением неверных. Туже всего приходилось Венгрии, которая с Османской империей непосредственно граничила. Последним более или менее успешным венгерским королём был Матвей I Корвин (Матьяш Хуньяди, Hunyadi Mátyás). Он вполне успешно сражался с турками, крупно громил гуситов, отвоевал ряд земель на территории Словакии, Чехии и Австрии. Но в 1490 году Матвей Корвин благополучно почил в бозе. Прямых наследников он не оставил (внебрачный сын Янош Корвин «выборы» проиграл, потому что рождён был от какой-то служанки), и его сменил Уласло (Владислав) II, по совместительству король Польши и наиболее близкий по крови к Матвею человек. Если при Матвее функционировал парламент, а феодалы не имели большой власти, то Уласло тут же объявил монархию абсолютной, увеличил подати и налоги в 5 раз и увешал «преступниками» деревья по всем венгерским дорогам.
Основной работой Уласло была работа на польском троне, а Венгрия под его началом стала постепенно скатываться в пропасть. И докатилась. Вот портрет нашего Уласло.



Нехорошие дела подкрались вовсе не незаметно, потому что османы вовсю трясли венгерские границы. Действовали они хитро: набегали крупными отрядами на небольшие деревеньки, грабили, детей в рабство на галеры уводили. Гребцы, кстати, у турок жили долго и хорошо, потому что было выгодного кормить раба, чтобы он прослужил 20 лет, чем не кормить, чтобы он прослужил 3 года. Но в рабство, конечно, никому не хотелось.
А в 1512 на турецкий престол взошёл Селим Грозный, человек воинственный и серьёзный, не то что его папа Баязид. Селим против папы ещё при правлении того пытался поднять восстание (но потерпел крах), а потом, уже после отречения того от престола в его пользу, на всякий пожарный отравил папу. Так что Селима бояться стали сразу. Всё правление Селима (8 лет, недолго) было одной сплошной войной. В основном, он ходил на восток, но и западными направлениями не гнушался.



От Селима серьёзно страдали Хорватия, Сербия, Венгрия, и тогдашний Папа Римский Лев X решил возродить практику крестовых походов дабы наказать непокорных турок. 9 апреля 1514 года Папа выдал буллу о Крестовом походе против турок.
И тут обнаружилось, что с войсками в Венгрии никак. Венгерского ополчения едва хватало, чтобы отбивать обострившиеся атаки турок, но уж никак не на то, чтобы идти в атаку. И Папа Лев X принял совместно с Уласло II оригинальное решение. Было решено снарядить крестьянскую армию. Не просто ходить по деревням и собирать добровольцев, а обеспечить насильный призыв земледельцев, бедноты, студенчества, нищебродов всяких, монахов, бедных ремесленников – короче, всякого сброда. А сброда в Венгрии было ох как много – и армию собрали. Во главе подразделений этого горе-войска поставили мелких дворян, которые кое-как проводили муштру и тренировки.
Но было понятно, что как на Папу, так и на Уласло беднякам и крестьянам плевать с высокой колокольни. И идти ни на каких турок они совершенно не хотят. И если бедных дворян они кое-как слушаются, то король в качестве генерального идеолога армии совершенно не годится.
Тогда был подобран специально обученный человек по имени Дьёрдь Дожа (György Dózsa, 1475-1514). Происходил он из обедневшего дворянского рода, был более или менее учён и знаком с военным делом, а в среде всякого сброда считался «своим». Более того, его знали, как одного из особо отметившихся во время предыдущих войн с турками. Доже посулили много конфет и бубликов и поставили во главе 40-тысячного войска. Вот так выглядел Дожа:



Сначала Дожа совершенно честно собирался бить турок. Но тут случилась лажа. Причём большая.
Испугалось крупное дворянство – вплоть до королевского двора. Шутка ли – 40-тысячная организованная (пусть и вооружённая вилами и топорами) крестьянская армия. Уласло испугался – и отдал приказ распустить ополчение. Но было уже поздно.
Дожа посмотрел в сторону турок (которых крестьяне люто ненавидели – мало у кого не украли или не убили сына, брата, дочь, отца во время набегов), а потом – в сторону Буды. И пришёл к выводу, что сомнительной радости биения турок он предпочёл бы венгерский престол под собственным ягодицами. И пошёл вглубь страны.
Ни запоздалые указы о нападении на турок, ни какие-либо переговоры не возымели успеха. Дожа шёл к престолу, параллельно продолжая набирать ополчение из всех окрестных деревень. Под знамёна антифеодальной войны Дожи крестьяне и беднота шла с удовольствием – восстание, ура! Крестьянская армия постепенно, почти не встречая сопротивления, брала крепость за крепостью – Надьлак, Арад, Вилагош, Шоймош, Липа, Бихар, Бач, Бодрог. Королевские войска, и так ослабленные турками, были совершенно не готовы к такому повороту событий – и на первых порах у Дожи всё шло просто как по маслу.

Только Дожа был всё-таки средним полководцем. Под его началом было 33 000 человек (ещё 10 000 были под началом одного из его сподвижников аббата Лёринца Месароша, остальные были разделены на мелкие группы), и Дожа решился на окончательную битву. То есть не то чтобы окончательную – но на очень крупную осаду. Ещё до того Дожа объявил республику, низвержение феодалов, всё найденное и отвоёванное оружие раздал крестьянам, в общем, ощущал себя королём по полной мере.
На помощь осаждённому Темешвару уже шла подмога. Войска феодалов возглавил трансильванский воевода Янош Заполья (Szapolyai János). Вот он:



Битва произошла под стенами Темешвара. Войска Заполья были собраны по всей Венгрии, это были отборные солдаты королевской армии, профессионально обученные и хорошо вооружённые. Их было 25 000, но этого вполне хватало против голодранцев Дожи. К 15 июля 1514 года, когда произошла битва, вторая часть войска Дожи – под началом Месароша – уже была разгромлена под Коложваром (Лёренц сам пошёл в атаку на Коложвар, вдохновлённый прежними успехами – и не учёл силы гарнизона крепости; самого Месароша сожгли на костре).
15 июля 1514 года крестьянская армия Дожи была наголову разгромлена войсками Заполья. Дожа попал в плен.

Смерть Дожи.

Может, и не была бы столь легендарна крестьянская война 1514 года, если бы не шоу, которое решили устроить из казни Дьёрдя Дожи, неудачливого повстанца.
Его казнили там же, в Темешваре, на центральной площади, 20 июля.
Специально для Дожи был изготовлен железный трон. В спинке, сидении, подлокотниках и основании, касающемся ног, были организованы полости для углей. Внутри трона можно было поддерживать огонь длительное время, как на сковороде. На этот трон и посадили измученного Дожу, точнее, приковали железными поручами и поножами. В одну руку ему вставили железный скипетр (с углями внутри, естественно), в другую – что-то вроде державы (тоже раскалённой). На голову Доже надели стальную корону с разожжённым в ней огнём.



Все ближайшие приспешники Дожи были пригнаны на ту же площадь. Под раскалёнными стальными батогами, которыми их активно били ходящие кругами палачи, они подходили к ещё живому, но уже порядком поджаренному Доже и выгрызали из него куски мяса. Играла музыка, им кричали – «Пляшите!» - они плясали. После каждого поворота они должны были подбегать к трону и откусывать от Дожи кусок. Им обещали жизнь – если они съедят своего вождя целиком. И они ели, потому что чего не сделаешь ради жизни. Их обманули, конечно.



Дожа молчал – и не терял сознания. Единственное слово, которое он сказал за всё время, было восклицание «Собаки!» - когда его только посадили на раскалённый трон.

Эпилог.

Во время крестьянской войны погибло от 50 до 60 тысяч крестьян. К осени все очаги восстания были добиты, а королевский пронотарий (юрист) Иштван Вербёци составил так называемый Трипартитум – новый свод права Венгерского королевства. В соответствии с Трипартитумом крестьяне навсегда приписывались к земле, лишались права выкупа из крепостной зависимости, оброки и сборы повышались, а в стране официально вводилось деление на сословия. И так не самое радостное, положение крестьянства по Трипартитуму стало ещё более плачевным. Страна, ослабленная и потёртая многочисленными войнами, пришла к окончательному упадку.
29 августа 1526 года в битве при Мохаче турецкая армия под командованием султана Сулеймана Великолепного наголову разбила объединённое войско Венгрии, Чехии и Хорватии. Турецкая армия в 4 раза превосходила все силы христиан. Венгрия была окончательно опустошена, в рабство попали десятки тысяч венгров. Венгерский король Лайош II погиб в битве. Территория Венгрии стала не более чем ареной для дальнейших войн Османской империи и Австрии. Новым королём Венгрии был назван тот самый Янош Заполья – но он стал первым венгерским королём, который признал над собой власть султана.
Свободная Венгрия прекратила своё существование.



Полный список историй можно посмотреть в оглавлении моего Живого Журнала.


  • 1
М-да, умели люди развлекаться.

Чудовищно!
Это я о казни.
Впечатлило.

От этих трансильванцев всего ожидать можно.

Жесточайше. Но дядька был не шибко умный - попереть против монархии в то время, чтобы самому стать королём. Вот нашёл бы какого знатного отпрыска на трон, заручился поддержкой пары соседних стран и всё бы у него получилось.

Глупости говоришь. Там было дело 3-4 месяцев. Даже если бы он не пошёл на трон сам, трон первым бы на него напал, потому что его очень сильно боялись.

Знатных отпрысков там быть не могло - это же Венгрия. Там короли были чаще всего выборные, а не наследственные. А "пара соседних стран" была под властью того же самого Уласло.

Ой, ну сомневаюсь я, что не быо в 15 веке в Европе желающих нагадить Ягеллонам. Да и той же Австрии наверняка выгодно было иметь хорошо защищённую от осман восточную границу.

А знатного отпрыска за неимением можно было придумать. Вот Лжедмитрий вообще дважды прокатил.

В этом-то и фишка. Австрия "держала" Венгрию как буфер между собой и османами. Австрии было пофиг, кто там у власти - Хуньяди, Ягеллон или выскочка Дожа. Более того, Австрии было гораздо выгоднее держать при себе понятного, предсказуемого и союзного Ягеллона, чем какого-то непонятного Дожу, который ещё неизвестно, на кого дальше войной пойдёт - уж не на саму ли Австрию?..

Фишка в том, что в Венгрии и в самом деле права наследования не играли такой роли, как в России или там в Великобритании. Было несколько прецедентов, когда вместо законного наследника по мужской линии их парламент (или сейм, точнее) выбирал в короли человека, не имеющего отношения к фамилии, но зато сведущего в государственных делах. Если бы Дожа добрался до трона, у него было больше шансов удержать его, чем даже у прямого наследника Корвина - если бы тот был менее сведущ в политике и войне. Выборные короли - это дело редкое, но вот именно в Венгрии такое практиковалось.

Ну тогда пошёл бы побил осман и благодарный сейм выбрал бы его королём.

Это уже более логичный вариант. Проблема была в том, что Уласло отдал приказ НЕ бить осман, когда армия была уже собрана. Именно эта ошибка Уласло, скорее всего, привела ко всем этим событиям. Если бы Уласло с самого начала шёл по намеченной канве и использовал крестьянское ополчение против турок, всё бы было хорошо.

Скорее всего, на Уласло очень сильно надавили дворяне. Они реально боялись крестьянской армии - и доигрались с ней.

Казнь, конечно, умопомрачительная. Как пердставишь, аж выворачивает.

Вот выдумщики! Казнь действительно впечатлила...

Ну вот умели же раньше с оппозицией обращаться! :) не то что нынешние..

О! Здравый комментарий!

(Deleted comment)
Это не человеческая жестокость, а дань нравам и временам. В Риме распятия были совершенно обыденной казнью, ничего себе особенного. Я прощаю эпохам их ошибки.

дракула, по сравнению с их королями, - просто лапочка

Генрих Восьмой отдыхает

большевиков у них не было

По вольной ассоциации вспомнилось убийство начальника питерской охранки полковника Карпова, которого Петров взорвал за счет охранки же.

  • 1