May 22nd, 2010

Парфюмера ведут

Прочитано и просмотрено, выпуск 88

ПРОСМОТРЕНО

Спуск 2 (The Descent: Part 2, Великобритания, 2009). О ужас-ужас. Правда, по сравнению с «Замёрзшими» это ещё почти что шедевр: по крайней мере я начал кричать «идиоты!» не сразу, а где-то с 20-й минуты фильма. Просто под Америкой в пещерах живут нормальные такие дикие грязные слепые людоеды (и под Англией тоже, судя по том, что фильм английский), и четырёх девушек угораздило увлечься спелеологией и туда пойти. Их ужрали. На спасение к ним отправился местный шериф с командой горе-спасателей. Всех тоже ужрали. Некоторые вещи потрясли. Например, шериф 10 раз говорит, что берёт с собой пистолет – и это ружьё так и не выстрелило, то есть он его даже не достал. Сцена отбивания руки ледорубом – тоже да-а-а, мясо. И ещё – почему обе выжившие из первой экспедиции девушки, трясущиеся от страха и окровавленные, ведут себя весь фильм как профессиональные Рэмбо, хладнокровно моча вампиров направо и налево и спасая своих же спасателей? Короче, типичный тупняк. 1/10.
Иоанна: женщина на Папском престоле (Die Päpstin, Германия-Великобритания-Италия-Испания, 2009). Добротный псевдоисторический фильм по добротному псевдоисторическому роману Донны Вулфолк Кросс. Почему псевдо? Потому что про Иоанну неизвестно ни-че-го. Вообще. Ни одного документа, ни одного доказательства, одни байки. Сценарист собрал байки воедино и сделал вполне достоверную картину жизни Иоанны и её пути от нищеты к престолу. Христианство раннее, конечно, ужасно. Особенно сцены, когда её священник-отец запрещает женщинам учиться, отказывается помогать жене при родах и вообще ведёт себя как фанатичный дурак. Есть в фильме и глупейшие моменты – сражение в храме, в котором выживает, причём фантастическим образом, только Иоанна. И погоня её любовника-телохранителя за мелкими оскорбителями, которые его же и режут к чёртовой матери. И вообще, появление её на публике на 5-м месяце беременности. Но в целом смотреть интересно, даже верится. И кончается красиво.8/10.
М (M, Германия, 1931). Один из самых знаменитых, наряду с «Гражданином Кейном» и «Уродцами», довоенный кинофильм. Известен он, в частности, тем, что это один из первых (если не первый) в истории фильмов про маньяка-убийцу. Наивность, конечно, детская. Маньяк (типично безумный, лупоглазый и дёрганый) кормит девочек конфетками, насилует (это нигде не говорится, но из атмосферы фильма понятно) и убивает. Полиция устраивает облавы – без толку. Главари мафии решают сами поймать негодяя, потому что из-за облав у них неприятностей – полные штаны. Ловят довольно по-дурацки, судят, но недосуживают, а в конце полиция его у них отбирает. Ну… На уровне 1930-х это было нормально, в какой-то мере шокирующе, и заслуживало культа. Сегодня это не более чем история кинематографа (в отличие от того же «Кейна», который и сегодня смотрится как на духу). В «М» по принятой тогда методике ускорены кадры, что хорошо смотрелось бы в комедии с Чаплиным, а вот в мрачном маньячном фильме выглядит глупо. В целом даже с учётом скидки на годы – 4/10.
Пикок (Peacock, США, 2010). Скажите, как вы относитесь к трансвеститам? Я к ним не отношусь. Жил-был мальчик, и была у него злая сумасшедшая мама, которая над ним чудовищно измывалась. Под водой топила, орала, вела себя как домашний тиран – и воспитала затурканного психа. Привела к нему (когда ему уже так хорошо за 30 было) местную продажную девку, чтобы он её оплодотворил – внуков хотелось. И увела её, а он про это и забыл благополучно. И вот когда ему было лет эдак 35, она померла. Тут и начинается кино. Мальчик живёт по часам. Полдня он – мужчина, на работу ходит. Полдня – переодевается в женщину и живёт как женщина. Все думают, что это два разных человека, причём она – его жена. Кончается всё как бы хорошо, он/она оказывается добрым и хорошим, сидит у окна в женском платье и смотрит на чужих деток. Короче, женщина в нём побеждает. Она и поумнее будет, чем его мужская ипостась. В целом – нудятина. 4/10.
Робин Гуд (Robin Hood, США-Великобритания, 2010). Начинаешь смотреть этот фильм – и он нравится. Потому что пахнет добротным историческим кино, более или менее реалистичной историей легендарного разбойника. Причём ввиду расчёта на аудиторию различного возраста реальной крови мало, хотя убийств полным-полно, и антисанитария, и бессмысленность Крестовых походов, и смерть Ричарда в 1199 году… И так – примерно первую половину фильма. А затем американцы не выдерживают и начинают лить сказку: вот тут зритель должен растрогаться, вот тут – рассмеяться, вот тут – умилиться, и это так чётко прописано, что становится скучно. Историческая достоверность рушится в тартарары начиная с момента, где Иоанн Безземельный кувыркается с Изабеллой. В фильме ей лет 18-20, в реальной истории ей было 11 лет, и она предназначалась ему в жёны из политических соображений, а не по любви, как это показано в кино. В целом – красивый фильмец на один раз, воображения не поразил. Хотя Кроу и Бланшетт прекрасны. 5/10.

ПРОЧИТАНО

Брейн Даун. Код Онегина. Дмитрий Быков он и есть Дмитрий Быков. Довольно смешно, довольно остроумно, читать интересно. По стилю – то же самое, что его «Правда», то есть тем, кому авантюрный роман о Ленине не понравился, конспиративный роман о Пушкине тоже читать не следует. Сам себя Быков прописал в романе аж трижды – в образе Большого Писателя и ещё в паре мест в других ролях. Откровенно прикалывался. Вообще, весь роман – это псевдоисторический прикол, завязанный на том, что Пушкин – потомок негров, владеющий их тайными знаниями и способный предсказывать будущее. Честно говоря, на один зуб роман, не смотря на большой объём. Мастер захотел прикольнуться, мастер прикольнулся. 4/10.
Дмитрий Глуховский. Метро 2034. В общем, я слышал об этой книге немало плохого. Первую ещё кое-как признают (если не хвалят), но эту ругают все поголовно. Ну, что сказать. Основной и наиглавнейший её недостаток – «проектность», то есть «2034» есть чистейший клон «2033». Первая книга обладала одним неоспоримым достоинством – оригинальной, свежей идеей, хорошо поданной и интересной, причём в первую очередь москвичам (ибо 70% книжного рынка РФ – это Москва). Вторая книга – это ровно то же самое, что и первая. Просто проект. А когда идея не нова, а мир ограничен, ничего достойного выйти и не может. Вопрос в другом. Ведь «2034» изначально писалось как бестселлер, изначально тиражи планировались за 500 000 экземпляров – почему, ну почему нельзя было нанять нормального литредактора??? Глуховский мог написать как угодно, но ляп на ляпе – это работа редактора, который тут был крив и кос. Типичный оборот мне запомнился: «он протянул к ней одну из двух своих рук…» По-моему, дальнейшие комментарии излишни. Кстати, к проекту «Метро» я отношусь неплохо – уж точно получше «Сталкера». А этой книге – 2/10.
Сергей Волков. Маруся 2: таёжный квест. Продолжаю ползти по «Этногенезу». «Маруся» в целом – самая слабая из прочитанных мной подсерий проекта, но и она достойна. Весёлый несколько абсурдный приключенческий роман, попахивающий Дэном Брауном и в традициях «Этногенеза» обрывающийся фразой «продолжение следует» на самом интересном месте. Накручено очень-очень много, девочка Маруся встречается тут и с йети, и с прозрачными людьми из первой части, и отец её вдруг оказывается редким негодяем, в общем всё накалилось до предела. Как Волков из этого всего выкрутится – ждём-с. 7/10.
Никос Казандзакис. Последнее искушение Христа. Очень сильный роман. Фильм Скорсезе ничуть не уступает – но роман, конечно, много глубже. Он написан глубоко верующим человеком, который не хочет слепо следовать доктринам церкви, а хочет разобраться в Христе как в человеке, а не в Боге. Сильнейшие моменты – когда Магдалина отказывается принять Иисуса, единственного любимого человека; когда он исцеляет дочь центуриона, и в особенности, когда Иуда бросает ему, Иисусу: «Предатель!» И последний миг, когда Иисус понимает, что он не ошибся, что вся его счастливая жизнь была лишь сном, что он принял свой крест, как и должен был. Иуда представлен в романе не предателем, а исполнителем Воли Божьей, самым сильным и верным из учеников – и в это верится. Казандзакис похоронен у городской стены Ираклиона, поскольку православная церковь отказала в похоронах на кладбище. Надпись на его надгробии гласит: «Ни на что не надеюсь. Ничего не страшусь. Я свободен». И он бесспорно прав – человек, который верил в Бога в десятки раз сильнее, чем двуличная церковь, запрещавшая его книги и плевавшая ему в лицо. 9/10.
Когда время сошло с ума. Сборник. И опять же я потихонечку читаю замечательные сборники фантастики издания начала 1990-х годов, которые заполняют книжные полки в нашей квартире. Рецензий на Азимова, Ван Вогта и Саймака писать, полагаю, нет ни малейшего смысла. 9/10