October 31st, 2009

Парфюмер бросает платок

В Казань.

Друзья мои, я уезжаю сегодня в Казань на "Зиланткон". Хотел напоследок оставить вам какую-нибудь занимательную историю - да как-то нет времени (хотя впереди история о лесном предсказателе Мюльхиазле, о Святой Димпне, о бумажном архитекторе Леонидове и ещё о некоторых интересных людях). Потом я хотел оставить какое-нибудь стихотворение, но вчера совсем не было сил и вдохновения. А оставлять напоследок отчёт о прочитанном и просмотренном - как-то некультурно.

И я вспомнил, что в последнее время мне редко нравятся стихи. Крайне редко. Свою поэтическую френдленту я читаю лениво и мрачно. Раньше - пробивало, теперь - нет. А если пробивает, значит, это что-то действительно необыкновенное. Поэтому я оставлю вам до следующего четверга (а там я уже вернусь и снова буду писать) чужое стихотворение, которое прекрасно.

Это ne_letay.

- братец гензель, в горах холодней вечера,
но теплее сидеть у костра.
мы ведь были хорошими только вчера!
- это было напрасно, сестра.
посмотри, как петляет и вьется тропа,
как петляет и вьется она,
бесконечные строки сплетя в письмена,
торопя, торопя.
- ни к чему нашей матери лишние рты,
ее руки навеки пусты,
даже камни, что исподволь складывал ты,
нас не смогут спасти.
- спотыкаясь, плелись, запинаясь, плелись,
черных галок пугались и сов,
а за нами бродячие тропки вились,
а над нами голодные птицы неслись,
и стучали их клювы, клюющие высь,
точно стрелки отцовских часов.
неужели забыты утраты, сестра?
возвращайся, очнуться пора.
- братец гензель, я знаю, бесплоден наш спор,
на твоей стороне небеса,
на моей стороне - только бархатных гор
непонятные голоса.
ты и сам бы, я знаю, их слушал, да горд.
ты и сам бы, я знаю... кончается год,
точно белая галька в мешке.
посмотри, мое сердце спускается с гор,
как дурак на чужом ишаке.


Вообще-то, я придумал мелодию на эти стихи, но нужно сесть и поработать над ней. А мне всё пока недосуг. На этой ноте откланиваюсь до четверга.