October 21st, 2009

Парфюмера ведут

Мрачное воскресенье

Наконец-то, наконец я посмотрел фильм Шюбеля "Мрачное воскресенье". Гениальный фильм, совершенно гениальный. И вдруг стишок написал. Да, всю предысторию я некогда уже рассказывал.

Как не зависит от расставаний взаимных чувств шебутной мотив, так сквозь сплетения расстояний твоя свобода к моей летит, и ты садишься за пианино, блестит в причёске шальная медь, ты смотришь девственно и невинно, мол, что, хороший, тебе напеть. Ты знаешь несколько сот мелодий и сочиняешь порой сама, но только где-то в кафе напротив, что закрывают от нас дома, смешной мужчина в потёртом фраке творит такое по воле нот, что все окрестные буераки встают как горы – наоборот. Я вспоминаю о нём внезапно, когда гляжу на тебя сейчас, я чую твой бесподобный запах, ты так прекрасна и горяча, но я прошу, позабудь сомненья, аккорд печальный, прошу, возьми: сыграй мне «Мрачное воскресенье», моя прекрасная Дореми.

Ты отвечаешь: молю, не надо! давай, я лучше сыграю вальс, фокстрот, лезгинку, и буду рада, как будто музыка – лишь для нас, сыграю Моцарта, Паганини, Шопена, Шуберта, Галеви – скажи сейчас же любое имя, любое прозвище назови, сыграю Хендрикса – на гитаре, попросишь Гайдна – возьму гобой, дуэт с собою сыграю в паре, и трио тоже сама с собой, всё, что угодно, помимо этой, не трать ты нервы мои, не трать – такой мелодии вовсе нету, я не желаю её играть. Но я отвечу – и ты поверишь – что нет родней для меня души, чем позабытый венгерец Шереш на волнах «Радио Ностальжи», и я прошу, выходи из тени, пускай погонит строфу строфа, сыграй мне «Мрачное воскресенье», моя прекрасная Ремифа.

Ты начинаешь, и я пытаюсь понять, что музыка говорит, и что во мне постепенно тает, и что горит у меня внутри, любая пауза и созвучье толкают мерно меня вперёд, кромсай меня, изуверствуй, мучай, жги на костре из венгерских нот. Давай, тяни меня в подземелье, к окну, к решётке, к системе бритв, бросай на рифы, сажай на мели и рви, как собственный рваный ритм, когда во всей чехарде кромешной, в безумной, давящей немоте ты вдруг почувствуешь эту нежность, которой более нет нигде, и вот тогда ты меня оставишь, и суд твой будет суров и скор, поднимешь руки с блестящих клавиш, и встанешь, не разрешив аккорд.

И будет пахнуть вином осенним, и ты попросишь, глотая соль: сыграй мне «Мрачное воскресенье». Как можешь, глупый мой Мифасоль.

Парфюмер за работой

Просмотрено и прочитано, выпуск 70

ПРОСМОТРЕНО

Шрек Третий (Shrek the Third, США, 2007). Наконец-то руки до третьей части «Шрека» дошли. Первый был, как сейчас помню, великолепен. Второй – очень плох. Третий – что-то вроде второго, но чуть получше. Раздражает внезапная уязвимость Шрека – в первой части он рыцарей пачками клал, а тут такой дохленький весь из себя и глупый – сам в лагерь врага припирается и сам же сдаётся. А в общем – ну, Шрек он и есть Шрек. Немного приелся, но смотреть можно. А писать – нечего. 3/10.
Добро пожаловать в Зомбилэнд! (Zombieland, США, 2009). Самое худшее в комедии – когда она несмешная. К «Зомбилэнду» это напрямую относится. Тупой комедия может быть, но когда несмешно – это плохо. Впрочем, есть смешные моменты – особенно в середине, когда Билл Мюррей играет Билла Мюррея, а потом его убивают из дробовика. И ещё пара моментов. А так – два идиота едут по Америке с кучей оружия и размазывают кишки зомби по экрану. Потому что всю Америку населяют зомби. 2/10.

ПРОЧИТАНО

Харуки Мураками. Дэнс, дэнс, дэнс. Большой роман, продолжение «Охоты на овец». Расплывчато, вяло, средней сюжетности, но есть плюс: роман замыкает многие линии открытой концовки «Охоты», хотя та, конечно, была много сильнее и закончилась не хэппи-эндом, как этот роман, а странно – логично и правильно, но как-то мрачно. В целом про Мураками опять нечего писать, или это я просто от рецензий устал за 70 выпусков. Типичный герой в потёртых кедах, типичная жизнь в окружении западной музыки, типичные провалы в параллельный мир к Человеку-Овце. Ровный, правильный Мураками. Но, честно говоря, этот роман я бы вдвое сократил, ужав все рассуждения и сопли, и много лучше бы вышло. 6/10.
Кристофер Харт. Спаси меня. Вот же дрянь, ну я и взялся за книжечку. Едва осилил. 280 страниц совершенно бессмысленного набора букв, случайно совпавшего так, что вышел текст. Есть некий яппи, ленивый и безработный. Он нанимается и работает альфонсом. Влюбляется в девушку товарища. Она в него. Он прекращает работать альфонсом. Они женятся. Примерно так, только скучно, с горой бессмысленных подробностей, написано (или переведено) крайне плохо. В чём смысл – непонятно. Автор, может, хотел создать, подобно Коупленду, портрет поколения? Так у него ничего не вышло. Вышел глупый муторный текст. Набор букв. Фу. 1/10.
Трумэн Капоте. Завтрак у Тиффани. Другие голоса, другие комнаты. Гораздо более приятен мне Капоте, нежели другие представители американской волны Фолкнера и иже с ними. За исключением, разве что, Кизи. Повесть «Завтрак у Тиффани» - лёгкая, свободная, и героиня кажется живой, не кукольной и не искусственной, несмотря на своё лёгкое сумасшествие, и кажется, что только так и можно выжить в этом мире, будучи безумцем и живя только этой минутой, только этим днём. Вторая повесть – «Другие голоса, другие комнаты» - мне не понравилась концовкой. Читается тоже очень легко, без проблем, но в конце вдруг утыкаешься в какую-то потерянную стену, точно автор не знал, чем закончить, и всё покрыл туманом. В целом – 6/10.
Трецца Адзопарди. Укрытие. Букеровский лауреат 2000 года – только потому и купил. И думал, что, как все книги всяких лауреатов, будет ужас-ужас. Но нет – мне, как ни странно, хорошо зашло, даже очень. Есть ощущение, что молодой тогда ещё Паланик прочёл Адзопарди и вдохновился её творчеством. Персонажи – мальтийская эмигрантская семья, их соседи и знакомые – все выглядят гротескными уродами. Папа, потрошащий кролика одной дочери на глазах другой; девочка, обгорающая в огне и теряющая руку; мама, сходящая с ума, когда отец бежит на корабль; дочь-поджигательница, вырезающая у себя на руке своё имя. Эти ужасы почему-то читаются легко, с улыбкой. А страшно становится только потом. 8/10.
Джеймс Блэйлок. Подземный левиафан. Ай, что первый читанный мной роман Блэйлока («Бумажный грааль»), что второй – всё одна фигня. Огромная, 384-страничная завязка. И всё. Сюжета и концовки нет – только одна гигантская завязка. Очень красиво написано и переведено. Как две компании всё рвутся построить машину для пути к центру земли, и всё воюют между собой, и превращаются в рыболюдей, и всякий другой сюрреализм, а толку никакого, потому что неинтересно – ведь кончается тем же, чем и начинается. 3/10.