August 28th, 2009

Парфюмера ведут

Монолог из неизвестности с противоположной стороны

Приходит день, и солнечные иглы
пронзают лабиринты пышных крон.
Всё то, что с темнотой исчезло, стихло,
теперь, проснувшись, обратилось в звон.
Звенит свирелью иволга, играет
на скрипочке невидимый кузнец,
трещит скворец: вокруг зачатки рая,
приюта остановленных сердец.

Вчера был бой. А может, две недели
назад. А может даже, целый год,
поскольку время – лишь для тех, кто в теле;
для тех, кто вне – безвременье грядёт.
И мы лежим, мы слышим пенье птичье
и видим стрелы солнечных лучей,
и нет судьбы страшнее безъязычья
среди иноязычных палачей.

Нас взяли в плен, но обращались сухо,
спокойно, с уважением к врагу.
Я мог сержанту бросить в рожу – «Сука!» –
но думал, мол, слова приберегу.
И нас вели – вокруг шумело лето –
и строили в ряды по головам,
и я молчал, поскольку напоследок
не стоит зря разбрасывать слова.

Мои враги внимательно и хмуро
смотрели в землю. Я – стремился вверх.
Я мог сказать, что победит мой фюрер,
что в их страну придёт Великий Рейх,
но вновь смолчал. Молчание – достойно,
молчащего считают образцом.
Я встретил смерть, в глаза им глядя, стоя.
Пусть вороны склюют моё лицо.

Приходит ночь чуть слышно, тихой сапой,
я погружаюсь в эту благодать.
Я предвкушаю пушечные залпы:
Германия готова побеждать.
Но не заснуть: во мне трепещет жало,
я не могу отчалить в верхний мир,
покуда есть – пусть мизерный и жалкий –
но всё же шанс, что я погиб
за миф.