July 13th, 2009

Парфюмер за работой

Ямайцы и ветчина

За время, пока я байки не постил, они чуть-чуть поднакопились. А эта история произошла со мной совсем недавно.
Прихожу я домой. А надо сказать, что мы с камрадом un_influence снимали тогда на двоих двухкомнатную квартиру. У него – большая комната, у меня – меньшая, что меня полностью устраивает.
Потом к нему приходит девушка, исчезает в комнате, всё окей.
А потом, уже около 23.00 раздаётся ещё один звонок в домофон. Я в это время на кухне что-то себе делаю, то ли пельмени, то ли ещё что. Я слышу, как Женя своих гостей встречает, что-то говорит в коридоре, и слышу, что их много. Оборачиваюсь, а за мной стоит здоровенный негр с дредами. «Майкл», - говорит он. «Тим», - представляюсь я, и на этом общение заканчивается. Суммарно пришли два негра и две девушки ещё, в общем.
По дороге в комнату я обращаю внимание на их ботинки. Они зимние!!! На улице, кстати, +23, кажется, лето ж на дворе, июнь. А два негра (второй не представился) в совершенно одинаковых зимних ботинках, тяжёлых таких, с мехом. Ну и ладно. Ухожу в свою комнату спать, некоторое время слышно шебуршение и беседы в соседней, а потом я засыпаю.

Утром я встаю, выхожу в коридор и вижу, что на коврике по-прежнему две пары зимних ботинок. Девушки, пришедшие с неграми, как я понял, ушли ещё вечером, а ямайцев (они с Ямайки, как выяснилось) тут оставили.
В этот момент из комнаты выползает сонный Женя.
«А негры где?» – спрашиваю я.
«Так они ночью ушли».
«Без ботинок?????»
Женя смотрит и осознаёт, что и в самом деле: негры ушли в ночь, оставив свои зимние ботинки.
А я в это время иду к холодильнику и обнаруживаю следующие разрушения:
- мороженное с вечера кто-то переложил из морозилки в холодильник, и оно там растеклось;
- 500-граммовый шмат ветчины, купленный мной накануне, пропал бесследно.
Я в гневе говорю Жене: «Где моя ветчина?»
Наверное, ямайцы унесли.
Я, сердитый, ухожу в комнату. А уже днём Женя рассказал мне, что было «за сценой».
Негры часа в 2 ночи после того, как трёп им надоел, пошли на лестничную клетку то ли покурить, то ли воздухом подышать. В носках, потому что ботинки им надевать было лень. Женя к тому времени уже то ли спал, то ли очень спать хотел, как и девушка. С собой негры прихвалили найденную в холодильнике ветчину (пожевать), а мороженное переложили, чтобы не было таким холодным.
А Женя со сна поднялся, увидел, что их нет, а дверь открыта, и дверь запер. И лёг спать. Бедные ямайцы полночи колотились в дверь (звонок у нас не работает), а потом уснули прямо на лестничной клетке. Лишь утром они попали в квартиру, забрали ботинки, сказали на прощание несколько добрых слов и ушли.
А мне и по сей день представляется картина: два босых негра со шматом ветчины идут по ночной Москве в пустоту…