August 13th, 2008

Парфюмер за работой

Просмотрено и прочитано, выпуск 34

ПРОСМОТРЕНО

Залечь на дно в Брюгге (In Bruges, Великобритания-Бельгия, 2008). Отличный фильм, просто отличный. Брюгге, старинный бельгийский город, в котором пересекаются пути трёх киллеров. Все трое благородны до ужаса, все трое имеют свои собственные принципы, и даже самый плохой – Гарри – не вызывает отвращения. Впервые я вижу, что Колин Фаррелл неплохо играет. Его герой, по-детски непосредственный, влюбляется в девушку и ненавидит Брюгге, потому что это дыра. Его друг напротив восторгается красотами города. В паутину вплетается актёр-карлик, канадец, ненавидящий курение, смелая беременная владелица гостиницы, придурочный грабитель и йог-торговец оружием. Фильм вызывает улыбку каким-то милым, изящным юмором, и всех трёх киллеров жаль, потому что все они, кажется, неплохие люди. Чёрт, это и в самом деле классный фильм. Его невозможно описать, его стоит посмотреть. 9/10.
Разыскивается герой (Hero Wanted, США, 2008). Очередной банальный и сомнительный полицейский боевичок из серии «плохие парни убили мою девушку, я отомщу за неё в одиночку, не обращаясь в полицию, потому что у меня есть друг, который воевал во Вьетнаме и который обучит меня обращению с оружием, а плохих парней всего лишь шестеро, и самого плохого я не застрелю, конечно, а убью красиво, в драке». Драка вышла короткой, хороший полицейский всем помог, главного хорошего мстителя (в лице Кубы Гудинга-младшего) посадили в тюрьму, зато теперь его девушка с цветами навещает, чего раньше не было. В фильме есть подобие интрижки, то есть сюжет не совсем линейный, есть элемент благородного бандита, предпочитающего смерть убийству ребёнка, но в целом – довольно банально. 4/10.
Пошли в тюрьму (Let’s Go to Prison, США, 2006). Типичная комедия из серии «лох попадает в тюрьму, но круто в ней выживает, случайно убивает самого главного пахана и становится паханом сам». Фильм густо наполнен пропагандой того, что гомосексуализм – это нормально, женщин в фильме нет вообще, а фашисты – в общем, неплохие ребята. Главный герой – редкостная мразь, главный герой №2 недалеко от него ушёл. Местами смешно, и раздражения, как ни странно, не вызывает. Но фильмов таких снимается в США в год не один десяток, и все они наполнены совершенно одними и теми же трюками и шуточками, от которых я безмерно устал. 2/10.
Суперагент Саймон (Simon Sez, США, 1999). Когда баскетболист Деннис Родман стал сниматься в фильмах, он избрал жанр комедийного боевика. Но чем больше он снимался, тем хуже играл в баскетбол, тем менее популярным становился, тем дешевле были фильмы с его участием, и в итоге оно пришло к состоянию практически нуля. Итак, мы имеем несмешную, тупую до омерзения, бессмысленную комедию с пошлыми шуточками, непобедимым суперагентом на жёлтом мотоцикле, его идиоте-напарнике, плохом дяде, желающем взорвать Эйфелеву башню, и прочей чепухой, обильно встречающейся в дешёвых фильмах в жанре комедийного боевика. Больше ничего об этой бяке сказать я не могу, поэтому 1/10.

ПРОЧИТАНО

Милорад Павич. Хазарский словарь. Это офигенная книга. Мне тысячу раз говорили, что это офигенная книга, а я всё не верил. Я открывал её в книжных магазинах, листал и никак не мог понять, что все находят в этой – на первый взгляд – занудной публицистике. Теперь я это понимаю. Это великая книга, не иначе. Язык Павича настолько великолепен, насколько может быть великолепен язык писателя. Цитаты из книги наполняют голову и взрываются там, или, наоборот, нежно ласкают душу. Это безумное собрание историй и витиеватых размышлений, напоминающее Набокова, «Сто лет одиночества» Маркеса, «Одиночество в сети» Вишневского, средневековую рукопись и одновременно ничем из этого не являющееся. Это книга-эмоция, безумие и удивительная история невозможных людей, собрание легенд тысячи народов и реальность, не знающая правил. 10/10.
Владимир Набоков. Машенька. Неожиданно я обратился к классике. Набоков вполне традиционен для себя. Витиевато красивый язык, печальная история любви, множество воспоминаний, окончание, к которому шло и которое понятно с самого что ни на есть начала. Немецкий пансион, русские эмигранты, бедствующая интеллигенция; юношеская любовь, просыпающаяся в герое и скатывающаяся в ничто, потому что в ней спустя столько лет нет смысла. О Набокове даже написать нечего, потому что ничего нового о нём не напишешь. 4/10.