June 23rd, 2008

Парфюмер за работой

Скарлетт.

Ничего серьёзного и качественного не пишется. Очередной идиотический выплеск. Посвящается veter_r_r, которому я обещал съесть свои носки, если он познакомится со Скарлетт Йоханссон

Как же мужским естествам не болеть и не ёкаться,
Как же не биться о рёбра в тоскующем танце,
Если любимая всеми мужчинами Йоханссон
Замуж выходит за гнусного американца.

Нет, чтобы выбрать меня, каждый думает тихенько,
Я же не пью, не курю, да и с виду не хуже.
Пусть не швыряюсь машинами я и квартирами,
Это не главное, Скарлетт, при выборе мужа.

Лучше б она переехала жить в мою комнату
Номер шестнадцать по входу в родную общагу,
Я бы её прописал без конфликтов с законами:
Без регистрации нынче за двери ни шагу.

После она прикупила бы большей жилплощади,
Стала бы бурно сниматься в кино на Мосфильме,
Мы бы с ней вместе катались на парковой лошади,
Вместе бы рыбу в прудах Патриарших ловили.

Нет, понимаешь, она выбирает какого-то
Жалкого кинокартинщика, горе-бойфренда…
Сердце моё этим шагом коварно расколото:
После такого суровый restart recommended.

Ладно. Она разведётся – куда она денется –
Все эти звёзды до ужаса непостоянны.
Муж не успеет не то, что ребёнка и деревце,
Дом не успеет купить возле моря в Майами.

Скарлетт мотнётся в Россию, конечно, заблудится,
Будет гулять по Москве (или Питеру – рядом).
После случайно меня заприметит на улице,
Ну и естественно, втюрится с первого взгляда…

На всякий случай: серьёзные стихи под тэгом "Литературные потуги".
Женщина в розах

N

Пусть даже вращается этот мир не так, как хочется мне,
пускай о футболе долдонят СМИ и топят любовь в вине,
пускай гомонит по ТВ Билан без совести и стыда,
но под Маргаритой горит метла – а значит, всё ерунда.
Мы выйдем из дома и будем жить на разных его краях,
ты – где-то у сэллинджеровской ржи, а я – у толстовских рях.
Но, знаешь ли, леди, пусть грянет гром, с небес потечёт вода.
Ты веришь, скажи, что мы не умрём? Не веришь?

А я вот – да.

Я верю в такую, простите, чушь, что чёрт меня разберёт,
поскольку я верю, во что хочу – и мне не указ народ.
Все верят в Создателя? Я – в шута, который колпак свой снял
и создал наш мир и ведь создал так, что полная, блин, фигня.
Он взял колокольчик, потом другой и вместе столкнул их «ля»,
прихлопнул рукой, зарядил ногой – и вот вам уже Земля.
И если ты будешь на том краю, куда не придётся мне,
я здесь, извини меня, так спою, что фиг ты ответишь «нет».
Что фиг ты остаешься там, где ты, приедешь туда, где я,
и шов разошедшийся станет встык, в вино превратится яд.
А лучше пусть он превратится в ром, в горячий и крепкий снег.
Скажи мне, ты веришь, что мы умрём? Ты веришь.

А я вот – нет.