June 12th, 2008

Женщина в розах

МАРЛЕН

Безразмерник в духе "Письма". А сначала хотел написать второе "Письмо Джейн", но как-то начало рифмоваться само по себе, и не вышло. И так сойдёт. И не надо говорит, что похоже на "Привет" Макса Леонидова. Да, похоже.

А как у тебя, Марлен? Ну, конечно, всё хорошо. Ты, конечно, живёшь всё также, довольно, сыто,
Ты просеиваешь неприятности через сито, и по цели всегда попадает твой меткий шот.
Ты купила машину? Естественно, «Форд-Эскорт»: ты мечтала всегда о такой вот, приятной, женской.
Чуть подержана, чёрт с ним; мотор свой берёт аккорд, повинуясь любому жесту.
Ты теперь в центре города? Класс. Я всегда мечтал жить на главном проспекте, но деньги со мной не дружат.
И сейчас я не слишком: плюс двадцать, а я простужен, и, конечно, на съёмной, и страшно опять устал.
Ты – начальник отдела? Неплохо, что ж, молодец. Полагаю, что ты – неплохой начальник отдела.
Ты всегда всё умела, конечно, если хотела. Ну а я… Утопаю в нестриженной бороде.
Что ещё? Всё отлично, конечно, я вижу сам. В твоей жизни прекрасно всё – от бедра до взгляда,
От земли до небес, ветер бьёт в твои паруса: это, знаешь, такой позитив – тебя видеть рядом.

Подводя все итоги, с собой тебе повезло. Ты случилась такой, и на фатум роптать негоже.
Но – куда без него – есть неизбежное зло:
Да, я люблю тебя. Ты меня, кажется, тоже.
Парфюмер в тюрьме

МЕТРО

Из меня пошли безразмерники. Не знаю, что и делать. Надо бороться. Вера, я честно не хочу тебе подражать, но оно само!

По правилу левой руки метрострой Москвы не пройдёшь и за год,
такой огромный, запутанный лабиринт:
с маршрута сорвёт какая-нибудь неожиданная месага
под номером три или, может быть, тридцать три.
Конечно, ты будешь ехать в районе чего-нибудь вроде Щёлковской
или Крылатского, в общем, чёрти как далеко,
и нужно будет лететь, не найдёшь, не ухватишь ещё куска –
всё равно конечная, не в яблочко – в молоко.
Пересадка, конечно, теперь Кольцевая, лабиринт по стандартной схеме,
Октябрьская, памятник Господу нашему Ильичу,
надписи-восхваления, обыденные патриархемы,
фонетика, ведущая к палачу. Или к врачу.
На самом-то деле плевать на всё, на схемы, станции, лица,
ты дорого дашь, чтобы целью стал вдруг МГГУ.
Но она лежит, чёрт побери их всех, в Пироговской больнице
в отделении, не желаемом даже врагу.
И пока ты здесь, пока ты ждёшь, пока телефон молчит,
пока в далёких наушниках главенствует “Риорита”,
кто-то другой, наивный, безбашенный, чьи красные клеточки горячи,
мчится в метро по правилу лабиринта.