June 8th, 2008

Парфюмер за работой

О настоящихъ мужчинахъ и боли.

Настоящiе мужчины не болѣютъ. Никогда. Они и умирают — стоя. А если даже болѣютъ, они никому не говорятъ о своей боли. Мнѣ такъ кажется.
Я могу похвастаться нѣсколькими среднихъ размѣровъ шрамами. Но когда я ихъ получалъ, никто не зналъ о томъ, что у меня что-то гдѣ-то болитъ.
Я не признаю лѣкарствъ химическаго происхожденiя. Если у меня болитъ голова, я молча сжимаю зубы и дѣлаю своё дѣло. Или ложусь спать, чтобы потомъ проснуться съ чистой и светлой головой. Я не принимаю «Цитрамонъ» и тому подобную дрянь. Я никогда не ѣмъ таблетки. Максимумъ — мятныя для смягченiя горла. Я не употребляю капель (кромѣ экстреннаго разкладыванiя носа передъ концертомъ, вродѣ «Галазолина»). Мнѣ никогда въ жизни не кололи никакiе уколы — и не будутъ.
Болезней не существуетъ, если въ нихъ не вѣрить. Если не культивировать ихъ въ себѣ. Лѣчить — глупо. Проще — не допускать.
Въ своей жизни я одинъ разъ былъ въ больницѣ по подозрѣнiю на аппендицитъ: былъ два дня, и у меня не было никакого аппендицита. Второй разъ я былъ въ больницѣ, когда навѣщалъ дѣдушку. И третiй — другого дѣдушку. Потому что я ненавижу больницы. Я никогда не буду лежать среди больныхъ, потому что я не болѣю.
Дважды въ жизни я болѣлъ гриппомъ — въ 3 года и на II курсѣ. Одинъ разъ — въ 5 лѣтъ — ветрянкой. Два раза травился до жуткаго состоянiя. И всё. Всё остальное прошло мимо меня — и будетъ проходить впредь.
Потому что я въ этомъ увѣренъ.
Потому что мы — безсмертны, на самомъ дѣлѣ. Мы побѣждаемъ смерть каждый чёртовъ день, а она насъ – только одинъ разъ, въ самомъ концѣ.