April 30th, 2008

Парфюмер за работой

О ЗВУКОРЕЖИССЁРАХ

Частенько исполнители всё валят на звукорежиссёра. Я и сам раньше этим страдал: мол, звукач – самое страшное из всего, что есть на сцене. Но теперь я придерживаюсь несколько иного мнения.
В 80% случаев в хреновом звуке и лажах виноват не звукорежиссёр, а исполнитель. Звукач как раз чаще всего старается сделать всё как можно лучше, а вот исполнитель своим непрофессионализмом и самомнением всё портит и мешает работать. Я уверен в этом.

Рассмотрим типичные ошибки исполнителя, в которых винят звукорежиссёра.
1) Исполнители очень любят “облизывать” микрофон. Так вот, простите за терминологию, но если исполнитель облизывает микрофон, то это не исполнитель, а передаст. Если задать хотя бы небольшой, сантиметровый задел между ртом и микрофоном, звукачу уже есть над чем работать: что убавить, что прибавить, как чувствительность задать. Если же исполнитель поёт в упор к микрофону, касаясь его ртом, то звукачу делать нечего: при слабом оборудовании звук всё одно будет хреновый. Ну да, классный микрофон за 1000$ всё сам сделает. А если микрофон попроще, его уже будет перегружать. Я был неприятно поражён непрофессионализмом работы на сцене Олега Митяева, который аж целовал этот несчастный микрофон, всё перегружало, а на лице звукача было страдальческое выражение из серии “ну отодвинься ты, идиот!”
2) Исполнители очень не любят узнавать у звукача, как нужно петь в тот или иной микрофон. То есть выползает он на сцену и поёт, как ему удобно. А звукач обычно знает, как лучше работать с данным прибором: ведь в один микрофон лучше петь прямо, в линию, а для другого лучше работает пение чуть в сторону, чтобы не “пфэкать” и “ссэкать”. Нормальный исполнитель при прогоне обязательно уверится в том, как лучше, а потом уже начнём валить на звукача свои ошибки.
3) Исполнитель должен как данность принимать то, что звукач может быть непрофи, и обязательно демонстративно кивать звукачу прежде чем вставлять или выдёргивать шнур для подключения гитары. Ну, звукачи тоже не безгрешны. Они очень любят забыть отключить звук, и при выдёргивании гробится оборудование. Но всё же, я считаю, исполнитель обязан удостовериться в грамотной работе звукача.
4) Звукач сидит в зале. У него нет дополнительных ушей на сцене, чтобы определить, насколько удобно самому исполнителю. Поэтому исполнитель не должен после концерта жаловаться, как ему было тяжко и неудобно, а прямо между песнями сказать в микрофон звукачу (вежливо): “уберите, пжалста, мониторы” или “добавьте, пжалста, мониторы”, или “уменьшите, пжалста, ревер на сцене” и так далее. Звукорежиссёр не обидится: его работа заключается во многом именно в том, чтобы было удобно не только зрителю, но и исполнителю, и потому он всегда отлично воспринимает подобные замечания.

Звукорежиссёры, по большей части (кроме забывания отключения звука для выдёргивания шнура), допускают одну-единственную, но ужасную ошибку, с которой исполнитель ничего сделать не может, а бесит она просто дико. Причём этим страдают даже неплохие звукачи. Звукачи очень, мать их, любят покрутить настройки прямо во время песни. Причём ладно чтобы во время первой, так во время второй и третьей, когда всё должно быть уже десять раз как настроено. Вообще, всё нужно крутить во время настройки до концерта. Для исполнителя – лучше уж хреновый звук, чем звук, изменяющийся до неузнаваемости прямо во время песни.

Вот и всё, что я об этом думаю.