February 25th, 2008

Парфюмера ведут

О необходимости легализации эвтаназии

Как-то я уже писал статьи на острые темы – о необходимости смертной казни, о суде Линча и тому подобные. Не так давно мой друг hobbit_xarien поднял вопрос об эвтаназии как вещи категорически необходимой в современном обществе. Что же я вам скажу: да, так оно и есть.
Я – за легальную эвтаназию.
У этого вопроса есть несколько сторон. Во-первых, как и смертную казнь, эвтаназию нужно очень чётко ограничить законами. Даже, я бы сказал, более жёстко, чем смертную казнь. Ведь в ситуации, требующей искусственного умерщвления, “пациент” стопроцентно ни в чём не виноват, кроме того, что он жив. В стране, где процветает коррупция, где законы достаточно легко обойти, принятие закона о легальной эвтаназии повлечёт за собой множественные нарушения этого закона. Будут попытки – и порой, полагаю, успешные – подвергнуть добровольному уходу стариков в корыстных целях, неугодных людей в политических целях и так далее. В общем-то, это возможно и в цивилизованных странах, вроде Швеции или Финляндии.
Поэтому для легализации эвтаназии необходимо разработать отдельный кодекс, по сути, приложение к административному и уголовному.
Что ж, проанализируем, какие категории граждан должны быть подвергнуты эвтаназии – по их собственному желанию либо по желанию родственников.

1) люди, находящиеся в коме, чей мозг умер и которые могут вести только несознательное растительное существование, – по требованию и согласию родственников, опекунов, врачей. Современная медицина уже может дать стопроцентный ответ о смерти мозга пациента. И в самом деле, если тело обречено до конца жизни (которой уже, в общем, нет) вести растительное существование, зачем это нужно? Это обрекает родственников на оплату бессмысленных медицинских счетов; врачи и сёстры ухаживают за бесполезным телом, тратя время, которое можно потратить на живых пациентов; в конце концов, юридические проблемы могут быть ужасными. Был не так давно случай, когда в автокатастрофе погибла женщина (то есть её мозг). Через 4 или 5 лет муж влюбился в другую, но без согласия прежней жены он не мог получить развод – по законам того штата (дело было в США). А какое согласие можно получить от тела, в котором нет разума? Он пять лет добивался разрешения на эвтаназию. Родственники тела не соглашались. Слава Богу, он их переубедил, но пять лет прошло для него впустую.
Для локализации подобного случая нужно: заявление и согласие ближайших родственников; медицинская констатация факта гибели мозга и подтверждение растительного существования тела. И всё. Вилка достаётся из розетки. Всем спокойнее и лучше. Кстати, с религиозной точки зрения такая эвтаназия – это благо. Разве может получить покой на небесах душа, чьё тело не погребено? Так что Церковь должна быть за.

2) люди, умирающие от крайних форм смертельных заболеваний, если они постоянно испытывают боль, например, некоторые формы рака, – по согласию и требованию самого пациента, родственников и врачей. Я лично сталкивался с подобным случаем. Предположим, человек неизлечимо болен, скажем, неоперабельным раком мозга. Врачи констатируют, что максимальный отведённый ему срок – четыре месяца. Эти четыре месяца он – безостановочно – страдает от диких головных болей. Единственное принимаемое им лекарство – это что-то болеутоляющее на основе морфия. Он принимает и впадает в сон, через несколько часов – снова боль. И так – последние четыре месяца жизни. Это надо? Ему нужна подобная пытка? Неизлечимые и крайне болезненные заболевания встречаются достаточно часто.
Для эвтаназии в данном случае необходимы следующие документы: обязательно и в первую очередь заявление самого пациента. Тут, кстати, проблема в странах с неразвитой системой законодательства, например, в России. Подобные заявления могут выбивать угрозами жизни, например, родственников, из людей, которых хотят устранить, но которые имеют шанс вылечиться. Во-вторых, обязательное согласие врачей, медицинское заключение, подтверждение того, что пациенту осталось немного, что он сильно мучается. И, в-третьих, согласие ближайших родственников.

3) дети, о которых досконально известно, что они не доживут до 5 лет, что будут испытывать постоянные боли ввиду врождённых генетических болезней, либо что их мозг атрофирован и они будут вести растительный образ жизни, – по согласию родителей и врачей, в несознательном возрасте до, к примеру, двух недель. Это самый сложный юридически и социально пункт. Это спартанский метод, на самом деле. Методы обеспечения здоровья нации в Спарте, полагаю, известны всем. Конечно, тут не такой крайне максималистский метод, но что-то похожее.
Я не раз видел по телевизору истории о “героических” матерях. У одной родилось мальчикодевочко без глаз, рта и носа (вообще, оно белое и обтянуто кожей, рот прорезали операционным путём), и, конечно, совершенно безмозглое. И мать героически это дотянула до 16 лет. Это кусок мяса, лежащий на кровати. Муж от неё ушёл. Больше детей у неё не было – это ужас, это уничтоженная жизнь, её жизнь. А если бы это (генетическая мутация, кстати, синдром какой-то один на полмиллиарда человек) уничтожили сразу после рождения, то она, может быть, родила бы позже троих хороших ребятишек, была бы счастлива, они бы выросли, стали бы инженерами или шоферами – да неважно. А так – вот, смотрите, мать-героиня, чёрт побери.
Другая история. Родился ребёнок с врождённой генетической нехваткой влаги в организме. Он нормальный психологически, да. Но он постоянно страдает. У него всё время болит вся кожа! Вся! Она отшелушивается и отваливается окровавленными кусками. Он полдня проводит в специальных ваннах. Ему больно касаться одежды и любых вещей. Глаза работают плохо: не хватает влаги. Если бы ему не дали жизни (эта болезнь диагностируется в первый час после рождения), было бы лучше – для него, для матери, от которой, естественно, ушёл муж, и больше детей не было. Мать-героиня-2.
Таких случаев множество. Вопрос: где грань. Дети с синдромом Арлекино в 100% случаев не доживают до десяти и очень страдают: их однозначно нужно подвергать эвтаназии.
Но рождаются же дети без руки, слепые, горбатые и увечные – но нормальные психически, которые станут художниками, музыкантами или писателями – они должны жить.
Где эта граница? Как поймать тонкую красную линию, отличающую кусок мяса от члена общества?
Для подобной эвтаназии необходимо: заявление родителей (обоих!), согласие ближайших родственников, констатация и согласие врачей. Делать это нужно до двух-трёх недель. То есть как только решены юридические вопросы и поставлен диагноз – пока ребёнок не стал понимать.

Вот, наверное, и всё.
Если когда-нибудь моё тело откажется мне служить, оно – 90-летнее – будет лежать под капельницей, и мои внуки будут выносить из-под меня отходы в утке – я приложу все усилия, чтобы немощными руками отодрать от капельницы прозрачную трубочку, вложить её в рот и вдуть воздух в собственные вены.