November 22nd, 2007

Парфюмера ведут

ЧИТЕР

Intro.
Помнишь, дружок, её руки, губы, взгляд её ясных зелёных глаз, помнишь, дружок: ты смотрелся глупо, будто бы в первый случилось раз, будто вы учитесь в старой школе, девочка с бантиком кружевным дарит конфеты, конечно, Коле, впрочем, они тебе не нужны. Помнишь, дружок, как слова и танцы вместе сливались на выпускном, как ты хотел вместе с ней остаться, всё остальное казалось сном, всё превращалось в мираж, в рисунок, в искорки-отблески от костра, ты в одиночку терял рассудок, чувствовал странный неясный страх. Страх перед тем, что случится позже, что вдруг изменится, что придёт, мир покрывался гусиной кожей, мир превращался в систему нот.

1.
Вот, предположим, она выходит замуж за парня со стороны, «мачо» подобных зовут в народе, крепких красавчиков озорных. Он покупает жене «Феррари», он покупает себе «Роллс-Ройс», он ей цветы постоянно дарит — тысячи тысяч богемных роз. Свадьба, голубка с колечком в клюве, лица, костюмы, столы с едой; может, она его даже любит: сильный, с деньгами и молодой. Дальше они полетят по свету, месяц для мёда, ну, как всегда, он улыбается злому ветру, где-то над ними горит звезда. Счастье? Хотели — ну, получите, вот вам, пожалуйста, на развес, к жизни коды подбирает читер, ты же заходишь, как просто guest. «Life-is-fantastic» — пиши в консоли, всё превратится в цветной мираж, если напишешь «my-world-is-solid», будешь всесилен, как отче наш; «I-wanna-women»: все бабы — дуры, лягут, конечно, перед тобой; стань безусловной звездой культуры, милый, смешной и наивный бой. Глупости, знаешь, коды доступны тем, кто сумеет их потребить. Тот, кто её поцелует в губы, лучше тебя: так тому и быть. Больше она о тебе не вспомнит, вряд ли, ты должен понять, дружок. Это неважно. Трусит твой пони. Знать бы, что с нею всё хорошо.

2.
Вот, предположим, она взлетает и улетает за океан, трубка — молчит, ICQ — пустая, ты одинок, нелюдим и пьян. Там — дискотеки, кино, Манхэттен, люди торопятся, как всегда, люди в соломенных летних хэтах, тучные радостные стада. Каждый второй поглощает чипсы, каждый второй кока-колу пьёт, если же что-нибудь здесь случится, их президент всех плохих убьёт. Девушка купит себе машину, снимет квартиру на number-street, девушка тонет в тисках режима, раз-два-три, раз-два-три, раз-два-три. Время, естественно, всё стирает, и расстояние — боже мой — если раздастся звонок из рая, вряд ли он будет звонком домой. Это ошибка, случайный номер, тоже начало на пять-пять-пять, Богу спасибо — никто не помер, можно опять продолжать гулять. «Give-me-my-money» — богатым будешь, «leave-me-alone» — убить их всех, можно частично: «fuck-off-all-judish», код набери, закрепи успех. Ночь наступает (там — день, конечно, впрочем, там тоже бывает ночь), это не связь, а другое нечто, лучше любых электронных почт, просто по сердцу - горячей плёткой, мир не удержишь теперь в горсти. Ты на экране целуешь фотку, реальную женщину упустив. Если не так, извини опять же, я ошибаюсь, бывает, да. Только вот думать-то надо раньше. Даже не спрашивай, брат, когда.

3.
Вот, предположим, она болеет чем-то уродующим её, тлеет искра этой жизни, тлеет, A, B, C, D, кальцемин и йод. Бледная кожа, на столик — груши, ешь витамины, не заминай. Девочка, милая, а веснушки? Всё, растворились, my cloud nine. Где её хахаль? Сегодня будет? Может, и будет, но ты — быстрей, ближе к последнему перепутью, вовремя вышел в больничный рейд. Пусть и такая, не так как раньше, бледная, грустная, без бровей, это неважно, неважно, мальчик, всё же она может быть твоей. Если же выкарабкается (боже! Пусть так и будет, тебя молю!), кто ей помимо тебя поможет, если услышит: «...люблю, люблю...» «Let-her-be-happy» — ты пишешь (правда, думаешь, лучше бы умерла, если не я, так вперёд — до ада), может сработает, вот дела. «Healthy-and-wealthy», как в поговорке, в сказке для глупеньких англичан (пусть не сработает, выпьешь водки, сразу забудешь свою печаль). Чёрт побери, как ты так вот можешь, вылезет, выберется она; слышишь меня, ну ответь же, Боже, видишь, горит за окном весна. Станет твоей половинкой, братец, будет, конечно, с тобой всегда: сколько любви ты бы мог потратить, чтобы услышать простое «да»? Это такая вот, братец, данность, бледная кожа, льняная бровь. Это любовь — тебе в благодарность. Ври себе, думай, мол, да, любовь.

Coda.
Свадьба, отъезд, белизна больницы — просто решения всех проблем. Мир застывает на белых лицах, будто бы изморозь на стекле. Эти решения, не иначе, шанс оставляют, лазейку, ход, шанс отхватить свой кусок удачи, пулю, летящую в молоко. Ну, разведётся, домой вернётся, встретит тебя у твоей пивной, снова в глазах заиграет солнце, взгляд ослепительно озорной. Ну, возвратится из всех Америк, Турций, Германий, Панам, Канад, снова сумеет в тебя поверить, может быть, выпьет с тобой вина. Ну, станет снова лихой, здоровой, бросит бояться, молчать, болеть, станет блистательной, темнобровой, пряник возьмёт, позабудет плеть.

Раны посыпь напоследок солью: хватит у жизни качать права. «She’ll-be-forever» — слова в консоли.

Главное, братец, она жива.