August 2nd, 2007

Женщина в розах

ХОЧУ В XIX ВЕК! Или хотя бы в начало XX... Это так красиво.

Нашёл у бабушки в развалах письмо, старинное. Открытку, которую мой прадед Александр прислал моей прабабушке Ксении. Датирована она 1914 годом. Ему в ту пору было около 20 лет, не знаю точно, они ещё не были женаты. Он по каким-то делам уезжал в Можайск из Москвы, и писал ей письма. То есть – по современным меркам – писал парень своей девушке.
И вот представьте себе, как начинается это письмо.
“Уважаемая мадемуазель Ксения Дмитриевна! Пишу Вам из города Можайска, чтобы засвидетельствовать своё почтение и любовь...”
Дальше, наверное, можно не приводить. Он описывает красоты природы, что-то там о делах пишет. Это неважно. Но какой потрясающий уровень отношений был! Какое благородство – “уважаемая мадемуазель Ксения Дмитриевна...”.
Боже, как я хочу в то время. До чего же мы низко пали, если вместо “О, как это восхитительно!” мы говорим “заебись!”, если вместо “Приветствую Вас!” с поклоном, мы шлёпаем друг друга по плечам с криком “Хай!”, если даже ругаемся мы не изысканным дартаньяновским “Чёр-р-рт меня р-раздери!”, а тупо ревём “ёб твою мать!”. Это омерзительно.
Александр и Ксения поженились. Моя бабушка была последней, самой младшей дочерью: она родилась в 1927 году. Прабабушка была из дворян, а прадед, Александр – из мещан, и родители прабабушки были против этого брака. Он был средним классом, низким для подобного брака. Кажется, он работал то ли лесным инженером, то ли егерем. “Уважаемая мадемуазель Ксения Дмитриевна...” В 1918 они были вынуждены покинуть родовое гнездо. До 1929 года жили в каком-то небольшом городке в средней России, не помню, с 1929 по 1938 – в Орле, потом переехали в Минск.
Это уже история. И эта история хранит строки, которые молодой человек писал девушке, которую любил. И писал так, как никто не пишет теперь, в наше продивнутое и прогрессивное время, которым мы так гордимся.