May 23rd, 2007

Парфюмер за работой

АВАТАР.

Опять Интернет, а хотелось бы всё же вернуться в реал,
Но что в этом мире прекрасней, чем порностраницы?
Чем в дьявольском шутере выпить здоровья и силы фиал?
Чем на аватарах увидеть приятные лица?

Опять Интернет, магазины и студии, музыка сфер
В формате rm, не читаемом даже “Винампом”,
И я понимаю, что вряд ли достаточно принятых мер,
Чтоб стать виртуальным садовником “Форреста Гампа”.

      И движется время, меняются лица, и я становлюсь бесполезным и старым,
      И пальцы на клаве привычно подводит артрит.
      И мне остаётся беспомощно слиться с последним пристойным своим аватаром,
      Который не тонет в воде и в огне не горит.

Опять Интернет, переписка с людьми, диалог в Ай-Си-Кью:
Забудь, визуал, про тактильные чувства и ритмы.
Сижу за столом, попиваю вино, чебуреки жую,
И мысли мои непонятны другим и элитны.

Опять Интернет, я вгрызаюсь в ЖЖ, в свою ленту друзей,
Читая посты про собачек, любовь и вокзалы.
Пусть где-то медузу-Горгону кромсает усердный Тесей,
А мне недосуг, я болтаю по чату, я занят.

      И движется время, стирается память, и я, как всегда, забываю обедать,
      Пытаясь ресетом поставить свой счётчик на ноль.
      Кого бы ещё в этой жизни заспамить, в компьютер отправить траянские беды,
      Пока не зажрала в шкафах обнаглевшая моль.

Опять Интернет, из колонок привычные ритмы гитар:
По маленьким принцам соскучились мудрые лисы.
Но главное, леди, останьтесь похожей на свой аватар,
На тот аватар, что недавно в сети появился.

Экранная Гера размерами сто на такие же сто,
Экранная муза Эрато, я, кажется, понял,
Что нужно бросать Интернет, отключать электрический ток,
И мчатся в столицу, пока я лицо ещё помню.

      Простите, я буду опять фамильярен, иначе – не модно, иначе – не верно,
      Я буду вдыхать бормотанье вагонных колёс.
      Восток или запад, бумага и камень, острог и свобода, Эдем и Инферно,
      Прощай, Интернет, я ловлю эту жизнь взасос.

      Простите, но музы, как прежде, прекрасны, других не бывает, покольку поэтам,
      Певцам-раздолбаям без них – как без верных врагов.
      И цвет светофора не может быть красным, поскольку на улице яркое лето –
      Не смейте, Луч Света, оставить меня одного.