February 23rd, 2007

Парфюмер за работой

ЛЕЖБИЩЕ КАБАНА

Случилась со мной однажды занимательнейшая история. Один мой товарищ, замечательный минский бард Сергей Шинкевич разрекламировал мне однажды зимний поход. Мол, как это круто, и классно, и замечательно. И самое классное, что там можно увидеть – это лежбище кабана. Ничего круче лежбища кабана там в лесу не и быть не может. Ну да ладно.
В общем, нарвался я через некоторое время на подобное действо – зимний поход. Было слякотно и гадко, а потом вдарил морозец и всё заледенело. Лес, холод, зима – брр-р-р! Никогда больше не пойду на подобную аферу. Чел, который нас вёл, имел большой опыт, и я у него спросил, ессно: “А мы увидим лежбище кабана?”. Мужик округлил глаза и выпалил:
- Конечно! А как же! Это ведь самое крутое, что только может быть! О да! Лежбище кабана!
Говорил он это таким тоном, точно кабаны в зимнем лесу на каждой прогалинке валяются штабелями. Ну, что я... Я доволен.
Про кабанье лежбище я от этого дядьки ещё наслушался, и уже предвкушал горы удовольствия от созерцания этого памятника природы
В общем, второе утро. 6 часов утра. Ко мне в палатку врывается мороз, а вместе с ним мужик-ведущий, и шёпотом:
- Пошли!
Я: - Куда?
- Я лежбище кабана нашёл, тут неподалёку!
Я вскакиваю, одеваюсь наскоро, дубак стоит – ого-го! Идёт, я дрожу, но борюсь с собой. Наконец приходим.
Среди снега, под какой-то ёлкой, выложено веточками и каким-то мусором что-то вроде большого гнезда. А рядом лежит огромная свежая и пахучая куча говна (простите!). И всё.
- Вот! – ведущий с благоговением показывает на кучу, - ВОТ ОНО!!!!
Я с трудом удержался, чтобы не сказать ему всё, что думаю. И поклялся себе не убивать Шинкевича – хороший парень всё-таки...