January 1st, 2007

Парфюмер в тюрьме

БОРЬБА ЗА ПРАВО ПЕТЬ.

Сборный бардовский концерт в кафе “Граффити” в Минске. С гитарой Алексей Ширяев aka Крыс. Публика в восторге, Крыс её берёт с первого аккорда и больше не отпускает. А в первом ряду столиков сидит уже поддатый блюз-бард Юра Бельский, который уже отпел, причём вместо положенных по регламенту 3-х песен все 6, от которых народ выпал в осадок и заснул.
Крыс допевает первую песню, Бельский вскакивает, подбегает в Крысу и я вижу, что тот отдаёт ему гитару. Я подбегаю, забираю у Бельского гитару, возвращаю Крысу, говорю: “Играй!”, Бельского за плечи отвожу к столику. Бельский возмущён:
- Но я сыграть хочу!
- Юра, ты уже сыграл! – говорю я. Бельский вспоминает и вроде успокаивается.
Крыс просто добрый и на просьбу незнакомого, но с виду маститого товарища не мог отказать. Кажется, всё улажено, Крыс допевает вторую песню (“Партизанскую сказку”), Бельский вскакивает и хватается за гитару в руках у Крыса. Я снова подбегаю, отбираю гитару, возвращаю Крысу, Бельскому объясняю, что он уже пел, он успокаивается.
Когда Лёша допел последнюю (4-ую) песню, я уже был спокоен, Бельский утихомирился, вроде всё нормально. Я отворачиваюсь на секунду, поворачиваюсь обратно и вижу, что Крыса уже не видно, а у микрофона – Бельский! Как мы умудрились отобрать у него гитару, я и сам не понимаю, он боролся за место под Солнцем, как Матросов, легший грудью на амбразуру. Наконец, мы его увели и концерт продолжился.
Питие – занятие вредное, блин.