November 15th, 2006

Парфюмер в тюрьме

Про Белорусское ТВ

КАК МОИ ДРУЗЬЯ В ТЕЛЕПИДАРАЧЕ СНИМАЛИСЬ.

Была раньше по каналу Белорусского телевидения такая замечательная передача (точнее, пидарача) “5x5”, рассчитанная на туповатую молодёжь, фанатеющую от стасопьехоподобных и димабиланоидных мальчиков. Выбиралась тема, и на эту тему приглашались в студию гости, рассказывали какие-то байки, велись базары по телефону, вставлялись сюжеты, в общем, молодёжное ток-шоу. А на телевидении, впрочем, неплохо платят, да и засветиться можно. Вот я и попёрся как-то на кастинг телеведущих. Естественно, не прошёл, да и слава Богу. Зато завёл знакомство с девушкой, которая прошла. Так, перезванивались иногда. И работала она там не ведущей, а где-то за кадром следила за точным исполнением сценариев.
И вот как-то раздаётся звонок. В трубке – взволнованный голос.
- Тим! Ты не хочешь в “5х5” сняться?
Я – ни за какие коврижки. Дебилов, блин играть.
- Ну, Тим! А может, у тебя найдётся кто-нибудь, кто готов сняться? Надо! Очень надо! До передачи час, а у нас актёр отказался!
Все сюжеты и диалоги в “5х5”, как, впрочем, и в любом другом ток-шоу – постановочные и к реальности отношения не имеют. Короче, придумали они сценарий, мол, парень на 14 февраля под окнами своей девушки при помощи бензина написал “Я тебя люблю” и поджёг. Красиво, вроде как, получилось. А актёр, должный играть этого кадра, отказался. Ну, я говорю: “Валя! Пять минут жди, будет тебе актёр”. И звоню своему другу Кириллу. “Не хочешь в 5х5 сняться?” А он и не прочь, давай, говорит, всё равно нехрен делать. Ну, связал я его с Валей, и стал дальше своими делами заниматься.
Проходит минут 20 и – звонок. “Тим! Ну, может, ты всё-таки снимешься? У нас ещё один отказался!” Я отвечаю уже деловым тоном: “Не вопрос. Сейчас я тебе ещё одного кадра найду”. Сюжет следующий: парень на 14 февраля девушке на крыше дома многоэтажного установил стол, кресло и телескоп, заранее направленный на какую-то звезду. Типа, звёздочку подарил. Актёр нашёлся за 5 минут, да ещё и с девушкой – мой друг Лёша.
За три минуты до эфира он прибежал в студию. Валя мне звонила, благодарила. А я уселся пидарачу смотреть, интересно всё-таки, друзей показывают.
Я думал, помру там же. От смеха. Крест себе виртуальный придумал, могилку.
Первым был Кирилл. Выходит. Его, студента V курса юрфака БГУ, представляют как второкурсника Политеха! (не успели сценарий переписать). Ладно, хрен с ним. А у Кирилла язык подвешен, как надо. Он долго и красиво рассказывал, как он эту идею с бензином придумал, как вынашивал, как реализовывал. Ведущая спрашивает: а вы, мол, в детстве тоже оригинальностью отличались. Он: да, конечно, маме вышитых на уроках труда мышек дарил! Кроме всего, белорусская студийная видеоаппаратура отличается одним странным качеством: как бы человека не снимали, на нём всегда видны все неровности кожи, складки на одежде, родинки, папилломы и прыщи. У Кирилла, вроде, все зубы на месте, но по телевизору он выглядел как жертва Освенцима, пожертвовавшая свой ротополостное золото на благо III Рейха.
А потом был Лёша. У Лёши язык подвешен проще, чем у Кирилла, потому за него, в основном, рассказывала девушка Ксюша. Их, студентов V курса Политеха, представили как третьекурсников МИЛИЦЕЙСКОЙ академии. Знакомые с белорусским отношением к стражам порядка должны понимать, что радости это никому не доставило. Через минуту где-то Лёшу пробило вдохновение, он начал рассказывать, как он от каких-то сторожей убегал, когда телескоп на крышу затаскивал. А потом ведущая возьми да и спроси: “а что вы, Алексей, Ксении говорили там, на крыше?” И Ксюша отморозила по полной: “Он мне стихи читал!” Лёшу, читающего стихи, я не могу представить себе даже в кошмарном сне. Он мог читать ей “Преступление и наказание”, Уголовный Кодекс, анекдоты от Трахтенберга, инструкцию по эксплуатации шумомера-анализатора, но только не стихи. Поэтому на вопрос “а какие?” и ехидную улыбочку ведущей повисла зловещая пауза. Ксюша, молодчинка, спасла положение. Она процитировала… “Ночных снайперов”, отрывок из “Про Тома Йорка”. Ведущая восхищённо у Лёши спрашивает: “Это вы сами написали?” Лёша важно кивает. Немая сцена.
В общем, белорусское телевидение жжёт. А также рвёт, мечет и творит всякие подобные пакости. А в следующей серии я расскажу вам, как голубоглазый блондин Кирилл в другой “5х5” снимался, на тему “Рыжие люди…”

СОЮЗ РЫЖИХ ИЛИ СЛЕДУЮЩАЯ СКАЗКА ПРО БТ

Мой друг Кирилл, которого я как-то подвязал посниматься в пидараче “5х5”, наладил там общение с девушкой Женей, которая эту самую пидарачу вела. Я ещё подметил – такая симпатичная девушка, и такую фигню ведёт, уж-жас! Женю Кирилл впечатлил, в частности его замечательные актёрские способности по выливанию бензина на снег, и он был приглашён на съёмки следующего выпуска. Выпуск этот полностью и целиком был посвящён рыжим. И сюжет, в котором Кирилл должен был сниматься, заключался в следующем. Толпа из десятка рыжих сидела в студии и несла всякий бред про то, какие они особенные, потому что рыжие. В чём прикол? В том, что Кирилл – типичный голубоглазый блондин, истинный ариец. Рыжего в нём – 0. Даже не ноль, а минус!
Только по этой причине – чтобы поржать – я отправился вместе с ним на студию смотреть на съёмки белорусских ток-шоу.
За час до съёмок девушка Женя начала писать сценарий. Кроме неё, был ещё какой-то оператор, который ушёл наверх готовить аппарат, и всё. И три компа с Интернетом. Мы втроём сидели в комнате, и Женя писала этот сценарий, а мы помогали. Вот тогда-то я и понял, как работает БТ. Женя говорит: а вот кто из знаменитостей был рыжим? Мы с Кириллом на глаз перечисляем: Елизавета Английская, Дарвин, Фридрих Барбаросса, герцог де Гиз, Эдмунд Поуп…ну, в общем много кого, может, с кем-то и приврали. Из современных – актёров, ну там, Саша Лойе, Амалия Мордвинова. У Жени глаза всё больше и больше открываются. “Откуда вы столько знаете???” Я говорю, блин, в школе учился, было дело. И тогда Женя добивает меня абсолютно: “А Фридрих Барбаросса – это тот, что придумал план Барбаросса?” У меня – истерика. Я несколько ошеломил девушку информацией, что Фридрих умер лет за 500 до этого самого плана. “А как же он его придумал?” – спрашивает она. Я уже давлюсь, поэтому отвечал Кирилл. Чего отвечал – не помню.
Короче, сценарий этот грёбаный написали в итоге мы. Как такие неэрудированные (пусть и симпатичные) девушки там работают??? Нот андерстенд…
А потом начался самый комизм. Мы поднялись в комнату, где собрался тот самый пресловутый десяток рыжих. Я опупел. Среди них не было НИ ОДНОГО!!!! Рыжего!!!! Ни одного. Две блондинки, один чистейший брюнет, пара крашенных в красный цвет девах, ещё кто-то. Я совсем не рыжий, и то я ближе всего был к этой категории среди них. Где набрали этих кадров, я не знаю. У меня навскидку есть как минимум три натуральных рыжих знакомых. А тут…БТ, блин. Женя, наверное, тоже это понимала. И очень упрашивала меня сниматься. Я категорически отказался и ушёл без всякого щасвирнуса.
Студия, кстати, тоже жгла. Ввиду того, что потолок был прокуренный и ободранный, а пол – серый и бетонный, и синий страшненький фон был только на уровне груди, было решено не давать крупных планов, а Женю снимать только по пояс… Да уж, что оборудование, что помещение…
Эту пидарачу я не видел. Но Кирилл рассказал, что их там построили лесенкой, и они говорили в кадр офигеннейшие фразы типа “мы рыжие – уникальны”, “мы, рыжие – самые талантливые”, “мы, рыжие – сливки общества”… Представляете, как черноволосый смуглый парень испанского типа говорит: “мы, рыжие…” Уж-жас!
В общем,
Посмотрите, на дорожке
Гриб стоит на тонкой ножке.
Это, братцы, псиллоцип,
Офигительнейший гриб…
Вот так закончилась карьера Кирилла на телевидении.