November 11th, 2006

Парфюмер в тюрьме

"Зилант" с точки зрения непрофессионала-3

ЧАСТЬ 3. ДЕНЬ ПЕРВЫЙ ИЛИ ВОЙНА РОЗ.

Турнир менестрелей начинался, кажется, в 13.00. До этого времени единственным моим осознанным действием стало изучение расписания и обнаружение там литературной гостиной. Естественно, я, в виде, готовом к пению, решил скоротать предтурнирное время поэтическими посиделками, которые обещали быть интересными. Обещали…
Проходило это действо с 11.00 и почти до вечера с небольшими перерывами, я провёл там чуть больше часа с 11.30 до 12.45. Литературные посиделки происходили в помещении, именуемом “амфитеатр” (если сходство с последним заключалось в двухступенчатых скамейках, убейте меня тупым топором). Я аккуратно прокрался мимо читающей девушки, залез на вторую ступень (в комнате было человек 20), положил гитару и оперся руками о сиденье. Думал, что заору, потому что мне в ладонь на САНТИМЕТР вошёл гвоздь. Но я, блин, мужчина, поэтому не заорал, зато по окончании чтения радостно всем продемонстрировал ладошку. Ранка крохотная, зато глубокая, блин! Ну и ладно.
Руководила мастерской Эна Ильина, вторую даму – честно, не знаю, и имя запамятовал, хотя тогда на бэдже посмотрел. Они сидели за столом и критиканствовали – другого слова не найду. НИ РАЗУ за всё время ни один читающий не получил ни одного дельного совета. Сразу начинались какие-то неуместные придирки а-ля “ха-ха-ха, вот тут у тебя слово кривое, пишешь ты хреново, и лучше у тебя не получится”. Причём в это дело были втянуты все. Ильина спрашивала мнения у зала, и все – неплохие по большей части ребята, с многими потом я законтачил – также начинали копаться в грязном белье и высасывать из пальца какие-то дурацкие ошибки. А по существу – ни слова. Сидевшие рядом со мной могут подтвердить, что я постоянно ворчал, что, мол, нормальные у людей стихи, им совет мелкий нужен, а не рассусоливание. Мне всё это надоело, и я вызвался почитать сам, тем более, что время поджимало. Я сразу всех предупредил, что мне пофигу критика такого рода. Я нормально воспринимаю критику и частенько меняю слова и мысли в стихах. Но послушать их – так каждый, и я тоже – говно, а не поэт. Придирки были следующего рода: “пергамент и дублёная кожа – это одно и тоже, типа тавтология”. Блин, думал я, реконструкторы хреновы, почитайте технологию изготовления, сразу поймёте… Потом начался бред вроде: “у тебя банальные рифмы”. У меня???? Я, наверное, последний человек, о ком так сказать можно. Тем более, что я читал “Кардиограмму”, считаю шедевром, кстати. Ну да ладно. Добили меня следующим высказыванием: “Если в зале есть хоть один человек, не понимающий ваши стихи, значит, это плохие стихи…” Всё, абзац. Слава Богу, зал меня поддержал в мысли о том, что если стихи (да хоть Пушкина) поняли хоть 30% слушателей, то это уже гениальные стихи. Мне до этого далеко, конечно. Но давайте тогда вовсе отменим поэзию: её, простите, не понимают все. Заодно отменим Дэвида Линча и арабский язык. Их тоже не все понимают.
В общем, весёлый и довольный, оставшийся при своих картах, я покинул собрание поэтов (напоследок второй раз всадив в ладонь гвозь, мля) и пошёл на турнир менестрелей.
Это был отборочный тур. Приняло в нём участие человек 50 (правда, на второй части я отсутствовал). И – в отличие от бардовских фестивалей – почти все из себя что-то представляли. Все своеобразны, пусть не безумно сильны, но всё же… Мне очень понравился парень, исполнявший “Неаполь” Калугин – ему можно медаль давать только за выбор песни (хотя пел средне, играл хорошо). Девушка хорошо пела Матвееву, свои песни тоже у народа были интересные. С учётом того, что почти все мне понравились, отмечу только характерные и отрицательные впечатления. На середине исполнения (впрочем, не очень сильного) песни дуэтом из Москвы в зал ворвался громогласный персонаж и объявил: “А теперь – великолепный и неповторимый Триба!” Неповторимый Триба появился с майклоджексоновским выражением лица с гитарой наперевес и был несколько огорчён тем, что пипл зашикал, мол, тихо. Пел он под конец первой части посиделок. По сценарию авторы пели по одной чужой и одной своей песне. Триба знал только одну чужую песню – романс Рыбникова, которую хуже него на моей памяти не пел никто. Собственная Трибина песня порадовала безумным количеством почти одинаковых куплетов.
Не понравились как авторы мне ещё два человека – парень, похожий на Цоя (его песню и пел первой) и девушка Саша, которая пела Иващенко, а потом свою песню. Пожалуй, она была самой слабой из всего конкурса: гитарой владела плохо, да и пела безумно скучно. Повеселила дама, певшая “Марш кротов” Щербакова – без первой модуляции и обрывая строки, в которых нужно тянуть. Я сам на отборе пел “Последнюю любовь учителя фехтования”, а в качестве чужой – “Карлсонов” Медведева.
В любом случае, конкурс мне понравился, результаты обещали огласить назавтра в 10.00, и я чистым сердцем пошёл в общагу-школу. Оставив там гитару, я отправился шляться по фестивалю.
Всё было уже в разгаре. Пираты, ковбои, девицы в платьях всех эпох, джентльмены, шляпы с плюмажами – всё переплеталось в безумном танце, рвалось и било ключом. Рыцари уже организовывали турнир, мечи царапали пол, шотландцы мели его юбками и дудели в волынки. Шикарный костюм был у парня-смерти – чёрный капюшон с сеткой, зачерняющей лицо, с косой (кроссовки, конечно, несколько смущали). Кстати, обувь у ролевиков – это больное место. Если платья обыкновенно сделаны замечательно и искусно, то на ногах – какие-то ботинки на шнуровке и туфли современного вида. Очень классные ботфорты на второй день я подсёк у парня в наряде Джека Воробья (внешне похож, но актёр – никакой, даже манеры не копировал). Девушкам немного проще, потому что женская мода изменилась гораздо в меньшей степени, чем мужская.
Хелависа стала единственной из гостей, кто дал платный концерт. Я на него не пошёл. Да и в любом случае, он запоздал на полтора часа, а в дверях была такая давка, что удивительно, как обошлось без жертв. После Хелависы должен был выступать Медведев, и я пошёл до поры до времени гулять. На деле, концерты, семинары и сражения шли в разных залах постоянно и безостановочно. Каждый фильтровал для себя те мероприятия, которые хотел посетить.
Прогулка завершилась для меня отбалдёжной и символической покупкой двух роз – алой и белой. Типа война и всё такое, а у меня было, как всегда, романтико-идиотическое настроение. Когда у меня такое настроение, я могу сорваться куда угодно просто так, стопом или поездом, без копейки в кармане и так долее, могу пройти по карнизу 10-го этажа или проехаться на крыше электрички. С розами в руках я пришёл как раз к концерту Медведева. По дороге заскочил на ярмарку, где положил на реализацию компакты – свои и Лёши Нежевца, а также сам обзавёлся n-ным количеством дисков. Ярмарка на “Зиланте” не безумно велика, но зато радует наличием разных вещичек, которые просто так не купишь где попало. Редкий выбор дисков (Тэм, Лора, Мириам, Медведев, Даин…сотни!), ролевые стратегические карты всех видов и расцветок, аутентичные старинным украшения, доспехи и оружие (единственное, что мне не понравилось – мечи! Они все какие-то убогие, с трёх метров видно, что тупые и квадратного сечения), одежда (историческая и обыкновенная, но сделанная из… конопли :))), книги, довольно нестандартные, и так далее. Кстати, в фэшн-блоке (это раздел Зиланта, проводящий балы, конкурсы костюмов и т.п.) можно было приобрести также разные предметы одежды, вплоть до корсетов.
В общем, пришёл я на Медведева. А розы в руках – мешають, ушастый… Их 2, значит одному кому дарить нельзя. Осмотрелся, нет ли где пары девушек, чтобы парней рядом не было заметно. И впрямь – нашёл двух очень симпатичных (по-разному, на контрасте!), и подарил по розе. Наверное, им было приятно. На следующий день я с девушками всё-таки познакомился, взял координаты (Таня & Вика, привет!).
Так, это всё не по теме. Медведев отыграл хорошо, но безумно много бухтел :))) Записок ему несли огромные ворохи, и он все старался читать, как вслух, так и про себя. После концерта я, кстати, хотел познакомиться с девушками, но Бублик меня страшно напугал, что после 11 в общагу не пускают. Моё идиотическое настроение уже прошло, и я логически рассудил, что хотя бы первую ночь надо поспать.
Мы с Бубликом дошли до общаги. Я улёгся в предвкушении нового дня.
Парфюмер в тюрьме

"Зилант" с точки зрения непрофессионала-4

ЧАСТЬ 4. ДЕНЬ ВТОРОЙ ИЛИ ДЕТИ МАРКО.

На следующий день вставать пришлось рано, потому что к десяти уже нужно было узнавать результаты отборочного тура. Я добрался до КМЦ чуть раньше и встретил там замечательного человека Игоря Лазарева, блюзмена из Москвы. Познакомился я с ним в Москве на неделю раньше, и он стал третьим и последним для меня знакомым лицом на “Зиланте”. Конечно, после “Зиланта” знакомых у меня стало очень и очень много: уже на следующим я буду рад видеть гораздо больше всяких персонажей, но так как я там был впервые, наличие каждого ранее знакомого лица меня радовало. Первым был ещё в предыдущий день Андрей “Лионелло”, поэт из Москвы, мы с ним пересекались на Грушинском, вторым – Андрей “Шлёма” Дегелер с Украины, с ним пересекались на Сумском фестивале.
Игорь также собирался в турнир, причём шёл сразу во второй тур, как, впрочем, и ещё несколько человек, которые побеждали в турнирах ролевых фестивалей раньше. Ну ничего, я и сквозь отбор прополз. Исполнители стартовали в 11.30, авторы – в 15.30, поэтому я с чистым сердцем отправился на свой собственный концерт. Я должен был выступать в сборном концерте ещё с 3-мя музыкантами, в том числе с неповторимым Трибой %) А выступать пришлось всё в том же “амфитеатре”. Открывала концерт приятная девушка, известная как Яри. По-моему, она более поэтесса, чем исполнитель собственных песен. При очень неплохих стихах она немного страдает глотанием окончаний, обрывом песен в непонятных местах и слабым артистизмом. В целом, её выступление мне понравилось, но это тот случай, как у Щербакова: хорошие песни, но другие их поют лучше автора (Яри, если тебе попадутся эти строки, не серчай, это я мозгом – душой я только положительно! :))) Я пел вторым, так как немного торопился: хотелось летать и прыгать дальше. Несмотря на то, что текстов я, как всегда, не помню, отпел неплохо, хотя исполнял только и исключительно дурки: “Медведи”, “Изабелла беременна”, “Попса”, “Эланор де Гонзак”, в общем, вёл себя несерьёзно. Третьим пел приятный парень, как и Игорь, блюзмен (ой, забыл ник! – если читаешь – напомни о себе), к сожалению, я слышал только первую песню, исполнительскую, Саши Васильева. Впоследствии на Турнире я слышал его собственный блюз – вполне :)))) Хотя у Лазарева посильнее, конечно. Неповторимого Трибу я уже не слышал вовсе, хотя впоследствии с ним разговорился – приятный товарищ, я координаты взял, хотя меня прикольнул его взгляд на вещи: “Я, - сказал Триба добродушно, - честно говоря, никого другого, кроме себя, не слушаю...” :))))
Чем я коротал время с 12.30 до 15.30 – совсем не помню. Хотя, кажется, был на каком-то концерте...может быть, на “Соборе Парижской Богоматери” в постановке Лоры Московской или на казанской “Мой Тристан”. С “Собора” я ушёл точно, потому что пели отвратно. Не понравились мне ни костюмы, ни исполнение. Только Квазимодо был неплох. Эсмеральда-блондинка убила насмерть. Вот! Вспомнил! Был на концерте “Башня Rowan”. Насколько Тикки мне не нравится на записях, настолько она мне покатила в живом исполнении. Между песнями Тикки говорила чего-то несуразное и к публике обращалась, как к своим непослушным детишкам, но пела отлично, да и сама программа концерта порадовала.
А в 15.30 стартовал второй тур Турнира Менестрелей. Формат его мне ОЧЕНЬ понравился. На бардовских фестивалях всё гораздо проще: поёшь выбранные песни, и тебя оценивают. Здесь нас – 12 человек – разделил на две “команды” по 6 человек и задали по 6 тем. То есть из одной команды должен выйти человек, спеть песню на заданную тему, потом из другой – ответить. Вообще, почти все, прошедшие во II тур, мне понравились. В нашей “команде”, кроме меня, были Игорь Лазарев, Игорь “Варвар” из Харькова, отличный рок-бард, блюзмен, певший после меня на концерте, девушка, чей ник я позабыл :(( и Халдейка, которая в прошлом году уже была Королевой Песен и пошла в конкурс по настоятельному требованию оргов. Кстати, могла бы и не идти. Я никогда не хожу в конкурс на тех фестивалях, которые я выигрывал (исключением был только Могилёвский “Мартовский кот”, который я выигрывал дважды, но это – назло оргам).
Первой темой была “Счастливая любовь”. От противоположной команды пел кто-то, кого я совсем не запомнил. Наверное, он мне не покатил, помню только, что мужчина. От нас пел блюзмен, спел хорошо, лирично. Вторая тема – “Зверь”. От соперников пел Змейс, прикольный и немного обдолбанный с виду парень. Песня была...о нём самом, то есть немного не в тему. От нас пела девушка (ну как же её?!), пела сильно, именно о звере. Третьей темой была тема “Матери и ребёнка”. И вот тут я офигел, потому что пела девушка под ником Хильда. Её песня меня пробила до самых печёнок – замечательные стихи, мастерская техника, артистизм – песня начиналась медленно, затем разгонялась, и в ней вилась каналами Венеция, Марко, его дети, пелёнки и гондольеры, вода и женщины – сплетались и приходили к апогею, разгонялись и обрывались... В общем, Хильда! Езжай на Грушу – дипломантом станешь как минимум, а, может, и лауреатом! И как бы хорошо не отблюзил Игорь Лазарев, до Хильды там, по-моему, всем было далеко. Игорь обыграл тему спев блюз про детку-baby. Четвёртая тема ждала меня. “Обращение к врагу”. Первым пел Лютик, он же Эгль, который, как и Халдейка, был уже Королём Песен, но был запихнут в конкурс. До конца дня и весь следующий день он на это жаловался, обещал напиться вусмерть перед репетицией финала и так далее, в общем, веселил. Я пел “Рим” – совершенно конкретное обращение к врагу и брату одновременно. Пел-то хорошо, но слова подсматривал с листа, и трудно было играть проигрыш на баррэ, так как гитара была на весу. Народу понравилось, спрашивали потом, кто я такой. Вряд ли я не запомнился. Все молчали и слушали, а песня – 8 минут примерно... Пятой темой было: “Необходимость рассмешить”. От нас пел Варвар, но... он пел весёлую, но НЕ смешную песню. Просто весёлую. Мои дурки посмешнее будут. Всё-таки ему больше идут героические вещи. От соперников полная девушка нудно и долго пела совершенно нетематическую песню: я не понял, кто её пропустил, она была самой слабой во II туре. Последними на тему “Дом” пели Халдейка и дама-исполнительница Щербакова. Халдейка – это, конечно, уровень ого-го! В общем, отпелись.
Примерно 20 минут высокое жюри совещалось. И, наконец, провозгласило приговор. Во II часть II тура прошли пять человек: Хильда, Эгль, Халдейка, я и девушка, певшая про зверя. Формат II части тоже был очень интересен. На сцену вышла Тэм Гринхилл, повозмущалась тем, что в зале есть левые неслушающие люди, и спела песню о Герое и Белом Свете (не помню названия). На эту песню мы все по очереди отвечали. Я ответил песней “Солдат”, как противопоставлением героизму, показывающим обыденность войны. Честно говоря, я запомнил только песню Хильды “Испания”, несколько не в тему, но тоже замечательную.
В финал прошли Эгль и Хильда. В целом, я согласен с выбором жюри: Хильда вне конкуренции, да и Эгль жжёт. Одно только неправильно: всё-таки он был уже Королём, и второй раз его присутствие в конкурсе...да и ладно. А мне присудили третье место среди авторов. Гораздо позже, почти ночью меня догнал приз в виде прикольного вида перчаток без пальцев (отдал папе) и красивого, но тяжёлого каподастра (ещё не оценивал).
Вечера оставалось совсем немного, и я отправился вниз. А там был бал. Потрясающий, великолепный, кружащийся и удивительный. Дамы, платья, мужчины, фраки, кавалеры...ох, нет слов. Я, без костюма, чувствовал себя несколько чужим. В следующий раз обязательно наряжусь – в шута. Обвешаюсь в бубенчики весь и буду приставать к нормальным людям :))) Вообще, описывать как-то бал нет смысла. Наташа Ростова просто отдыхает. Фэшн-блок жжёт. На балу пообщался всё-таки с девушками-розами , ох…
А потом был концерт Йовин и “Rosa Alba”. Это был самый с моей точки зрения замечательный концерт на всём фестивале. Музыканты играли и Йовин пела – как-то искренне, артистично, интересно. Песня “Мельница” меня убила наповал, потому что она явно написана по моей с детства любимой сказке “Крават или Легенды Старой Мельницы”. Чёрные вороны, 12 подмастерьев, Мастер, незнакомец с петушиным пером живут в этой музыке. И, отмечу, Йовин, первый человек, кого я встречаю, кто читал бы эту сказку. Очень рекомендую, кстати, автор – Отфрид Пройстер. Также пошла замечательно “Гретхен”, такой диссонанс безумный, низко, страшно, в музыке так и ощущаются ветви тёмного-тёмного леса, еловые лапы и Гретхен…женщина-вамп, блин :)))
После Йовин я отправился из ДК Ленина в КМЦ общаться с пиплом. На лестнице пела Тэм, рядом подвывал Лютик, что выглядело весьма весело. Потом Лютик пел “Неспетую балладу Лютика”, а потом толпа сгустилась, и я пошёл смотреть, чего там ещё.
Очень сильно мне не понравилось мнение некоторых ролевиков о музыке. Об Игоре Лазареве сказали следующее: “Типа, блюз – неролевая музыка, нефиг тут таким делать”. Это убогое субъективное суждение, чем меньше подобных мнений, тем лучше. Музыка – это нечто безграничное, и любой талантливый человек ценится, потому что он талантлив, а не потому что он ролевик, бард, блюзмен или поэт. Ещё многие ролевики-авторы принципиально не ездят на бардовские фэсты, мол, что там делать! Так же и барды обкакивают Зилант, мол, это не для нас. Ну и глупо. Мы все слеплены из одного теста. Не попробовав – нельзя отказываться. Одна девушка, не прошедшая во II тур Турнира изумлённо и возмущённо говорила, мол, как они могли меня, такую замечательную, не пропустить. Ты замечательная! Но слушая только себя, ты всегда будешь оставаться на этом самом, довольно слабом уровне. Как тот же Триба. Певец должен много слушать и общаться с другими исполнителями, слушать музыку и критику – только тогда он растёт. А мнение друзей и подруг – это фигня на постном масле, они правды никогда не скажут.
Потом мы пошли в общагу. К двум ночи вроде уже утихомирились, но тут я придумал новую фигню. Ввиду того, что спали мы толпой в спортзале, потолок был высоким. Я положил на грудь фонарик и стал показывать похабные мультики при помощи рук. Вскоре присоединились соседи (не только руки, но даже ноги). Ржали примерно минут сорок, надо сказать, что ржал весь зал. Только какие-то нудные и неинтересные личности начали возмущаться, мол, спать мешает. Ну их нафиг! Мультики на потолке – это круто!
А потом пришёл 3-ий день. Об этом – в следующей части.