November 10th, 2006

Парфюмер в тюрьме

ЗИЛАНТ с точки зрения непрофессионала.

ЧАСТЬ 1. ПУТЬ К ИСТИНЕ ИЛИ МОИ ОТНОШЕНИЯ С МОСКВОЙ

Промозглым серым вечером в четверг я вышел из дома в целях добраться до вокзала и сесть там на поезд до Москвы. За Москвой была Казань, то есть велика Россия, да отступать некуда. Ничего неординарного в пути до Москвы не произошло, да и в Москве всё было не так и плохо, наверное, по той причине, что с Белорусского вокзала я прямиком отправился на Казанский, и даже проездной на 10 поездок у меня уже был, то есть стоять в километровой очереди мне не пришлось.
Зато Казанский вокзал, как всегда, порадовал. Я не знаю, каково ночевать на Ярославском, но на всех остальных вокзалах Москвы я уже отночевал, и порой не по одному разу, ввиду чего опытом не обделён. Казанский же бьёт все рекорды по количеству обитающих там бомжей, алкашей и быдла. Один невероятно вонючий кадр жалобно схватил меня за рукав (чуть отстирал потом, блин) и заклянчил. Нет, они все попрошайки, но чтобы так нагло! Я обматерил его, а он мне вслед жалобно возопил: “Ну, ты ж такой же, как мы!” Извини, дорогой, от меня не воняет, подумал я. А за спиной давит рюкзак (я туда немного, килограмм 30-40 всего нагрузил в этот раз; на палаточные фестивали я обычно везу огромную 4-хместную палатку-траходром, два коврика, два состёгивающихся спальника, жратвы на 10 человек и кучу смен одежды, не считая топора :))
Большая часть залов ожидания Казанского вокзала не имеет вентиляции как таковой. Архитектор был неправ. Поэтому в помещении с 10-метровым потолком можно ходить по воздуху аки Христос по воде. Местом своего 6-часового ожидания поезда я избрал главный холл. Я разговорился там с чуркоподобным, но очень интеллигентным дядечкой: мы обнаружили, что обоим нравится “Пикник”, и долго обсуждали аномальное творчество Шклярского. Чуть позже я завёл беседу с приятно бабушкой из Новокузнецка, ждущей тот же поезд. Мы пришли к выводу, что поэзия умерла, после чего я пошёл искать книжный магазин.
Нашёл в камере хранения (!!!) крохотный магазин неликвидных и бракованных книг стоимостью от 5 до 30 рублей и обзавёлся собранием сочинений Микки Спиллейна. Майк Хаммер жжёт! Чтоб я так стрелял и донжуанствовал! Люблю классический американский детектив…Хэммет, Макдональд, Хамильтон…
Мелкий прикол-инструкция для ожидающих поезда на Казанском: вы знаете, что для обладателей билетов как до поезда, так и postfactum сортиры бесплатные? Это кро-о-о-охотными буковками написано в самом уголочке бумажки, где перечисляются всякие льготники типа ветеранов и депутатов Госдумы. 12 рублей сэкономить можно. И вообще, почему платный сортир так плохо пахнет?..
А “Зилант” неуклонно приближался. Вокруг появлялись всё новые и новые люди с рюкзаками, волосатые, одетые чёрти во что. Но я никого не знал и знакомиться не лез.
Наконец, пришло время поезда. И напоследок Москва не удержалась и дала мне всё-таки пинка под зад. Я отдал билет проводнице, шагнул в вагон и…поскользнулся. И вместе с рюкзаком и гитарой ухнул в щель между вагоном и перроном. Было больно, ногу содрал до крови по всей голени, весь обляпался и разозлился, но сжал зубы и выволокся обратно, в вагон, слава Богу, гитара в порядке. Я зло ухмыльнулся вокзалу и поплёлся в купе.
Выскажу респект Казанским поездам. И купе, и плацкарт на обратном пути были выше всяких похвал. И проводницы хорошие. А я уж в этой жизни поездов навидался. Когда-нибудь про молдавские расскажу :))) В моём купе ехало три человека, все в Казань. Тётенька то спала, то бегала к соседке, а с двумя мужчинами мы завели разговор на тему автомобильной промышленности. Этим разговором и Спиллейном я скоротал время до Казани.
(Вообще, начинаю собой гордиться. Я умудряюсь с любым человеком найти общий язык, разговаривая с ним на интересную ему тему. Невольно вспоминается эпизод в Могилёве, когда я очаровал вахтёршу в общаге БРУ, проявив удивительные познания в деле выращивания огурцов)
В соседнем купе всю дорогу ехали…минчане. А познакомились мы только на перроне в Казани. Но об этом – в следующей части.
Парфюмер в тюрьме

"Зилант" с точки зрения непрофессионала-2

ЧАСТЬ 2. КАЗАНСКИЙ ГАМБИТ ИЛИ МОРДА НА БЭДЖЕ.

Итак, на Казанском вокзале я всё-таки познакомился с белорусскими ролевиками в лице Ксарена и Бублика. Выкрашенный в рыжий цвет и совершенно рыжий по характеру Ксарен невероятно контрастировал с высоким, серьёзным и светловолосым Бубликом, но оба оказались замечательными людьми. На вокзале они поймали остальную часть своей группы: Гилиэль и Вильварин. И ещё мы познакомились с девушкой Катей из Подмосковья, которая была на Зиланте впервые, как и я, и потому также присоединилась к компании.
Вообще, на вокзале в 2 часа ночи образовался свой маленький Зилант, потому что каждый поезд привозил с собой очередную партию сумасшедших :)) Запомнился рыжий, громогласный и шевелюристый Реми.
В общем, ждали мы до 1-го трамвая, а потом географически подкованный Ксарен выступил ведущим к остановке. У вокзала огромное количество всяких колец, и сам бы я без карты, конечно же, заплутал бы. Хотя теперь уже никогда не заплутаю, учитываю мою отличную географическую память. Трамвая ждали долго, подлая “девятка” идти никак не хотела, но, в итоге, пришла.
Путь тоже предстоял неблизкий. Пересекая Казань, я наблюдал за офигительно подсвеченной мечетью, собором, Кремлём. Город я почувствовал сразу. У вас так бывает? Есть города, которые отвергают меня, не хотят меня видеть и слышать, ненавидят меня. А есть города, которые, будь они людьми, я бы хотел обнять, вдохнуть их запах, дотронуться до их каменных чресл. Это, конечно, Питер. Это Париж. Это Гродно. Это Мурманск. И вот ещё один в этом ряду – Казань. И схема его трамвайных рельсов – это кровеносная система. “А мы пойдём с тобою, погуляем по трамвайным рельсам…”
В 6 утра мы были около КМЦ Гайдара, на заднем дворе, и ждали, когда же откроется заветная дверь регистрации. Чуть позже появилась ещё пара мужиков, которые грамотно постучали в дверь ногами, и Сезам открылся. Зал регистрации был уставлен столами, над каждым из которых висела табличка с обозначением, что же за этим конкретным столом делается. Вильварин, как начальницу группы, интересовал в первую очередь единственный работающий в тот момент стол “Регистрация групп”. Катя ожидала открытия регистрации москвичей, а я – регистрации людей из других городов. Часам к 8 подтянулись все регистраторы, но зато и пипла в зале стало, как сельдей в бочке. Естественно, я ступил. Очередь к моему столу росла, как оказалось, и в отсутствие регистратора, и к моменту, когда моя голова перешла в состояние работы, достигла середины зала. Тут я допёр занять в ней место, но отстоять пришлось около часа. Правда, в приятной компании, так как со всеми окружающими я разговорился. Некоторые стояли и по три часа, так что мне ещё повезло.
Фотографии в своей заявке я не высылал, так что захватил с собой 4 жутких снимка 3х4 в целях наклеивания на бэдж. Но каково же было моё удивление, когда мой бэдж уже был сделан, а фото на нём заблаговременно скачано с моего сайта! Удачное, к слову, фото. Меня не очень торжественно, но всё же включили в группу заселения к беларусам, и мы направились в школу №112, где должны были жить.
Школа располагалась в 8 минутах ходьбы от КМЦ, что порадовало. Обитать нас отправили на 4-ый этаж в спортзал, и вот тут я столкнулся с категорически антигигиеническими условиями обитания. За следующие три для я обучился принимать душ в умывальнике при наличии только холодной воды (сортира на всю школу было 2, мужской и женский, причём мужской располагался на противоположном от нас конце здания). Над унитазами висела категорическая надпись: “Использовать слив в любом случае”. Но сливов НЕ БЫЛО. Этот прикол ощущался носом ещё метров за пять до входа в сортир.
Розеток на всю школу было 3. Одна в спортзале и 2 на первом этаже. Естественно, розетку в спортзале мы запороли в первый же день, включив в неё, бедненькую, сразу 3 кипятильника. Коврик я, конечно, забыл дома, потому спал на твёрдой земле, то есть на полу. Ничего, осанку зато поправил. Топили безбожно, поэтому жарко было всё время. Хорошо, что предусмотрительно взял с собой 5 смен белья на 5 дней, потому что мойся-не-мойся, пропотеваешь мгновенно.
В общем, быт кое-как наладили.
И пришёл фестиваль. И наступил первый день. И начался Менестрельский Турнир. Но об этом – в следующей части.