nostradamvs (nostradamvs) wrote,
nostradamvs
nostradamvs

Categories:

Воронеж: 18-19 апреля.

Поставив себе что-то вроде цели объездить в этом году всё, что находится на расстоянии не более чем ночи пути от Москвы, мы добрались до Воронежа (это четвёртый пункт после Харькова, Полтавы и Тулы). Фотоотчёты с занимательнейшими историческими экскурсами и комментариями можно посмотреть в ЖЖ у tan_go:

Фотоотчёт с комментариями, часть 1 (о трущобах и кладбищах).
Фотоотчёт с комментариями, часть 2 (о Большой Дворянской и центре).
Фотоотчёт с комментариями, часть 3 (о войне и Ротонде).

А я просто, банально и в текстовом формате расскажу о том, что почувствовал и понял я.

Сразу отмечу одно: это интересный город. Много более интересный, чем та же легендарная Тула. Воронеж – это потрясающая совокупность контрастов в архитектуре, в людях, в памятных местах и достопримечательностях.
И ещё: огромнейшее спасибо dyk_de_bosch за вписку: очень жаль, что из-за обстоятельств не получилось пообщаться по-человечески – ну да не в последний. nadya_genke, было приятно познакомиться, спасибо за общество и беседы :)

Архитектура. На архитектуру Воронежа очень странный отпечаток наложила Великая Отечественная война. Город начал бурно развиваться в начале XX века, а в 30-х годах подоспел конструктивизм. В стиле конструктивизма был застроен почти весь центр. Во время войны лёгкие бетонные конструкции этого, так сказать, «стеклянного» стиля, были снесены и сметены бомбами. После войны планировку города решили не менять – и все те здания, которые были конструктивистскими, обрели облик классического сталинского ампира. Конкретный пример – это здание ЮВЖД, о котором я писал отдельно. То же самое произошло с «Утюжком» (есть такое здание) и даже с театром на главной площади. Поэтому, в отличие от Харькова, царства конструктивизма, в Воронеже нет ни одного здания в этом стиле.
Зато сталинского ампира – много. Много зачатков сталинских высоток, порой так и не достроенных до задуманного величия (как здание ВГУ или администрации города). А главный проспект – бывшая Большая Дворянская – застроен в стиле эклектики конца XIX века и модерна начала XX.
Очень красивый вокзал с советскими героическими скульптурами. Очень красивые здания, которые строили немецкие военнопленные. У них характерная архитектура: чёткое разделение между этажами, скруглённые углы, выкрашены они обычно в красные и жёлтые цвета. Особенно много таких домов на пешеходной улице Карла Маркса. Но они запущены, чудовищно запущены. С них осыпаются не то что куски лепнины – с них обрушиваются балконы.
Почти на каждом доме – по памятной доске. Тут бывал Чехов, тут – Гоголь, тут – Лев Толстой, тут – Маяковский, тут жил такой-то, а тут – такой-то. Исторические личности в Воронеже бывали и проживали просто толпами, и это интересно. Некоторые таблички – совсем новые. Например, Ростропович дал свой последний мастер-класс в Воронеже в 2006 году. А напротив дома, где жил Мандельштам (и там его навещала Ахматова) стоит печальный Осип с большой головой и несоразмерным носом – и смотрит в небо, которое хмурится дождём.

Трущобы. О, какие живописные трущобы в Воронеже, как и во всех городах, где есть пойма реки. Все дома разные, ютятся один на крыше другого, построены то в XVIII веке, то из шифера в 80-х годах XX, всё разных цветов, аккуратное или загаженное, особняк или хижина, и всё это на склоне поймы. Улица Герцена начинается с помойки и забора, улица Белинского неасфальтирована, а многие улицы (как ул.П.Алексеева) – это просто бетонные ступеньки (а на карте обозначена как улица – бедные автомобилисты). Характерно то, что в нижней части города у Адмиралтейской церкви не ходит вовсе никакой городской транспорт.
Бразилия заканчивается аккуратной площадью у церкви, но это уже совсем другая история.
На деле, трущобные моменты встречаются и в центре городе. Например, совсем недавно в Воронеже закрыли и убрали трамвай. А пути остались. Это снова всё та же бесконечная Янка с её трамвайными рельсами. Они запущены и загажены, их постепенно растаскивают на металлолом, а трамвайные остановки и вывески ржавеют. За счёт этого некоторые улицы Воронежа полностью лишились общественного транспорта. Например, улица 25-й дивизии.

Церкви. Церкви в Воронеже довольно банальны. Две вещи странно удивили. Во-первых, титанический собор недалеко от вокзала. Строят его с 1997 года, а размерами он не уступает Храму Христа Спасителя. Вообще, мы встретили аж три церкви-новостройки в городе – активно возрождается православие, наверное. Но внутрь ни одной не зашли – не тянуло. Не зашли даже в самую древнюю, XVII века, Адмиралтейскую, помнящую ещё Петра I.
Зато на улице Свободы, д.27 мы наткнулись на здание XIX века явно церковной архитектуры. Чем это было до современного состояния (похоже нынче на склад, но понтовый, со стеклопакетами) – я так и не нашёл.

Кладбища. Кладбища Воронежа – это отдельный разговор. Их раньше было много, как в любом городе. Но в 30-е годы их стали ввиду массового сноса церквей закатывать в асфальт и мостить. Например, около цирка – маленький некрополь, где похоронены, в центре города, на пересечении двух магистралей, великий русский поэт Кольцов, а также менее известный поэт Никитин, писательница Милицина и их семьи. Этот пятачок – всё, что решили оставить от закатанного в асфальт огромного кладбища и церкви, поверх которых построили цирк.
Чугуновское кладбище оставило в память о себе лишь пилон ограды (который выше телеграфного столба, представляете – какие были ворота?). Оно было престижным и богатым, а его залили в асфальт, а надгробия растащили. Надгробия в Воронеже мы встречали в самых необычных местах, даже просто валяющимися в парках. Говорят, что где-то ими вымощен путь к реке. Надгробиями XVIII века, мать их. Мне реально было стыдно за тех людей, которые это творили.
Даже в детском парке «Орлёнок» есть некрополь с похороненными там героями ВОВ.
А в центральном сквере города, Кольцовском, перед маленьким бюстом Кольцова (старинным, XIX века) во время войны было немецкое кладбище – фотографии смотрите в отчёте tan_go. И парочки гуляют теперь по костям немецких солдат.

Памятники. Памятников в Воронеже много, и не все посвящены ВОВ, вопреки общему заблуждению. Есть даже камень, возвещающий о том, что тут была первая школа Воронежа. Пётру I, Кольцову, Бунину (он тут родился), Мандельштаму, Есенину, мальчику-горнисту, котёнку с улицы Лизюкова (это на этой самой улице Лизюкова, мы туда через весь город специально ехали в ветер и песок), Белому Биму Чёрное Ухо (гадкая книга, но прекрасный памятник), пионерам с голубями, Кольцову аж два памятника, Никитину, Старику и Золотой Рыбке (рыбку украли вандалы, и старик печально смотрит на пустые каменные волны), чёрту с конём на плечах, в общем, достаточно.
Очень, очень много досок, мол в этом доме жил майор такой-то, сержант такой-то или лейтенант такой-то. В каждом доме – по герою войны.
Самый мощный памятник – это знаменитая «Ротонда», руины детской больницы, оставленные нетронутыми со времён II мировой. Они просто были законсервированы.
Это внушает. Висящие на арматуре бетонные куски, колонны с полуотбитой лепниной, это гораздо более сильный и страшный памятник войне, нежели все эти совково-омерзительные рубленые из камня солдаты-герои и партизаны, вечные огни и титанические брежневские стелы. Заходить в «Ротонду» опасно: она держится на честном слове, полкупола обвалилось в 2007 году. Но она всё равно внушает. Тут были люди. Тут были краски. Сюда пришла война. А бетонные монументы надо посносить, чтобы не уродовали облик города.
Ещё один странный «монумент» войне – это сохранённая надпись «Мин нет. Разминировал пионер такой-то…» на одном из домов в частном секторе (дом, судя по всему, был какой-то фабрикой). Как в Питере надпись про артобстрел.

Люди. Мои знакомые в Воронеже – люди умные, хорошие и позитивные. И мне немного даже непонятно, как они живут в городе, где большая часть населения – это откровенное, простите меня, пожалуйста, быдло. Такого обилия синих/чёрных спортивных штанов вкупе с остроносыми туфлями в центре города я не видел нигде и никогда. Местные пацаны как вышли за пивасиком, так и тусуются у кинотеатра. Местные вандалы, помимо рыбки у Старика, обламывают усы у котёнка с улицы Лизюкова, да ещё и поллапы ему отодрали. Девочки одеты двумя способами: как эмо, и как просто девчонки из заводских районов, в сэконд-хэндные тряпки.
Странно, что в частном секторе и в трущобах их нет. Они тусуются в центре, эти обычно окраинные персонажи. Что они делают в городе, где Пётр строил «Гото Предистинацию»? Я не знаю.

Места и прочее. Кушали мы сначала в японском сетевом (в Москве тоже есть) ресторанчике напротив «Орлёнка». Кормили плохо, мне не понравилось. Официантка тормозила, мне не понравилось. Не рекомендую.
На второй день ели в «Итальянском дворике» (одном из нескольких в Воронеже). Вкусно, уютно. Понравилось.


В общем, это интересный город: если знать, что искать и где смотреть. А у меня инстинкт: я всегда чую, куда надо идти. Смотайтесь как-нибудь туда, посмотрите.
Tags: Отчёт, Рестораны
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 24 comments